№ 41 (1170) от 25 ноября 2010 года
Трагикомедия абсурда
В.В. Корнев: Без "ЗОБа" и "КАДО" было бы чуть скучнее
Недавно состоялась премьера нового фильма В.В. Корнева "КАДО". Мы встретились с режиссером, и он согласился ответить на несколько наших вопросов.

- С чего начинался, как создавался фильм "КАДО"?
- Накопились мысли, нуждающиеся в визуализации. Мысли о разных проблемах - об абсурде, нас окружающем, о женщинах и любви, о проклятии работы и диктате системы, об актуальности революции...
А потом мы с Андреем Кузькиным и Василием Сыроежкиным придумали в самых общих чертах сюжет. На тот момент он представлял собой листочек с описанием какого-то "дня сурка" из жизни одного безымянного клерка: утро, подъем, яичница на завтрак, работа в кафкианского вида конторе, возвращение домой... Диалогов в этом конспекте вообще не было, интрига была продумана наспех.
Сценарий развивался и обрастал подробностями прямо по ходу съемок. Некоторые сцены строились на подготовленной импровизации (в том числе одна из лучших - с "деятелями культуры"). Другие мы с Кузькиным писали прямо накануне. Ближе к середине пошли всякие эксперименты с нарративом. Например, мне пришло в голову изъять главного героя на некоторое время и переключить внимание на второстепенных персонажей. Это как в постмодернистской версии "Гамлета", рассказанной Розенкранцем и Гильденстерном. Получилось очень удачно - зрители признавались, что действительно успевали полюбить этих теневых (анти)героев: агентов системы. Они окучивают одного за другим деятелей богемы, а зритель сочувствует их домашним неурядицам, парадоксально занимая позицию той самой системы, с которой борется титульный герой фильма.
- Можно ли назвать Ваш фильм "еще одной историей человеческого одиночества"?
- Да, меня занимает феномен одиночества и маргинальности. В "ЗОБе" Ленин с его революционным пафосом не попадал в современность (или просто мы были не синхронны ему, что явствует из финала и что против нас же и работает). В "КАДО" рассказывается история то ли К. из ненаписанного романа Кафки, то ли Санчо Пансы, представившего себя Дон Кихотом.
- Случалось ли Вам переживать разочарование в кумирах, крушение идеалов?
- Мои настоящие идеалы слишком метафизичны, а кумиры уже мертвы (Че Гевара, например). Поэтому им ничего не угрожает. А в прошлом, само собой - случалось.
- Не боитесь ли Вы "застрять" в "кино по-барнаульски"?
- Я определяю свое занятие как "визуализация идей". Наша почти виртуальная студия "Ликбез" - это студия антибюджетного антикино. Сейчас в массовом сознании "настоящий фильм" - многостоящий, с зашкаливающим бюджетом, спецэффектами, бокс-офисом и т.п. Мы не участвуем в гонке финансов или амбиций. В литературе альманах "Ликбез" - по-прежнему самиздат. В мире киностудия "Ликбез" - просто творческая лаборатория видео-образов. Основное качество нашего продукта - текст, сценарий. Его уровнем я действительно доволен. Люди в Питере и Москве при всем критицизме в адрес технической стороны "ЗОБа" и "КАДО" отмечали оригинальность и креативность именно содержания: диалоги, сюжет, идеи...
- Можно ли Ваш фильм назвать актом протеста против произвола и стереотипности человеческого мышления?
- Нет, это слишком пафосно. Выступать с такими протестами или проповедями - значит считать себя учителем человечества. Я просто хотел поделиться какими-то соображениями на злободневные темы. Судя по тому, что это вызвало и возмущение, и одобрение - что-то, наверное, получилось. Но не в масштабах "человеческого мышления", а на уровне адресной реакции конкретных людей. И если еще проще, с минимальной претензией на значимость наших фильмов: мне кажется, что без "ЗОБа" и "КАДО" было бы чуть скучнее.
- Во что Вы верили в юности, на что ориентировались?
- Поскольку я не верю в возраст (такой, где все определяется возрастной психологией), я не буду говорить об этом в прошедшем времени. Я верю в разные необходимые вещи: в то, например, что можно построить более справедливое общество. А еще в любовь и дружбу.
И в насущную потребность творчества. В то, что нельзя с молодости пахать на благополучную пенсию и вообще определять свою жизнь деньгами, блатом и ценностями престижа или карьеры. И еще я коммунист-идеалист, понимающий социальный идеал как мир, где достаточно быть любящим бытием, чтобы быть любимым (таково малоизвестное марксово определение коммунизма).
- Одной из главных мыслей фильма, на мой взгляд, является теория о фантомности женщины, о персонификации ее в разных социокультурных ролях. Верно ли такое понимание?
- Да, это очень верно. "Женщина - одно из имен Отца", социокультурный конструкт. В первом же диалоге беседуют два таких конструкта. Перебивка ракурсов показывает их то как интеллектуалок, то как обычных мещаночек. Но юмор в том, что обе ипостаси отражают лишь маскулинную (в том числе, авторов фильма) проекцию на женщину. И те, что читают Сартра (архетип умственной "тургеневской девушки") и те, что говорят одними лишь рекламными фразами (архетип дуры) - совершенно неживые, фальшивые личности. Две главные героини - тоже разные стороны одного фантома: загадочная, но пустая Аня и домашняя, но репрессивно нежная Яна... Но все это мужской взгляд на женщин, расписываюсь в этом сразу.
- Можно ли "КАДО" назвать антиутопической моделью мира?
- Не мира, а нескольких его социальных молекул. Масштаб задачи определялся историей одного конформиста, ставшего маргиналом. А насчет жанровой принадлежности... Для меня - это трагикомедия абсурда. Антиутопия - слишком обязывающий жанр, да и действие вообще-то в наши дни происходит.
- Из чего состоит качественный фильм?
- Из гениального сценария, безупречной актерской игры, оригинальной режиссуры и т.п. Но это не о "КАДО", конечно.
- Как появилась идея снять в фильме барнаульских поэтов?
- Это такая принципиальная установка - сделать действующим лицом саму городскую культуру. В "КАДО" (как и в "ЗОБе") играют настоящие поэты, музыканты, художники. Звучат песни в исполнении "Волн" и "Первое завтра". Композиторы наших фильмов - Алексей Боровец (экс-"Партизаны") и Александр Жулин ("Beauty Sleep"). Отдельная тема - поэт и рок-музыкант Василий Сыроежкин, показавший себя еще и как одаренный актер и генератор безумных до гениальности идей. В этой портретной галерее творческих личностей Барнаула - еще один аспект некоммерческой ценности антифильмов студии "Ликбез". Собственно, это ведь изначально - центр кипучей литературной жизни края, а только потом - все остальное: музыка, кино.
- Как Вы оцениваете нынешнюю культурную ситуацию в Барнауле?
- Как обычно - вялотекущая, депрессивная, с редкими выбросами творческой энергии, которые полностью игнорирует обыватель, а у коллег по художественному цеху вызывающие плохо скрываемую ревность и раздражение. Типичный провинциальный синдром зависти к тому, что кто-то пишет или играет. Аксиоматичным у нас является то, что в провинции ничего достойного быть не может, а потому всякий высунувшийся получит сполна упреков и претензий.
- Ваши дальнейшие творческие планы?
Да черт его знает. Наверняка, будет еще и фильм, и очередной бумажный "Ликбез", и кинофестиваль, и поэтическая маевка. Батареек пока на все это хватает.
Ольга Каминская






          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru