№ 5 (1385) от 12 февраля 2015 года
Дети Alma mater
Владимир Токмаков: «Сегодня читателей меньше, чем писателей»
Каждый год из университета выпускаются сотни специалистов разных направлений. Кто-то из них двигает вперед технические науки, кто-то хочет творить благие дела для окружающей среды и идет в естественнонаучные направления, становится биологом, экологом, кто-то решает делиться знаниям и идет преподавать. Но есть особая профессия, в которой важны знания абсолютно всех дисциплин разных сфер. В последние годы все больше людей выбирают направление «Журналистика». Продолжая рубрику «Дети Alma mater», мы встретились с известным выпускником журфака АлтГУ (ныне ФМКФиП) писателем и журналистом Владимиром Токмаковым.
–Здравствуйте, Владимир Николаевич! Скажите, вот вы – известный выпускник факультета журналистики АлтГУ. Вуз вами гордится. Как, по-вашему, что самое важное дал вам университет?

– Университет дам мне все (смеется). Я из простой семьи, не могу похвастаться хорошим домашним образованием, школу тоже закончил обычную, среднюю, советскую. Поэтому, когда я уже после армии поступил в университет, то действительно понял, что ничего не знаю. Здесь мне объяснили, где на какой полочке в мировой кладовой знаний что лежит – и это уже на всю жизнь. К тому же я точно шел в университет не за дипломом, а за профессией.
– Какие самые яркие воспоминания остались у вас о студенческих годах?
– Мы были первым набором на факультет журналистики, он как раз тогда, в 1989-м, появился благодаря стараниям Валентины Дмитриевны Мансуровой. Учиться пришлось в 1990-е годы, которые сейчас многие ругают, а для нас они были годами становления, молодости, надежд и свершений. Я еще застал – правда, на излете – движение студенческих театров (они были на каждом факультете), бардовской песни и литературных объединений. В вузах кипела политическая жизнь. Каждый день в универе проходили какие-то диспуты, литературные вечера, студенческие капустники. Массово выпускались стенгазеты: «портянки», склеенные из нескольких листов ватмана, с образцами творчества студенческой братии. У нас было неформальное литературное объединение «ЭРА» (Эпицентр Российского Авангарда). Ну и мой первый поэтический сборничек, а точнее буклет, вышел в 1992-м как приложение к газете «За науку». Был настоящий драйв, надежда на великое будущее страны, на большие перемены к лучшему. Сейчас я понимаю, что это все молодость, юношеский максимализм, романтические мечтания. Но я думаю, дух студенческого братства, единения, дружбы тогда был сильнее.
– Расскажите о ваших любимых дисциплинах, как сдавали их?
– Стыдно признаться, но историю литературы я любил больше, чем историю журналистики, хотя в жизни они часто тесно переплетаются. У меня и тема дипломной была «Валерий Брюсов – журналист. Организация работы в журнале “Русская мысль”». А за современный русский язык меня вообще чуть не отчислили с первого курса! Пересдавал три раза, и если бы за меня не попросила В.Д. Мансурова, сейчас бы точно университет мной не гордился (смеется). Многие преподаватели, М. Гундарин, В. Десятов, О. Ковалев, А. Ляпунов, были моими сверстниками, хорошими знакомыми по литературной жизни, но поблажек никто не давал, помню, я даже на них обижался. Но теперь-то понимаю, как они были правы.
– Сейчас трудно найти человека, который не слышал о журналисте и писателе Владимире Токмакове. Но с чего начинался ваш творческий путь? Как и почему вообще вы решили заняться журналистикой? На кого вы равнялись, когда учились?
– В армии я попал служить в погранвойска, на остров Кунашир. Это Тихоокеанский пограничный округ, там издавалась многотиражная окружная газета «Пограничник на Тихом океане». В нашу часть перевели на службу замполита, подполковника Руденко. Опытный кадровый военный, что-то он там напортачил во Владивостоке. На Кунашир его отправили исправляться. Он прочитал мое личное дело, где я указал, что занимаюсь литературным творчеством (я тогда пописывал ужасные подражательские стишки), и сказал, что теперь я буду военкором окружной газеты. Возражать было бессмысленно, времени на обучение у меня не было: печатать на машинке я научился за одну ночь (смеется). Проштудировал подшивку военной газеты, изучил формат, жанры, определился с темами. По ходу службы закончил так называемую заочную школу военкоров. Так что в университет я поступал с кучей публикаций, направлением, отличной характеристикой и рекомендацией из газеты «Пограничник на Тихом океане».
– Каким качеством должен обязательно обладать журналист? Что самое важное для этой профессии?
– Тут придется, наверное, говорить какие-то высокие и важные слова… Журналист должен быть принципиальным и честным. Это всегда сложно – во все времена, и будет сложно. Каждый день журналист делает этот выбор – оставаться собой или поступаться принципами. Журналисту, который постоянно конфликтует с работодателем – будь то государство или частный капитал, – трудно оставаться в профессии. К журналисту ведь идут как в последнюю инстанцию, когда никто больше не помог. Идут с надеждой на помощь и защиту. Журналистика дает человеку огромную власть, и можно превратить слово в оружие массового поражения, а можно в спасательный круг для всех «униженных и оскорбленных». Думаю, чем больше будет в журналистике принципиальных журналистов, тем скорее мы будем жить в свободном, процветающем правовом государстве.
– Какие особенности у журналистики в наши дни?
– Такие же, как в период Великой Отечественной войны. Система или властная вертикаль, назовите как угодно, по мере нарастания конфликта, осложнения внешнеполитической ситуации, усиливает контроль внутри государства. А это мобилизация граждан на трудовые подвиги, призывы к сплочению вокруг лидера нации, против «врагов народа», «пятой колонны» и так далее. Механизмы пропагандисткой машины давно описаны и в нашей стране обкатаны до совершенства. Эта машина работает очень эффективно, и ее создатели – умнейшие люди − могут этим гордиться. Я вот на днях специально взялся перечитывать роман «1984» Оруэлла. Если вы хотите знать, что такое журналистика сегодня, – просто перечитайте этот гениальный, страшный в своем пророчестве роман. Кстати, раньше он был в университетской программе (и сейчас – ред.). Оруэлл был журналистом, долго работал на Би-Би-Си, не понаслышке знал, по каким принципам строится эта самая пропагандистская машина. Между прочим, это он придумал термин «холодная война».
– Владимир Николаевич, 2015 объявлен Президентом России Годом литературы. А какие любимые писатели у вас? Какие книги оказали на вас наибольшее влияние? Может, есть какой-то топ-10 и более авторов, которых бы вы назвали обязательными для прочтения?
– В разном возрасте – разные. Помню, как в старших классах меня захватил роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Потом я прочитал «Зависть» Юрия Олеши и стал буквально подражать главному герою, маргиналу, не желающему сливаться в единое «мы», способного на сильные чувства и поступки. Потом поклонялся сюрреалистам, начиная от их предтечи Артюра Рембо и до Поля Элюара и Раймона Кено. Они научили меня, что кроме окружающего мира есть тот, что прячется в нашем подсознании, – а это целая неведомая вселенная, требующая своего воплощения. Это совсем другая работа со словом, создание принципиально новых образов. Сегодня без этой школы писателю никак. А русскому языку нужно учиться у Бунина, Зайцева и Шмелева. Это норма, тот самый классический русский литературный язык, когда неважно о чем, важно как. Недавно перечитал Куприна «Яму» и «Поединок». После «Поединка» стало любопытно перечитать «Дуэль» Чехова. Потрясающие вещи, как будто вчера написаны – на вечные темы, о нас с вами. Есть писатели, по сути, авторы одной книги. Такой, как «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева, или «Распад атома» Георгия Иванова, или «Тропик рака» Миллера. Помню, как меня перепахал роман Нормана Мейлера «Крутые парни не танцуют» и «Удушье» Чака Паланика. Такие книги помогают заглянуть в бездну и увидеть себя в бездне и бездну в себе. А это уже путь к самосовершенствованию.
– Какие мероприятия неплохо было бы провести в этом году?
– Мы возрождаем Литературный клуб в библиотеке имени В.Я. Шишкова. Кроме меня, его будут вести Михаил Гундарин и Сергей Мансков. По крайней мере, раз в месяц будем проводить встречи и по самым актуальным вопросам литературы сегодняшней, и вспоминать классику. Темы разные: «XXI век. Интернет и кризис бумажной литературы», «Мистика города. Литературный путеводитель Барнаула», «Гамлет свободен. Современный театр и его Демиурги», «Весенний фестиваль поэзии-2015», «Массовое и элитарное. Интернет-литература и современный самиздат» и так далее. Так что приходите, участвуйте, дерзайте.
– Вы поддерживаете расхожее мнение, что молодое поколение сейчас слишком мало читает? Если да, то как вы думаете, какие в этом причины и как это исправить?
– Все очень субъективно. Кто-то читает мало, кто-то много. И сколько нужно читать на самом деле? Хотя бумажные тиражи падают, это факт. Но, допустим, в интернете ведь читают очень многие: книги, сайты журналов и газет, новостные ленты. Еще одна тенденция – у нас все стали писателями! Сегодня точно читателей меньше, чем писателей. Раньше читатели стояли в очереди за книгой, а сегодня книга стоит в очереди за читателем. Пишут все: в соцсетях на своих страничках, на форумах, ведут блоги, посты, колонки. Мир меняется. Я бы не был так категоричен, это тема для серьезного исследования: что читает сегодняшняя молодежь, где и сколько?
– Какие у вас творческие планы?
– У меня есть друг, московский писатель Глеб Шульпяков, вот ему, например, проза совершенно не мешает писать прекрасные стихи, он может это делать одновременно. А я на время написания прозы оставляю поэзию, но сильно по ней тоскую и рвусь опять, как на родину (смеется). У меня есть несколько задумок, и пока я их не воплощу, они не дадут мне спокойно спать. Так я писал роман-путеводитель по Барнаулу «Сбор трюфелей накануне Конца света», а теперь пишу роман «Люди из цветочного горшка». Это книга о нашем времени, густо замешанная на экзотике и мифологии Алтая, на странном учении Белого Бурхана, неожиданно оборачивается антиутопией и сатирой на многие идеи, как либерализма, так и казенного патриотизма. Плюс я уже подготовил к изданию две книги. Хочу переиздать свой наиболее известный роман «Детдом для престарелых убийц» (в полном объеме он в Барнауле не выходил). В книгу включен также поэтический сборник «Боязнь темноты. Письма сумасшедшего», маленькая повесть «Самогон. Дневник провинциала» и литературный очерк «Авангардисты. Подлинная история литобъединения “ЭРА”». Надеюсь издать в этом году и книгу интервью и рецензий. В нее включены беседы как с нашими местными известными писателями от Юдалевича, Башунова, Гущина и Родионова, так и с российскими, такими, как Маканин, Пьецух, Виктория Токарева, Евгений Попов и прочие. Думаю, мне удастся найти спонсоров. Тем более, у нас уже есть положительный опыт: деньги на издание романа «Сбор трюфелей накануне Конца света» мы впервые в истории края собрали с помощью краудфандинга, по-русски – «шапка по кругу».
– Спасибо большое за интервью!
Беседовала Алина Ващенко










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru