№ 14 (1394) от 16 апреля 2015 года
Твои люди, Университет
Н.И. Глушанина: «Надо уметь жертвовать собой»
Лекции преподавателя литературы филологического факультета АлтГУ, ветерана Алтайского государственного университета Натальи Ивановны Глушаниной мы вспоминаем с восхищением и благодарностью. Она щедро дарила нам свою любовь к литературе, и мы с желанием ее впитывали. «Повесть временных лет», «Слово о законе и благодати», Державин на первом курсе и Стендаль, Бальзак, Бодлер – на третьем…
Мы, как завороженные, слушали истории о приключениях Манон Леско… В ушах до сих пор звучит, словно раскачивающийся колокол, как Наталья Ивановна декламировала нам Державина:
Глагол времен! металла звон!
Твой страшный глас меня смущает,
Зовет меня, зовет твой стон…
Зовет – и к гробу приближает…
Смерть, трепет естества и страх!
Мы – гордость, с бедностью совместна;
Сегодня бог, а завтра прах;
Сегодня льстит надежда лестна,
А завтра: где ты, человек?
Едва часы протечь успели,
Хаоса в бездну улетели,
И весь, как сон, прошел твой век…
Н.И. Глушанина: «Моя фамилия в девичестве была Широкова. Так что широта, размах – это по мне. Поэтому я громко разговариваю. Мне надо в полную ногу все выдать».
Анастасия Смирнова:
– Четыре года прошло, как мы закончили университет, кажется, будто это было вчера. Лекции, семинары, коллоквиумы, зачеты, сессия… Всегда вспоминаю наш любимый классический с теплотой. Запомнились лекции Натальи Ивановны Глушаниной, их можно было слушать бесконечно! Она цитировала произведения наизусть, а мы не понимали, как она это все держит в памяти!
Евгения Михайлова:
– Наталья Ивановна – очень красивая женщина. Правильно, что ее предметы ставят первокурсникам – влюбляешься в нее и автоматически в предмет. Не помню, чтобы она повышала голос, – достаточно было ее взгляда. Она любит древнерусскую литературу, и просто невозможно было остаться равнодушной к «Киево-Печерскому патерику», «Поучениям Владимира Мономаха». Она могла так прочесть лекцию, что научная точка зрения (ведь мы филологи) и религия, которой пропитаны тексты древнерусской литературы, органично сливались и создавали единый целостный анализ произведения.
Татьяна Нехорошева:
– Наталья Ивановна – преподаватель от Бога! Всегда восхищалась тем, с какой грациозностью и эмоциональностью она подавала нам материал по древнерусской литературе. На ее лекциях по древнерусской литературе у нас создавалось ощущение, что прикасаешься к чему-то сакральному. Я не представляю, чтобы кто-то другой мог с таким искренним восторгом рассказывать о Вещем Олеге или князе Игоре... Бесподобны были лекции и по зарубежной литературе!
– Наталья Ивановна, что повлияло на ваш выбор историко-филологического факультета при поступлении в АлтГУ в 1973 году?

– Наш Алейск – маленький городишко с обыденной повседневной жизнью. С учителями литературы мне очень везло, потому что литературу преподавали жены офицеров. Это были прилично образованные дамы, которые волею судьбы скитались по гарнизонам за мужьями и они работали в школе учителями. И программных часов-то было много. А то, что не впихивалось в программу, мы охотно изучали на факультативах. Этим я и жила. Я себя не мыслила без литературы, поэтому поступала только на филфак – это было предопределено и вообще не обсуждалось. Большой мир открывался нам только при помощи книг. Литературу читали запоем. Была жажда, хотелось много чего знать, получать впечатления. Просыпаешься – сразу за книжку, засыпаешь с книжкой. Читали денно и нощно. Летом на крылечке под солнышком сидишь или лежишь и читаешь. Я училась в четвертом классе, когда началась экранизация «Войны и мира» С. Бондарчука. У соседки за оградой нашелся один последний четвертый том «Войны и мира». Я начала читать «Войну и мир» в четвертом классе с четвертого тома, со всеми примечаниями.

Теперь я думаю: «А ведь тогда я могла бы с легкостью поступить на юрфак!» Но я считала: «Да что юрфак, такая тоска, такая скука!» Школа у меня была сильная. В аттестате всего две четверки – по физкультуре и по алгебре, остальные пятерки. Сейчас, конечно, с такими оценками тянут на медаль, но тогда никому и в голову такое не приходило. У нас были другие приоритеты. И не думали про финансовую составляющую своей будущей жизни, о чем прежде всего сейчас думает молодой человек, заканчивающий школу.
Мы же жили чувствами: что я люблю – тем я и буду заниматься. Любила я литературу, поэтому все лето учила и хорошо поступила. Я не умею заниматься тем, что не люблю, даже если это выгодно.
– Чтение хороших книг формирует в человеке личность, и чем больше человек читает, тем богаче становится его внутренний мир, и тем лучше он может формулировать свои мысли. Зная это, мы все равно мало читаем. Мы живем в непрерывной гонке и все равно ничего не успеваем. Как найти время на хорошую книгу?
– Проблема в том, что ушла потребность в чтении. Нас формировало другое время. Его было некуда девать, поэтому у нас было много досуга. Ты читал, ты смаковал, пережевывал. Я очень много знала наизусть. Выучивала лермонтовских «Демона», «Мцыри», пушкинского «Евгения Онегина». Мне нравилось, как звучит слог. Меня это завораживало. Никто не требовал, никто не просил, а ты сидел и заучивал, потому что: «Боже, как это красиво!» И ты в нежном возрасте отслеживал сам, какая эмоция изящная. И ты впитывал, и ты заучивал, и потом воспроизводил. Читая, мы не просто запихивали в себя информацию, а сам процесс успевали зафиксировать, оценить, от него получить удовольствие – это требует времени и определенного психоэмоционального склада. Читая, ты научаешься мыслить, строить фразы. Если ты много знаний вобрал, у тебя складывается некий черновой фундамент, знание того, как это делается.
Слишком велики сейчас информационные взрывы. Слишком много разного рода информации. Некогда смаковать, некогда пережевывать. Все убыстряется. Я боюсь, что это процесс уже необратимый. И наверно, это все приведет к тому, что будут запросы нового общества; нового человека, живущего в этом бешеном ритме, будет обслуживать какая-то новая литература, выстроенная по другим законам, более динамичная, более прагматичная. А вот до наслаждения ли будет? В обществе уже наметился мейнстрим – это убыстряющийся темп, прагматизм, цинизм. Но Бог создал человека не таким и не для этих целей. Этот технократический путь цивилизации сплющивает, поэтому мы наблюдаем столько психических расстройств. Психика не справляется, не выдерживает. Этот путь, который мы невольно избрали, необузданно потребляя все и сразу, он нас и губит. И поэтому наряду с мейнстримом общественного развития появляется новая тенденция, когда бросают все, особенно «офисный планктон», и даже состоятельные люди, и – назад к истокам. Покупают кусок земли, начинают строить избы, рожать детей в этих естественных условиях. Кто-то кидает все – и в Таиланд или куда-нибудь еще уезжают на берег океана. Только бы вырваться из этой гонки, которую задает цивилизация, и уйти на лоно природы, назад. Их пока что называют чудаками, но эта тенденция уже наметилась. Человечество уже чувствует, что тот путь, по которому оно развивается, он его в добрые места не выведет – это однозначно. Уже есть попытка уйти «в свою деревню, к тетке, в глушь, в Саратов» и там закопаться либо под пальмой, либо под сосной, лишь бы подальше да поглубже, и вернуться к истокам. Выломиться из этой гонки. Это уже достаточно ярко выраженная тенденция. Если она и дальше будет развиваться, может быть, сохранится потребность в литературе в ее классической форме, которая требует времени, неторопливого прочтения, осмысления. Не в транспортной пробке, когда что-то хватаешь, чтобы быть в теме, а чтобы еще и удовольствие от этого получить.
– Однако мы наблюдаем, что деревни пустеют, молодежь всеми силами стремится устроиться на любую работу, лишь бы жить в городе.
– Противоречив человек. То ему подавай блага цивилизации, чтобы полегче жить, иметь больше комфорта. С одной стороны, ломятся люди из деревень – уж больно тяжела там жизнь. Но ведь трудились же наши бабушки! Работать и зарабатывать – не одно и то же. Труженики стремятся качественно выполнять свою работу. А те, кто «зарабатывают», – работают в пяти местах, по-быстрому «срубают бабки». Полным-полно таких врачей, учителей, потому что им хочется машину, квартиру и еще много чего.
– Герой нашего времени – кто он?
– В свете последних политических событий мне кажется, что это человек, который любит свое Отечество. Это человек-патриот, который идентифицирует себя как представителя Русского мира. Он должен нести в себе национальное начало, уметь жертвовать собой ради общей пользы: ради слабого, ради Отечества, просто ради другого в ущерб себе. Чем-нибудь попуститься, если другому от этого будет лучше. А теперь это немодно. Теперь модно работать на себя. Наш современник – это тип подпольного человека с кукишем в кармане по Достоевскому: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить».
Это касается не только денег или каких-то вещей, но и эмоций, знаний. Даже энергетикой надо делиться. Если тебе Бог дает, и у тебя есть душевные силы, позитивные эмоции, ты их передай другому – и будет тебе счастье. Довольно много встречается скуповатых учителей, которые так аскетично программу выдают детям, что ни жарко, ни холодно никому. А есть такие, которые в любом настроении, но постараются все, что имеют, отдать. Не ленись работать на аудиторию, не бойся себя расплескать, будь щедрее, умей одарить эмоциями.
– Были ли в вашей жизни такие книги, которые особенно повлияли на вас?
– Мне нравился Л.Н. Толстой. Для меня чтение «Войны и мира» было своеобразной школой самоанализа с нравственной точки зрения: как герои анализируют свои поступки. Мне нравилась глубина проникновения Ф.М. Достоевского в душу человека, в его психологию. У советской литературы можно поучиться жизнестойкости. «Как закалялась сталь» Н.А. Островского – это модификация жития с героем-мучеником, страстотерпцем: как тяжело и больно бывает в жизни, но это все преодолевается, и герой выстаивает. А мы при всякой невзгоде в кисель расплываемся. Дело даже не в идеалах, а в том, что человек может противостоять каким-то внешним обстоятельствам и собственным слабостям.
– У вас возникало желание написать что-то свое под воздействием великих классиков?
– Если бы не было такого пласта начитанного, я бы, может, что-то и написала. Но я понимаю, что лучше, оригинальнее, самобытнее, чем это сделали до меня, я не напишу. Я – ретранслятор. Когда я что-то читаю, у меня сразу возникает проповеднический посыл: надо передать другим. Класса с восьмого у меня появилось такое увлечение: я перед зеркалом давала уроки литературы. Если мне попадалась хорошая книжка, мне обязательно надо было поделиться восторгом, рассказать о ней, чтобы другие тоже знали. Мне надо делиться изо всех сил со всеми.
– С каких книг и в какой последовательности следует формировать литературный вкус ребенка?
– Хорошая детская литература закладывает в сознание ребенка ментальные основы. Нельзя воспитать человека на современных мультфильмах. Главное – это музыка благозвучного, богатого русского языка. Обязательно надо читать сказки Пушкина вслух. Лермонтова надо читать, в более позднем возрасте – Достоевского.
– По словам Д.С. Лихачева, «скоростное чтение» создает видимость знаний и ведет к заболеванию внимания. Методика «медленного чтения» приучает студентов к глубокому филологическому пониманию текстов. Что вы думаете о популярной сегодня технике скорочтения?

– Надо прогонять этот информационный вал по диагонали. Но то, что привлекло твое внимание и считается классикой, надо читать медленно. Если в одно ухо влетело, в другое вылетело – это ничего не даст, никакого следа не оставит. Читать следует медленно, вкушать, получать интеллектуальное наслаждение от авторской мысли, если она хорошо выстроена, аргументирована, оригинальна. Вкус к этому должен сформироваться, но не в результате беглого чтения.

– Ваш девиз на сегодня? Жизненная установка?

– Много было трагического жизненного опыта. После инсульта нога не ходит, приволакивается. Но солнце светит, скоро зазеленеет листва. Жизнь все равно прекрасна во всех своих проявлениях, со всеми ее передрягами. Машину не заработали, ничего не нажили, но получали удовольствие от дела, через него выкарабкивались из таких катаклизмов, когда и дышать нечем было! Это спасало. Мы работали не с бумагами, не с компьютером – со студентами. Я знаю многих людей, которые не нашли себя, которых тяготит преподавательская деятельность. В базовых своих вопросах человек неизменен. Ему нужна родственная душа, свой человек, общение, дело, которое он любит и которому готов служить. Тогда все у него будет получаться.

Многое зависит от нашего отношения к происходящему. Как нам повезло! Слава Богу за все в этой жизни! За людей, которых Господь ввел в мою жизнь. Они такие яркие, интересные, по-человечески теплые, отзывчивые. Единомыслие, единочувствие между нами – это дорогого стоит! Когда один начинает фразу, другой ее заканчивает. Слава Богу, что у меня это было. Велик Господь! Слава Ему!

Беседовала Вера Короткова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru