№ 8 (1470) от 6 марта 2017 года
Твои люди, Университет
Снега Килиманджаро
В канун Международного женского дня нам стало известно, что одна из преподавателей нашего университета побывала на вершине горы Килиманджаро. Об этом мы упомянули в одном из предыдущих номеров «ЗН». Поэтому мы решили продолжить тему Африки. Как и обещали, представляем нашим читателям рассказ М.В. Танковой о ее незабываемом восхождении на высочайший африканский пик. Марина Владимировна – выпускница географического факультета АГУ, старший преподаватель кафедры рекреационной географии, туризма и регионального маркетинга, заместитель начальника отдела развития туризма управления Алтайского края по внешним связям, туризму и курортному делу Администрации Алтайского края и альпинист II разряда.
Начало пути

– Марина Владимировна, как Вы оказались у подножья Килиманджаро?
– В горы я хожу давно, около двадцати лет, буквально со школьной скамьи. Со студенческих лет, когда я училась на географическом факультете, который и закончила, будучи на кафедре рекреационной географии, я занималась альпинизмом в Барнаульском клубе альпинистов. Сегодня это Спортивный клуб альпинизма «Восхождение». Раньше я ставила перед собой какие-то спортивные цели, сейчас же я хожу в горы больше для души. В мае 2016 я побывала с группой альпинистов на высшей точке России, на вершине Эльбруса. После этого, с той же группой, мы предварительно договорились, что следующей нашей целью будет Килиманджаро. Так я и оказалась там. Причем, прямых рейсов ни до Кении, ни до Танзании нет, поэтому каждый добирался самостоятельно, через Европу, Азию. Мы втроем, например, летели через Катар. Члены группы встретились уже в Найроби – столице Кении, откуда за шесть часов на автомобиле добрались до подножья Килиманджаро.
Сладкая ассоциация
– Расскажите, какая она, гора Килиманджаро вблизи? Зрелище, наверняка, потрясающее!
– Когда мы приехали в город Аруша, расположенный у самого подножья горы, Килиманджаро была затянута облаками. Мы ее сначала даже не увидели, но понимали, что среди плоскогорья облака могла зацепить только она. И только на следующий день, когда мы уже ехали вдоль горы, она открылась нам. Впечатления? Как и на различных иллюстрациях, это отдельно стоящая гора со снежной вершиной. Для Африки, конечно, это вообще нонсенс. Поэтому, как я уже рассказывала в рамках «Лектория» в Русском географическом обществе, гора напомнила мне ромовую бабу, облитую сверху сахарной глазурью. Килиманджаро – это же стратовулкан, то есть совершенно особенная, конусовидная гора, а ее вершина не остроконечная, как у наших гор на Алтае или в Альпах и на Кавказе. Она индивидуальная, другой такой не найти.
– Вы сразу начали восхождение?
– Нет, мы сначала переночевали в отеле в городе Аруша, расположенном у подножья горы. Помню, что ехали мы к нему уже в темноте по каким-то закоулкам и трущобам. Из-за высокого уровня преступности территория отеля в целях безопасности оказалась огорожена высокой бетонной стеной. Одним вообще не рекомендуют выбираться в город, потому что это чревато. Зато сама территория отеля оказалась облагороженной, все на высоком, европейском уровне.
– То есть с местным колоритом вам не удалось познакомиться?
– Нет. Так получилось, что из местных мы общались только с нашими гидами и портерами (носильщиками), сопровождавшими нашу группу на протяжении всего маршрута.

– С чего началось восхождение?
– С утра мы выехали из Аруша и километров восемьдесят ехали по довольно хорошей дороге до Национального парка Килиманджаро, в который входит весь одноименный горный массив и близлежащая территория. Он занимает просто огромную площадь.
Для восхождения на Килиманджаро существует несколько разработанных маршрутов. Для каждого из них есть свои ворота. Мы выбрали маршрут Мачаме, поэтому нас подвезли к Мачаме Гейд (Ворота Мачаме), где мы и зарегистрировались. Кстати, регистрируют туристов на протяжении всего маршрута, а пункты регистрации привязаны к специально оборудованным стоянкам – местам ночевок – вплоть до штурмового лагеря (место последней ночевки перед восхождением на вершину). Это такой небольшой визит-центр, где фиксируют твою фамилию, страну прибытия, профессию, возраст, количество человек в группе и имя гида.
Шли мы налегке, с небольшими рюкзаками, куда вошло самое необходимое: минимум одежды, перекус, вода. Остальное несли портеры. У носильщиков было ограничение по массе груза. Больше 15 кг груза клиента они не берут, потому что еще они несут палатки, оборудование для полевой кухни и т.д. Часть портеров шла с нами, часть из них шла быстрее, с большим опережением, чтобы занять хорошее место для палаток на очередной стоянке. И когда мы добирались до места, то палатки либо уже стояли, либо ставились уже при нас.

– Как у них все продуманно!
– Да. Это большой и стабильный доход для национального парка и для страны в целом. Хочу пояснить. Подняться на Килиманджаро дикарями, как у нас, не получится. Здесь обязательное условие – идти с гидом и портерами. Еще я для себя отметила, что парк Килиманджаро существует с 1972 года, а маршруты были предложены туристам уже в 77-м. Получается, что у африканских компаний накопился солидный опыт. Еще меня удивило, о чем я не перестаю всем говорить, что там очень чисто. Везде. Шесть дней длилось наше восхождение, и, в принципе, ни одной бумажки на маршруте я не увидела. Ни на стоянках, ни где-либо еще. За этим следят и портеры и рейнджеры. Кстати, нас сразу предупредили об этом. С собой нельзя было брать даже пластиковые бутылки – только фляжки.
– Так ведь и фляжек не напасешься.
– С этим проблем не было. Водой нас обеспечивали сопровождающие, которые несли ее с собой. Утром мы выставляли термос, либо фляжку, которые наполнялись водой. А каждое утро и вечер нам предоставлялась миска с теплой, уже подогретой водой, чтобы умыться, почистить зубы и т.д.
– Такой «олл-инклюзив» по-туристически?
– Точно. Кроме того, было организовано питание.
– Они еще и готовили сами?
– Да. С нами шел повар, он же портер. По крайней мере мой большой рюкзак нес молодой человек, который нам готовил еду.
– И как они готовили?
– Очень хорошо. Я думаю, что мы просто далеко не первая русская группа на Килиманджаро, поэтому у нас был еще и борщ. Утром был стандартный завтрак – жареные яйца, омлеты, каши и пр.
– То есть экзотики не было?
– Нет. Я так понимаю, это делалось для того, чтобы не было никаких срывов из-за питания.
– Получается, Вам не удалось попробовать местной экзотической пищи?
– Почему же? В Найроби мы прилетели на несколько часов раньше, чем другие участники нашего путешествия. И мы решили посетить местный ресторан под названием «Хищник», где подавали различные виды мяса диких африканских животных. Вот там я и попробовала мясо крокодила. Это было особенное мясо. По вкусу оно было ближе к нашему белому, диетическому – курятине или кролику.
На горе
– В ходе восхождения вы не встречали представителей африканской фауны?
– Когда мы начали восхождение, то сначала прошли по зоне влажного тропического леса, но, к сожалению или к счастью, никого не встретили. Не было и полчищ насекомых, хотя мы на всякий случай пользовались репеллентами. Слышали, конечно, голоса птиц, сидящих в кронах деревьев. Это были очень необычные, интересные звуки. Я не орнитолог, поэтому не могу сказать, чьи это были голоса и что это были за птицы, но было интересно.
А вот ребята-москвичи после восхождения остались еще и на сафари, вот там они, конечно, посмотрели на всех африканских животных – жирафов, зебр, гиппопотамов и львов. У меня, к сожалению, не получилось там побывать, так как было запланировано только восхождение, но мне потом в красках об этом рассказали и вдобавок прислали множество фотографий. Фишка сафари состоит в том, что ты можешь посмотреть на животных в ходе какого-то действия, например, охоты льва на какую-то живность либо как лев ест это мясо. Как раз такую фотографию я видела – как лев поедал свежепойманную дичь.
Причина посетить Килиманджаро
– Насколько отчетливо видна смена природных зон по ходу восхождения?
– Когда я выступала в рамках «Лектория», то выделила несколько причин посетить гору Килиманджаро. Одна из них – это как раз смена климатических зон. Потому что в ходе восхождения ты можешь каждый день наблюдать, как в корне меняется обстановка, начиная с влажного тропического леса, заканчивая арктической зоной со льдом и снегом. Всего сменилось пять зон – это точно. Заканчивается тропический лес, начинается – как называют местные – вересковые леса (похожи на наши туи, можжевельники), потом идет кустарниковая зона, а после – камни, мхи и лишайники.
– Вам, как бывалому туристу, наверное, было несложно преодолеть этот маршрут?
– Да, мне было несложно. Хотя был один фактор – это высота в 5,985 км. Из-за этого на вершину из семи человек зашло всего четверо. Трое ребят ощутили т.н. «горную болезнь». Она проявляется у всех по-разному, но тошнота, рвота, слабость, головная боль – это общие симптомы. Трое из-за этого сошли с маршрута.
Чтобы лучше адаптироваться, были организованы акклиматизационные выходы. Вообще, активная часть восхождения приходилась на первую половину дня и длилась часа четыре-пять, а потом мы вставали на стоянку. Во время акклиматизационных выходов мы могли осмотреться, посетить достопримечательности, например, пещеру, которую можно назвать скорее гротом, а еще по ходу маршрута был перевал «Lava Tower» («Каменная башня»). Но главная достопримечательность, конечно же, это сама гора с ледово-снежной вершиной.
– Как Вам удалось выдержать подъем?
– Это, конечно, хорошая физическая подготовка, но и майское восхождение на Эльбрус. Там горная болезнь проявилась у меня уже на спуске. Здесь я ждала чего-то подобного, но все обошлось. Последние два часа было сложновато из-за нехватки кислорода, но благодаря тому, что был хорошо подобран темп (от этого очень многое зависит), у меня все получилось. Кстати, когда я уже вернулась домой, прочитала про рекорды, связанные с восхождением на Килиманджаро. Выяснилось, что самым пожилым человеком, поднявшимся на вершину, оказалась россиянка, которой на тот момент было 86 лет.
А еще многое зависит от маршрута. Мы остановились на маршруте Мачаме из-за его акклиматизационных преимуществ (маршрут один из самых продолжительных 6-7 дней). Маршрут является одним из самых популярных на Килиманджаро, но в то же время – далеко не самым простым. Туроператоры рекомендуют этот маршрут для путешественников, имеющих горный опыт и хорошую физическую подготовку.
Маршрут очень красивый, особенно когда вы на третий день восхождения обходите гору с правой стороны, что дает возможность разглядеть вершину с разных ракурсов. А ночью казалось, что звезды совсем рядом. Наши знатоки астрономии смогли поупражняться в определении созвездий. И, конечно, не стоит забывать, что это было Южное полушарие, там даже месяц развернут в другую сторону.
Последний рубеж

– Марина Владимировна, расскажите о восхождении на вершину.

– Как правило, восхождения на Килиманджаро из штурмового лагеря проходят ночью. Мы вышли оттуда примерно в двенадцать. Все пять-шесть часов, за которые мы добирались до вершины, было темно, а когда мы только поднялись туда, начался рассвет. Получается, что фишка ночного восхождения была в том, чтобы встретить рассвет на высшей африканской точке, на вершине Килиманджаро.

– Водрузили какое-нибудь полотнище?

– Я взошла на вершину с флагом алтайского отделения Русского географического общества, потому что являюсь его членом и участвую во многих мероприятиях под его эгидой. Остальные были с небольшими флагами своих предприятий, но у меня был самый большой флаг (смеется.)

Снега Килиманджаро отступают

– Каково это было?

– Ощущения, конечно, очень интересные. Там было холодно (минус десять), дул неслабый такой ветерок. Попав на вершину, ты сразу понимаешь, что это вулкан. Часть кратера была затянута облаками, поэтому не сразу стало понятно, что ты находишься на его краю.

Тут нужно отметить такую интересную особенность для тех, кто хочет когда-нибудь подняться на вершину Килиманджаро. Делать это нужно в ближайшие десятилетия. Почему? Потому что снежная шапка и ледники горы интенсивно тают. За последние сто лет растаяло уже 80 % шапки, то есть процесс очень интенсивный. Понятно, что гора так и останется высшей точкой Африки, но то, что она будет без снега, – это грустно. Основными причинами называют экологические. Это вызвано не изменением температуры, а сокращением количества снегопадов. Сведение лесов в последнее столетие серьезно уменьшило количество водяных паров, достигающих вершины Килиманджаро и выпадающих там в виде снега. Соответственно ледники отступают.

Спуск

– Спускались вы так же долго?

– Нет, спускались быстро. В последний день, из-за того, что у нас двоих, кто не остался на сафари, на следующий день был самолет из Найроби, нам пришлось поторопиться. И получается, что мы «стартанули» на вершину в двенадцать ночи, ближе к обеду спустились с нее, пообедали и сразу отправились вниз к подножью. То есть за эти сутки мы прошагали больше 20 часов. На самом деле так делать нельзя. На данном маршруте предусмотрена еще одна промежуточная ночевка.

– Скучаете?

– Есть немного. Мне опять же уже задавали вопрос, вернулась бы я туда второй раз? Безусловно, да. Но выбрала бы другой маршрут. Может быть, попробовала бы короткие маршруты. Плюс − обязательно бы поучаствовала в сафари. Ребятам, которые остались, сафари понравилось даже больше, чем восхождение. Ехать в Африку и не увидеть Национальных парков с животными – это, конечно, большое упущение.

– Какие планы на будущее?

– Сложно, конечно, сказать. Есть программа «7 вершин» − это высшие точки континентов. Ребята-москвичи хотят подняться на третью вершину по сложности, может быть, это будет Южная Америка, гора Аконкагуа. Но я пока не загадываю. В ближайшее время я планирую восхождение на наши Алтайские горы. Плюс Монголия, то есть тот же Алтай, только монгольский.

– У Вас есть свой девиз?

– Четкого девиза нет. Одно могу сказать, что многое зависит от мотивации. Какой бы сложный ни был маршрут, главное себя правильно настроить и уделить большое внимание безопасности на маршруте.

Есть высказывание одного из великих «Горы зовут тех, чья душа им по росту». Многие говорят: «я покорил вершину». Так нельзя утверждать ни в коем случае, ведь находясь на вершине (в горах), ты ощущаешь себя просто песчинкой по сравнению с той мощью, которая вокруг тебя. Гора пустит к себе, либо по каким-то причинам нет. Если вы «договоритесь» друг с другом – тогда все получится (улыбается). К горам нужно относиться уважительно.
Евгения Скаредова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: red@email.asu.ru
Internet: http://zn.asu.ru