№ 8 (1470) от 6 марта 2017 года
Студенческая жизнь: «Что он Гекубе?..»
Только смелым покоряются моря
Очень часто успех зависит от настроя, с которым начинаешь дело. А в плане творчества это особенно заметно: если у коллектива есть желание постоянно куда-то «ломиться», то, в конце концов, можно проломить любые стены. Одним из таких постоянно подвижных объединений в нашем университете является театральная мастерская «Homo artisticus». Их спектакли собирают полные залы, а материал, с которым работает студенческий театр, всегда интересный.

С 13 по 16 февраля участники театральной мастерской побывали в Санкт-Петербурге на международном конкурсе непрофессиональных студенческих театров «Арт-мобиле», где смогли выступить как индивидуально в номинации «Художественное слово», так и показать фрагмент своего спектакля «Шинель» на легендарной сцене учебного театра «На Моховой». Как и предполагалось, все выступления получились достойными, а каждый участник коллектива вошел в число лучших чтецов: в номинации «Художественное слово» Анна Мирошниченко стала дипломантом, Сергей Майнаков и Ольга Баронская – лауреатами III степени, Филипп Горшков, Владимир Григоров, Кирилл Скобелин, Татьяна Стибунова – лауреаты II степени. Театральная мастерская «Homo artisticus» вошла в тройку победителей и стала лауреатом III степени в номинации «Отрывки из спектаклей».
С художественный руководителем мастерской Кириллом Скобелиным мы поговорили о столичном конкурсе и о том, чем сейчас живет студенческий театр.
– Как вы туда попали? Как вообще театры находят себе фестивали? Были ли разборы после выступления, обозначило ли жюри, что получилось, а что нет?
– На самом деле было удивительно то, что мне позвонили из комитета по культуре города Санкт-Петербурга и сказали: «Здравствуйте, мы знаем, что у вас в Барнауле есть театральная студия, хотим вас позвать». То есть комитет по культуре города Барнаула нас особенно не знает, а в Питере как-то узнали, это было удивительно. Нас позвали, и мы на чистом задоре: «А давайте поедем в Питер?!» Мы нашли деньги и рванули в Санкт-Петербург со спектаклем и художественным словом.
По поводу разборов жюри − они сказали очень любопытную вещь: все интересные режиссерские находки стекли из центра России в Сибирь, и что в Новосибирске, Барнауле какие-то интересные режиссерские решения, ходы появляются, которых в центре страны уже нет. Но их смутило то, что мы работаем со студентами-любителями, а режиссуры слишком много. То есть режиссура театральная, профессиональная, это вроде как комплимент, но и нет. Много режиссуры, много простроенных действий, мало свободы выбора для актеров – это их немного не устроило. Ну а так хвалили, чтецов хвалили, говорили, что читаем хорошо, что даже говора у нас сибирского нет. Они были удивлены, думали, наверное, что мы будем как-то «окать» и «акать». Эта поездка была такая первая большая и несущая много впечатлений и эмоций.
– Если выходит спортсменка, то ее объявляют как «кандидат того-то, обладатель того-то», а как вообще в театральной сфере можно своими достижениями хвалиться?
– Мне кажется, что в рамках театральной жизни города Барнаула особенно этим хвалиться не перед кем. Мы приехали, получили эмоции, дипломы, порадовались сами, что что-то получили хорошее. Но сказать, что это нам поможет в дальнейшей жизни в Барнауле и в творческом росте – не знаю. Я все надеюсь, что все эти наши поездки, участия и дипломы помогут нам потом в получении звания «Народного театра». Эта идея остается в голове, поэтому будем оформлять бумаги на народный театр – будем собирать все эти поездки, все места хорошие, они помогут нам это звание получить. Ну, а в первую очередь это круто для нас самих как для участников, как новый опыт общения с интересными людьми, с крутым жюри, известными актерами и режиссерами, ну и вообще впечатления, потому что Питер и Москва – это просто круто.
– Что еще нужно для того, чтобы вам стать народным театром?
– Нужно определенное количество лет существовать – мы уже по этому критерию проходим; нужно иметь актеров-непрофессионалов – у нас все непрофессионалы; нужно иметь какую-то свою базу, обычно это ДК. Ну и как можно больше участия в крупных фестивалях, побед, полноценных спектаклей, которые тоже у нас есть. Конечно, желательно, чтобы был театр репертуарный, и были спектакли, которые идут постоянно, но мы пока над этим работаем.
– Чем вы «пугали», кроме своего творчества, культурную столицу?
– На самом деле получилось так, что пугал всех больше почему-то я, потому что возможности высыпаться у нас не было, и поэтому спросонья я творил всякую ерунду, за что мне стыдно до сих пор перед некоторыми людьми. Например, я уснул в самолете, и когда принесли еду, мне показалось, что сосед, который рядом со мной сидел – это мальчик из нашей студии. Я проснулся, не понял, что это вообще левый человек, начал его трясти, хлопать по спине «Вставай, вставай, еду принесли!», а на меня смотрит мужчина и думает, что вообще происходит. На самом деле мы отличались таким полусонным, уставшим, но веселым состоянием.
Ну и, конечно, все эти истории с питерским диалектом: поребрик, кура, греча, шаверма. Мы там просили пирог с курицей, нас поправляли «Пирог с курой», то есть нам, чтобы быть своими, надо было правильно произносить все эти питерские слова. Но уже через пару дней мы привыкли и говорили правильно, как и все. Ну и половину реквизита мы искали в Питере, не смогли привезти из Барнаула машинку старую швейную, поэтому на Авито заказывали ее, и потом по всему Питеру за ней гонялись, искали. Машинку в итоге мы подарили театру «На Моховой», старую, такую фактурную, советскую оставили, так скажем, в память о себе в театре.
– Когда только мастерская начала работу, ты думал, что она станет такой, как сейчас: такой актерский состав, будет работа с таким материалом, что будут приходить режиссеры, практиканты?
– Когда все еще начиналось мной на факультете психологии, то, конечно, нет, я думал, что это будет маленькая студия, с маленьким количеством желающих, которые будут ставить для себя, для родственников и не более. Но когда мы перешли в ЦСТД, попали на сцену актового зала и стали приходить на наборы по 70 и 100 человек, то тогда я уже понял, что если есть такая востребованность, то нужно мыслить более глобальными вещами, нужно расти как можно сильней, быстрей и выше. Тогда уже у меня появился план вселенского захвата.
– Представим, что этот текст попадет в комитет по культуре города Барнаула, и не только в Питере будут знать, что вы есть. Чем бы хотелось поделиться, кроме того, что хочется стать народным театром?
– Планы есть большие. Как-то раз мне сказали, что у нас есть Молодежный театр, Театр драмы, Театр музкомедии, Театр кукол и, вроде как, эти театры охватывают все слои населения, и этого достаточно.
Но, исходя из нашего опыта в «Homo artisticus», этого недостаточно, потому что есть очень много людей разных возрастов, которые захотят заниматься театром сами, не только быть зрителем, но и быть участником, творцом, быть актером. Поэтому нужно учитывать то, что запрос у населения есть, поэтому такие театры тоже нужны, и нужно их поддерживать каким-то образом. Хотелось бы наладить некоторые моменты, например, проведение театральных фестивалей. Мы сделали свой городской фестиваль «Облепиха», и чтобы вывести его на какой-то новый уровень, может даже краевой, потом всероссийский, а потом и международный, естественно, нужна поддержка. Поэтому, если заинтересуется этим кто-нибудь, это было бы прекрасно. Мы бы тогда сделали фестиваль, не уступающий тем, которые проходят в центре нашей страны!
Беседовала Ольга Лавыгина










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: red@email.asu.ru
Internet: http://zn.asu.ru