№ 27 (1489) от 21 сентября 2017 года
Конференции и форумы
Можно ли диагностировать рак по капле крови?
В АГУ прошел международный научный семинар Российско-Американского противоракового центра «Молекулярные методы диагностики и лечения заболеваний человека».
Решать всем миром
Эксперты из Америки, Москвы, Челябинска, Новосибирска, Барнаула обсудили проблемы и перспективы ранней диагностики злокачественных образований.
Ведущими спикерами мероприятия стали председатель комитета Алтайского краевого законодательного собрания по здравоохранению и науке, главный врач Краевого онкологического диспансера, д.м.н., член-корреспондент РАЕ, профессор Александр Федорович Лазарев, руководитель Алтайского краевого пульмонологического центра, заслуженный деятель науки РФ, д.м.н., член-корреспондент РАН, профессор Яков Наумович Шойхет и известный американский ученый, специалист в области ранней иммунодиагностики и ранней профилактики рака, профессор-иммуноонколог из Университета штата Аризона (США) Стефен Джонстон.

Открывая семинар, ректор АГУ Сергей Валентинович Землюков подчеркнул:
‒ Идея создания на базе АГУ российско-американского противоракового центра возникла в 2012 году, когда мы совестно с учеными аризонского университета провели большой Международный биотехнологический симпозиум «Bio-Asia, Altai». Сегодня мы видим, насколько перспективны исследования центра в работе с иммуносигнатурой, профилактикой, ранней диагностикой рака. Всё, чем мы с вами занимаемся, имеет огромное социальное значение, и я надеюсь, что в дальнейшем мы будем только укреплять наши научные связи.
Онкология на Алтае
С докладом о состоянии онкологической помощи в Алтайском крае выступил профессор А.Ф. Лазарев. Он привел такие данные. На учете у онкологов края состоит почти 65 000 больных. Из них на учете пять и более лет – 35 000 человек. Сегодня больных с первично множественными опухолями выявляется около 10%, этот показатель выше общероссийского почти в два раза. Но стоит отметить, что с 2016 года впервые отмечена тенденция, направленная на снижение онкологических заболеваний. Если посмотреть на карту онкологических заболеваний, то на первом месте – Рубцовская зона, на втором – Бийская, третьем – Славгородская. Самый низкий уровень онкологии – степная зона – Камень-на-Оби. По структуре злокачественных образований на первом месте в крае (как и во все мире) – рак легкого, на втором – рак предстательной железы, на третьем – рак кожи. Александр Федорович рассказал, что ежегодно около 100 человек даже при ранней диагностике рака отказываются от лечения, они не осознают всю важность проблемы и такое халатное отношения влияет на дальней течение болезни.
Кровь – это ключ?
С нетерпением участники конференции ждали доклад Стефена Джонстона, профессора, директора центра инноваций в медицине университета штата Аризона (США). Мистер Джонстон еще до начала конференции заинтриговал публику сообщением о новом исследовании, которое позволяет диагностировать рак молочной железы при помощи капли крови. В своем докладе Стефен Джонстон пояснил:
‒ Мы потратили миллионы долларов на поиск простого и доступного метода диагностики онкологических заболеваний. И, кажется, нашли! Это не огромный аппарат, который просвечивает человека, а всего лишь капля крови. Кровь помещается на особый кремниевый чип: молекулы крови соединяются со специальными химическими пептидами и получается «отпечаток иммунной системы». Сопоставляя тысячи таких отпечатков, можно делать выводы о здоровье человека.
адавали много интересных вопросов, не хотели отпускать спикеров, особенно гостя из США.

Онкология на Алтае
С докладом о состоянии онкологической помощи в Алтайском крае выступил профессор А.Ф. Лазарев.
Он привел такие данные. На учете у онкологов края состоит почти 65 000 больных. Из них на учете пять и более лет – 35 000 человек. Сегодня больных с первично множественными опухолями выявляется около 10%, этот показатель выше общероссийского почти в два раза. Но стоит отметить, что с 2016 года впервые отмечена тенденция, направленная на снижение онкологических заболеваний. Если посмотреть на карту онкологических заболеваний, то на первом месте – Рубцовская зона, на втором – Бийская, третьем – Славгородская. Самый низкий уровень онкологии – степная зона – Каменьна-Оби.
По структуре злокачественных образований на первом месте в крае (как и во все мире) – рак легкого, на втором – рак предстательной железы, на третьем – рак кожи. Александр Федорович рассказал, что ежегодно около 100 человек даже при ранней диагностике рака отказываются от лечения, они не осознают всю важность проблемы и такое халатное отношения влияет на дальней течение болезни.

Про раковые клетки, юношеские татуировки и Денисову пещеру
Спикер семинара «Молекулярные методы диагностики и лечения заболеваний человека, профессор Аризонского университета Стефен Джонстон ответил на вопросы «ЗН»

‒ Мистер Джонстон, почему вы заинтересовались темой раковых заболеваний?
‒ Примерно 12 лет назад я заинтересовался темой поиска вакцины против рака. Это было совершенно другое исследование. Мы в университете Аризоны изучали, может ли рак вызываться какими-то биологическими агентами. Грубо говоря, искали ответ на вопрос: заразен рак или нет. Эта научная работа подтолкнула нас к теме ранней диагностики рака.
‒ На лекции вы часто называли себя изобретателем, а кто вы по образованию?
‒ Я учился на биохимика. А изобретатель потому, что мы пытаемся открыть миру новый метод диагностики рака.
- Вы рассказывали, что сами были одним из первых, кто прошел тестирование по крови. Как это повлияла на вашу жизнь? ‒ (улыбается) Очень болел палец. Представляете, каждый день в течение трех месяцев я сдавал свою кровь на обследование.
‒ Вам не было страшно, а вдруг вы бы что-то у себя нашли?
‒ На самом деле я об этом даже не думал. Есть строгие правила того, как нужно брать анализ, как его исследовать. Мне был интересен эксперимент в целом, а не только мой частный случай. Важно было найти много желающих регулярно сдавать кровь. У нас в Аризоне распространена лихорадка денге, это вирусное заболевание, которое сложно диагностируется. Бывает, человек себя долго плохо чувствует, прежде чем врачи поставят точный диагноз. Поэтому много людей, в том числе и врачи, которые работают с этим заболеванием, волнуются о своем здоровье и сами присылают кровь на анализ. Сейчас мы получили финансирование на наш проект, и 200 студентов американского университета регулярно каждые две недели в течение шести месяцев будут проходить некий мониторинг: сдавать кровь на анализы. После мы передадим им все данные, но единственное – никто не будет ставить им диагноз, они просто получат результаты на руки.
‒ Как вы считаете, сколько потребуется лет, чтобы диагностировать рак по капли крови было так же просто, как с помощью градусника измерить температуру?
‒ Я не думаю, что это займет много лет. Это вопрос даже не развития технологий, а вопрос бизнеса. И я считаю, что первыми в этом будет Китай. На самом деле китайцы уже активно ведут подобные исследования, у них финансируется крупный проект ‒ они обследуют примерно миллион человек по крови на регулярной основе.
‒ Вы изучали много онкологических случаев. Как вы считаете, существует профилактика рака, что надо делать, чтобы не заболеть?
‒ Первое, что вы можете сделать, – это правильно выбрать своих родителей.
‒ Ну… то есть ничего мы не можем сделать?
‒ Есть, конечно, факторы, которые влияют на увеличение возможности появления рака. Например: курение, алкоголь, ожирение. Но если распределить все факторы по влиянию, то 15% ‒ это гены (грубо говоря, если не повезло с родителями, в роду есть предрасположенность к раку, то с этим уже ничего не поделаешь, наука пока не дошла до этого). Еще 15% ‒ это воздействие окружающей среды (сюда мы относим экологию, условия труда, воздействие токсинов на организм, питание). И на самом деле человек действительно многое может сделать, чтобы в этих пунктах обезопасить себя. А вот остальные 70% ‒ это просто человеку не повезло… То есть никаких прямых факторов не было, но он заболел. Это те случаи, когда пациент приходит к онкологу и говорит: «Ну как же так! Я же веду правильный образ жизни, я же слежу за питанием. Почему?». Дело в том, что так случилось – не повезло. В организме человека находится примерно 10 в 12-й степени клеток, и все они происходят от одной. И если вдруг произошла какая-то ошибка, появилась неправильная клетка, она уже ведет к появлению других таких же неправильных клеток, а это в свою очередь – к появлению опухоли.
‒ Неправильная клетка – это и есть рак?
‒ Неправильные клетки появляются всё время, в организме их очень много. Есть даже такой термин: люди всё время производят рак. Но в здоровом организме существуют разные системы, которые контролируют этот процесс и своевременно избавляются от опасных клеток. Но если даже одной плохой клетке удается пройти защитный барьер, нашу иммунную систему, тогда она дает начало опухоли.
‒ Вы изучаете иммунную систему, расскажите, удалось науке за последние годы сделать здесь какие-то открытия?
‒ Самым удивительным в изучении иммунной системы для меня стало то, насколько информативными могут быть лимфоциты. Напомним, лимфоциты являются очень чувствительными клетками и при обнаружении непорядка они первыми встают на защиту организма. Никто из ученых, и я в том числе, раньше не задумывался, что лимфоцит может дать информацию о том, какое конкретно у вас заболевание. Считалось, раз у человека повышенные лимфоциты, значит что-то не так и надо дополнительно искать, что же с ним случилось. Но, как говорят последние исследования, лейкоцит может дать информацию: есть ли у ребенка аутизм или есть ли у человека синдром хронической усталости. Т.е. в лейкоцитах гораздо больше информации, чем считалось ранее.
‒ Расскажите немного о личной жизни, чем вы занимаетесь в свободное время?
‒ Большую часть моих мыслей занимает то, как отправить детей в колледж. У меня трое детей, и воспитание занимает много сил (смеется). Я счастлив, что, окончив школу, мои дети не имеют ни одной татуировки. Вы, наверное, знаете ‒ в Америке это повальная мода на тату.
‒ Кстати, о детях. Многих родителей беспокоит, что молодежь сегодня не расстается с гаджетами. Как вы считаете, смартфоны могут провоцировать онкологические заболевания? Ведутся ли в этом плане какие-то исследования?
‒ Я не знаю научных данных о том, что телефон может провоцировать рак. Действительно, проводились исследования на тему того, может ли мобильник вызвать рак мозга, но прямая зависимость не была обнаружена.
‒ Кроме иммуносигнатуры, как исследователь, какой темой вы еще занимаетесь?
‒ Я увлекаюсь темой эволюции человека и много слышал о Денисовой пещере на Алтае. Когда-нибудь хотел бы там побывать, посмотреть на раскопки. Мне очень интересно, как люди из первобытных превратились в современных. И как они распределялись по миру: появились в Африке, Австралии, Америке.
‒ Чем вам запомнится Алтай?
‒ Хочется отметить, что ученые Алтая – люди творческие и креативные. В АГУ проводится много интересных исследований, и нашему Аризонскому институту интересно такое сотрудничество с Алтаем.
Наталья Теплякова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: red@email.asu.ru
Internet: http://zn.asu.ru