№ 14 (1516) от 12 апреля 2018 года
Есть мнение
Возможность хорошо зарабатывать есть у всех!
Безрадостная информация, поступившая в 2018 г., о полной неудаче наших ученых на конкурсе РНФ, еще раз заставила подумать: в чем проблема, что произошло, почему ни один ученый из Алтайского края не получил инициативного гранта РНФ? Конечно, бытует мнение, что есть лобби вузов, входящих в проект «5-100», что регионам перепадает совсем мало, что требуется много времени, денег и т.д. Никак не комментируя эти тезисы, мы понимаем, что на данные процессы (если они имеют место) мы влиять не можем или почти не можем. Наиболее конструктивным, на наш взгляд, кажется обратить взор на самих себя и постараться максимально усилить наши позиции.
Входной билет

Во-первых, у нас крайне мало сотрудников, кто имеет входной билет (то есть необходимое число публикаций в Web of Science) в такие сложные и большие проекты.

Очевидно, что 11 заявок на РНФ от нашего огромного коллектива – это мало. Почему мало? Нет сомнений, что руководством вуза приняты беспрецедентные для нашего региона меры по стимулированию научной деятельности сотрудников Университета. Существующая действенная и абсолютно прозрачная система премирования за осязаемые научные результаты помогла значительному количеству сотрудников набрать необходимые для большинства серьезных проектов наукометрические показатели. Сейчас на эти публикации приходят внешние ссылки, таким образом, помимо валового числа статей растет и также учитываемый экспертами важный показатель – индекс Хирша (ИХ). Уверены, что, не будь такой программы, принятой четыре года назад, мы могли бы сейчас практически не иметь финансируемых тем. По крайней мере, коллектив зоологов, а в первую очередь, его активно развивающаяся энтомологическая часть – набрал силу именно благодаря поддержке руководства на ранних этапах. Думаем, что мы тоже отплатили Университету сторицей за эти капиталовложения, принося уже второй год в кассу учреждения по 6 млн рублей и еще ряд мелких трэвел-проектов.

Голословные утверждения о тотальной платности публикации в журналах WoS – признак либо незнания конъюнктуры журналов по своему научному направлению, либо наличия крайне слабого контента, который можно опубликовать только за деньги в «братской могиле», что, конечно, возможно и в WoS, и в Scopus. Сейчас каждый аспирант, работающий на поле зоологии беспозвоночных, имеет в своем активе статьи в журналах, индексированных МБЦ, активно в эту тему погружаются и студенты. Конечно, это требует колоссальной работы (в первую очередь в плане выбора конкурентоспособных тем), но лично мы как научные руководители крайне заинтересованы вырастить трудоспособных людей, которые смогут вовремя «подхватить падающее из рук знамя».

Справедливости ради следует сказать, что есть и немало очень сильных платных журналов. Часто это журналы первого эшелона. Специалист, который готов оплачивать от 1 до 5 тысяч у.е. за публикацию, – знает, для чего он это делает. Поверьте на слово, это делается не для выполнения квалификационных требований, это совсем другие игры, связанные с личным реноме исследователя, с его прогнозами относительно будущих заявочных кампаний. Ведь, покупая более престижный автомобиль, более продвинутый продукт Apple или более удобные и красивые туфли, вы тоже платите бОльшие средства. Это очевидно. Публикации в журналах первого квартиля – это существенные вложения в себя, в свой коллектив, способ стать более конкурентоспособным и респектабельным ученым. Забавно, что, отправив две тысячи у.е. за статью, в случае отказа получишь полторы тысячи. Разница уйдет на оплату труда рецензентов, при том, что оплата за эту публикацию из программы поддержки АГУ составляет 100 000 рублей.

Наукометрические показатели
Второе – даже при наличии входного билета, мы имеем объективно слабые наукометрические показатели.
По нашим подсчетам, число штатных сотрудников с ИХ (по Web of Science) ? 10 равняется двум. А в естественных науках конкурентное сражение за приоритет и за финансируемые темы в России достигло своего апогея. Понятно, вуз, где таких сотрудников под сотню, – получает больше проектов. Здесь, пожалуй, единственный путь – это публикации в больших коллаборациях, публикации в журналах, входящих в первые два квартиля (Q1-2). Попасть в эти журналы – очень непростая задача. Требуется дорогая оптика, реактивы, лабораторная база… Наша наука становится все дороже. Чтобы опубликовать статью в журналах, входящих в Q1-2, требуется потратить не одну сотню тысяч рублей. В этой связи, мы предлагаем ректору адресно поддерживать оборудованием и реактивами наиболее сильные коллективы. Выявить их несложно.
Каждый преподаватель АГУ должен понимать, что набирать показатели – это его личная задача. При этом Университет активно поддерживает ППС, в том числе, через стажировки, конференции, центры коллективного пользования, бесплатные курсы и т.д.
Бумажная нагрузка
Третье – конечно же, большая педагогическая нагрузка.
Мы не знаем, как решить эту проблему, но знаем точно, что профессор или доцент, честно выполняющий свой профессиональный долг, обновляющий лекционный материал, много вкладывающий в студентов, имеет ограниченные возможности заниматься научной работой. Ко всему этому невероятно раздут документооборот. Вакханалия (иного слова в данном случае просто нет) с учебной документацией – просто деморализует сотрудников, потому наши доценты и профессора, кто работает на полную «горловую» ставку и еще имеет финансируемые темы, – несомненно, пассионарные личности. А добавьте сюда различные общественные поручения, вроде участия в «Мисс факультет» (и прочих бесполезных мероприятиях), бесконечной череды мелких студенческих, факультетских и прочих конференций, которые размывают и так небольшое свободное время! Представляется, что в этих сферах нагрузки должны регламентировать деканы. А так получается, что работают с полной отдачей одни и те же. Нужно включаться всем преподавателям, и каждому нести свою ношу из расчета 1500 часов в год. Несомненно, результат такой работы хорошо оплачивается в вузе.
Совершенно понятно, что ряд активных в плане научной деятельности сотрудников всеми способами минимизирует свою педнагрузку (вместе с окладной частью своей заработной платы), доводя ее до 150‒200 горловых часов (именно того резонного максимума, который читают профессора в Европе или США), или уходят на ставки научных сотрудников при малейшей на то возможности. Без подобных решений – серьезная (да и несерьезная) наука делаться в вузе не может. Те, кто может и хочет, и так работают в максимальном напряжении, тем более этот «задор» хорошо поддерживается администрацией вуза.
Поддержка – молодым!
Четвертое, мы настойчиво продолжаем не учить наших молодых науке.
Магистры и аспиранты должны (мы подчеркиваем это слово) прослушивать обязательные образовательные модули по подготовке статей, написанию заявок на гранты, наукометрии, научной этике и т.п. Естественно, что большое влияние на молодежь оказывает их научный руководитель, но централизованная работа тоже не была бы бесполезной.
Прекрасно, что в вузе появился отдельный эффективный контракт для финансовой поддержки молодых исследователей. Наверняка это решение действенно поможет ряду молодых специалистов. Здесь все-таки важна поддержка со стороны научно-инновационного управления по формированию и «упаковке» проекта и рациональному перераспределению нагрузки и финансирования на факультетах.
В Университете существует широкий спектр финансовой поддержки в сфере образования и науки. Но эта информация на местах почему-то в целостном виде недоступна!
Конечно, было бы превосходно вернуть систему Трэвел-грантов для молодых ученых. Мне кажется, многие наши молодые сотрудники не вполне понимают, что наука – это необычайный драйв, постоянный поток сильных эмоций, что это крайне интересно, что это то поле боя, где реально стать победителем. Понимая потенциал своих молодых сотрудников, мы осознаем, что, благодаря поддержке руководства, все они будут получать значительные финансовые вознаграждения (конечно, при колоссальном потраченном труде). Не будет хвастовством сказать, что уже сейчас молодые сотрудники Лаборатории фундаментальной и прикладной зоологии БФ (ни один из них!) вообще не участвуют во внешней подработке, а занимаются наукой на 100% и при этом могут себя достойно содержать.
Благодарности
Данный материал никогда не был бы написан, не будь длительных интересных (а иногда и почти кровопролитных) дискуссий с нашими коллегами из АГУ: директором ЮСБС А.И. Шмаковым, директором РАПРЦ А.И. Шаповалом, сотрудниками ЮСБС Д.А. Германом, С.В. Смирновым, М.Г. Куцевым, сотрудниками кафедр зоологии и физиологии, ботаники, экологии, биохимии и биотехнологии и др., за что мы выражаем им нашу глубокую признательность.
Проф. каф. экологии, биохимии и биотехнологии, д.б.н. Р.В. Яковлев,
директор филиала АГУ в г. Белокурихе, к.г.н., доцент Д.А. Дирин,
зав. кафедрой управления персоналом и социально-экономических отношений, д.э.н., проф. С.В. Лобова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru