№ 17 (1519) от 10 мая 2018 года
Я помню, я горжусь!
Гефтер Георгий Самойлович
Бессмертный полк Алтайского государственного университета

«За науку» публикует непридуманные истории великого подвига русских воинов, защитивших свою Родину от страшного врага во время Великой Отечественной войны. Об этом нам рассказали их потомки, которые сегодня, в мирное время, работают, учатся в Алтайском госуниверситете

Отец Александра Георгиевича Россинского, профессора кафедры инструментального исполнительства ФИиД АГУ.

Он учился в Германии. Получил прекрасное образование. Этот человек знал 12 языков. В 1942 году Георгий Гефтер ушел добровольцем на фронт.

Однажды, вернувшись с работы, сказал жене: «Лялечка, мне неудобно ходить в тылу. На меня плохо смотрят люди».
И он подал заявление и пошел служить командиром дивизиона гвардейских минометов («катюши»).
Страна беспокоилась о настоящих специалистах. В 1944 году грамотных инженеров стали отзывать обратно. Настало время восстанавливать разрушенное фашистами. В это время он был уже в Молдавии.
Получил предписание срочно вернуться на завод. Написал, что возвращается и… подорвался на мине.
В селе Киперчены Георгий Гефтер погиб смертью храбрых. Там и стоит памятник ему.
Некоторые, особо «одаренные», сейчас говорят, что евреи «отсиживались» и боялись воевать… Вы уверены?

Мезенцев Степан Трофимович
Отец Олега Степановича Мезенцева, администратора концертного зала АГУ.

Родился в 1910 г. До войны работал в колхозе трактористом.

В 31 год попал на фронт – под Москву. Был сильно ранен. Попал в госпиталь. Потом был Сталинград. У Степана Трофимовича было 4 пулевых и 22 осколочных ранения. Комиссовали.
После чего он вернулся домой, в родной Красноярский край. Стал председателем колхоза. Работал, работал и еще раз работал. Несмотря на все ранения, здоровье было богатырское. Но жизнь штука сложная…
Появился однажды «проверяющий», аж из самой Москвы. Проверка, резолюция: «неправильность урожайности». Бред. Да еще и заявили: мол, какой вы агроном, когда у вас всего три класса церковно-приходской школы?
Неправильно всё, не по-партийному. В итоге 3 месяца в тюрьме. К счастью, закончилось всё хорошо, выпустили. Нашлись, видимо, вменяемые люди. А могло быть гораздо печальнее…
После этого инцидента Степан Трофимович с государством работать больше не стал, а занялся охотой и рыбалкой. На «диком западе» таких людей называли «трапперы».
Он очень любил носить шляпы.
Как-то его маленький правнук, которого он, увы, не дождался, сфотографировался в шляпе. И получился Степан Трофимович. Один в один. Как будто он вернулся. Или не уходил?

Никопорец Савелий Григорьевич
Прадедушка Ольги Валерьевны Дедовой, ведущего библиотекаря Научной библиотеки АГУ.

В 1945 году рядовой гвардии Савелий Григорьевич был награжден медалью «За отвагу». Работая помощником шофера паркового дивизиона 18-ой Гвардейской минометной, Львовской Краснознаменной ордена Кутузова бригады, он показал пример добросовестного выполнения поставленной боевой задачи. Во время перевозки боеприпасов на огневую позицию машина, в которой находился наш герой, попала под шквал фашистского огня. Шофер был тяжело ранен. Савелий Григорьевич не растерялся. Он сам сел за руль изрешеченной машины и продолжил прорываться в сторону своих. В итоге боеприпасы были вовремя доставлены на огневую позицию – в район Бреслау. Задача была выполнена. Там же Савелий Григорьевич участвовал в отражении атак противника. Выписка из наградного листа гласит: «Мужественно, до последнего стоял товарищ Никопорец на своем посту, пока атака окончательно не была отражена. За проявленное мужество и отвагу товарищ Никопорец удостоен правительственной награды – медали ”За отвагу”»


Скаредов Федор Павлович
Дедушка магистранта ФМКФиП АГУ Сергея Скаредова.

18-летний сержант – будущий кадровый офицер, фронтовик – из Сибири был отправлен на парад в честь 24-й годовщины Октябрьской революции, который прошел 7 ноября. Там Федор Павлович маршировал в колонне сибирских стрелков, плечом к плечу с такими же молодыми ребятами, как и он. Враг рвался к столице, но праздник не стали отменять. А дальше, как говорится, с корабля на бал. С Красной площади сразу в бой.

Далеко ходить не пришлось. Враг был почти у ворот – всего в нескольких километрах от Москвы. Тогда, у стен столицы, никто из 18-20-летних парней не задумывался о смерти, все думали только о судьбе своей Родины. Ведь есть такая профессия… Немецко-фашистские танковые дивизии были остановлены. Там же, у Бородино, лейтенант Скаредов получил свое первое ранение. Победу капитан Ф. Скаредов встретил в госпитале под Кенигсбергом. Красный флаг уже развевался над рейхстагом, а здесь еще шли ожесточенные бои. В отставку Федор Павлович вышел подполковником.
Он не любил рассказывать о войне. Точнее, рассказывал, но что-нибудь забавное, смешное или поучительное, не вдаваясь в страшные подробности. А еще у него был трофейный браунинг. Когда после войны в СССР было объявлено сдать всё трофейное оружие, дед сказал, что трофей сдавать не будет. Он запаковал пистолет в промасленную бумагу и отправил на дно реки Сестра, которая протекает через маленький подмосковный городок Клин. Возможно, он до сих пор лежит на илистом дне.

Щигрев Никифор Герасимович
Дедушка Светланы Петровны Кузнецовой, библиотекаря 1 категории Научной библиотеки АГУ.

Уроженец с. Сычевка Смоленского района Алтайского края Никифор Герасимович родился 18 марта 1918 года. Призвался в ряды РККА в июне 1941 года. Воевал на Ленинградском фронте, в частности был водителем полуторки, на которой возил продукты по Ладоге для блокадного Ленинграда. Не понаслышке знал, что такое «Дорога жизни», много раз под пулями и обстрелами, с открытыми дверками машины, подвергался смертельной опасности. Был сильным и крепким сибиряком, поэтому много раз бросался в рукопашный бой. Был награжден медалью за отвагу именно за рукопашные бои, после освобождения Ленинграда награжден медалью за оборону Ленинграда, в этих боях был ранен, после госпиталя его приметил командир мотострелкового полка и назначил его водителем к себе. До конца войны Никифор Герасимович был его личным водителем. Участвовал во многих сражениях, был награжден медалью за освобождение Кенигсберга.

Но для него война не закончилась в мае 1945-го. Его часть перебросили на Дальний Восток, где началась война с Японией. Там участвовал в освобождении Манчжурии. Был награжден медалью за победу над Японией, принимал участие в операции по разгрому Квантунской армии, где при переходе через перевал Хинган обморозил пальцы обеих ног, но до конца военной операции оставался в строю. Затем был госпиталь, ампутация, и только после этого война для него закончилась. Это был уже 1947 год.
Уже после войны тот самый командир мотострелкового полка разыскал Никифора Герасимовича. В то время фронтовик уже вернулся на свою малую родину. Бывший командир предложил однополчанину вместе со всей семьей перебраться в Ленинград и снова работать его личным водителем. Предполагалось, что вслед за фронтовиком отправится вся его семья. Но Никифор Герасимович отказался от заманчивого предложения директора крупного завода (которым стал командир мотострелкового полка). Он не бросил маленький уголок большой Родины, где родился и вырос. Так он и прожил в своем родном селе Сычевка до 82 лет, воспитав пятерых прекрасных детей и 10 внуков. Светлая память о нашем Никифоре Герасимовиче навсегда останется в памяти не только его родных и близких, но и всех односельчан!

Нечаев Николай Афанасьевич
Прадедушка студентки юридического факультета АГУ Елизаветы Руф.

Николай Афанасьевич родился в 1910 году. Во время Великой Отечественной войны он воевал на Курской Дуге. К сожалению, правнучка не застала героического дедушку. Но его воспоминания остались в памяти его потомков. Николай Афанасьевич много рассказывал о войне своему сыну. Например, о том страшном бое, в котором потерял ногу.

Рвануло совсем рядом. От взрыва Николай Афанасьевич упал на землю и увидел, как в воздухе летит оторванная нога. Ужас в том, что это была его собственная конечность. От боли Николай Афанасьевич потерял сознание, а когда очнулся, его уже обступили враги. Фашисты собирали выживших, усаживая их в небольшую телегу. На ломаном русском языке раненым советским солдатам заявили, что отправляют их в госпиталь. Но туда попадут только те, кто останется в телеге. Тех, кто выпадет из нее, ждал расстрел. Николай Афанасьевич не надеялся на благополучный исход. Он был тяжело ранен, без ноги, с перебитыми пальцами и ключицей. Постоянно терял сознание и просто физически не мог держаться. К счастью, рядом с Николаем Афанасьевичем сидел товарищ по несчастью – кавказец, который был не так тяжело ранен. Всю дорогу он придерживал Николая Афанасьевича.
Советских солдат привезли в госпиталь, оккупированный немцами. Плен длился недолго. Вскоре госпиталь был освобожден советскими войсками. После чего Николая Афанасьевича, как и других раненых, отправили долечиваться в Томск. Но пока он был в плену, его жене Елизавете прислали похоронку на мужа. Для семьи Николая Афанасьевича, как и для тысяч других советских семей, это было большое горе. Какова же была их радость, когда он вернулся домой живым...
В 2011 году внучка посвятила своему прадедушке – ветерану Великой Отечественной войны стихи «Тихий вечер». Они оформлены в виде диалога между ней и дедушкой, рассказывающим про своего отца. Вот фрагмент из стихотворения:
«… Но он остался жив, пришёл к своей семье,
Пришёл, фашистов победив, и подарив жизнь мне.
Я буду его помнить. Того, кто дал мне жизнь.
Кому судьба кричала: “Всё получится! Держись!”»

Булгаков Борис Васильевич
Дедушка студента ФМКФиП Антона Булгакова.

Мой дед, Булгаков Борис Васильевич (1927-1999) жил в городе Кромы Орловской области. В 1943 году в возрасте 15 лет вместе со своей мамой был угнан в плен в Ригу. Пытался бежать и за это был оправлен в австрийский лагерь смерти Маутхаузен-Гузен, филиал «Южный вокзал» города Вена. Там он провел долгие два года. В конце февраля авиация союзников разбомбила лагерь, что помогло деду сбежать и пойти в сторону Чехословакии, где он встретил 203-ю Запорожскую дивизию. Был призван, на тот момент ему было почти 18. Уже в составе 592-го полка он освободил Брно и Братиславу.

Летом 1945 года, после капитуляции Германии, его боевой путь еще не был окончен. Дивизию перебросили в Чойбалсан (Монголия), где формировалась ударная группа Забайкальского фронта для наступления на Северо-востоке Китая против милитаристской Японии. Преодолев Большой Хинган, дивизия двинулась в сторону Шеньяна (Мукден), где состоялся бой с солдатами Квантунской армии. После был освобожден город Далянь, а концом боевого пути стал Порт-Артур. В 1951 году Борис Васильевич закончил службу и поступил в Воронежскую ветеринарную академию, и впоследствии, в 1972 году, будет назначен главным ветеринарным врачом Барнаула.

Величков Павел Григорьевич
Прадедушка студентки ФМиИТ Алины Величковой.

Величков Павел Григорьевич родился в 1896 году в Быстро-Истокском районе Алтайского края. В 1839 году его семья переехала в Туркменскую ССР в город Байрам-Али Марыйского района.

В начале Великой Отечественной войны его призвали в охрану стратегического объекта (нефтехранилища) в городе Байрам-Али. Через год, в 1942 году, он был отправлен на Ленинградский фронт красноармейцем, где и был совершен героический подвиг. В прифронтовой зоне он подорвал железнодорожный эшелон с боевой техникой и живой силой противника, за что и был удостоен высшей награды – Ордена Славы третьей степени.
После подрыва эшелона фашисты с собаками преследовали Павла Григорьевича, и ему пришлось спрятаться в шахтном водопроводном колодце. Вокруг колодца он насыпал солдатской махорки, чтобы собаки сбились и потеряли след. Так, благодаря смекалке, он избавился от преследователей.
В одном из боёв на Ленинградском фронте Павел Григорьевич был тяжело ранен. Пострадали обе ноги и голова. Лечился в Ленинградском госпитале. Вернулся домой инвалидом первой группы.
Величков Павел Григорьевич умер в 1950 году в городе Сталинске, ныне Новокузнецк Кемеровской области.

Седов Иван Иванович
Дедушка Алексея Владимировича Шарапова, доцента кафедры политической истории ФМКФиП АГУ

Мой дедушка Седов Иван Иванович родился в селе Ливенки Одоевского района Тульской области 4 сентября 1919 года. В 1941 году учился в Москве в институте химического машиностроения. В июле 1941 года вместе со всем курсом ушел добровольцем защищать Москву. Ранение, госпиталь, снова фронт. И снова ранение. Дедушка был ранен 3 раза. В голову, плечо и ногу. Получил правительственные награды. Награжден орденами Отечественной войны I и II степени, медалью за взятие Кенигсберга и другими. Дедушка не любил рассказывать про войну, да и я еще был подростком и не расспрашивал его. У меня сохранились в памяти несколько эпизодов. Один из них – это как дедушке делали операцию, когда его ранили в голову. Вместо анестезии дали стакан спирта, ртом зажал полотенце, и дедушке военный врач вынимал осколки из основания черепа. Другой эпизод: под Ельней попали в окружение и выходили из него. Дедушка уже был лейтенантом, начался страшный обстрел немцев. Дедушку накрыл своим телом рядовой, по национальности казах. И он до конца своей жизни вспоминал этого человека и уважал казахов. Рассказывал, как ночевали зимой в снегу, одеты были в полушубки, ушанки, валенки, теплые рукавицы. Выкапывали в сугробе углубление, стелили одеяло, забирались в этот снежный дом и спали. И дедушка говорил, что в таких суровых условиях солдаты не болели.

Войну закончил в Польше, демобилизовали его в сентябре 1946 года. Восстановился в институте, окончил его. Затем в 1955 году был направлен в Барнаул, где стал директором Аппаратурно-механического завода и проработал 37 лет до ухода на пенсию.

Дворников Михаил Иванович
Прадедушка студентки ФМиИТ Алины Величковой.

Родился 20 ноября 1914 года в Алтайском крае. С первых дней войны был призван на военную службу. С 1941 по 1945 год нёс службу в качестве водителя на фронтовом и прифронтовом поле. Перевозил раненых, боеприпасы и продовольствие. Дошёл до Берлина. Мобилизовался после окончания войны. Умер 26 мая 1994 года.


Гусева Антонина Николаевна
Прабабушка Артёма Тарасова, студента ФМКФиП АГУ

Моя прабабушка Гусева Антонина Николаевна до войны работала на меланжевом комбинате в Барнауле, параллельно с работой окончила курсы медицинских сестёр. В ряды вооружённых сил её призвали через месяц после начала войны, а тогда ей было всего 18 лет. Прабабушка говорила, что для отправки на фронт с меланжевого комбината сняли 1000 человек. На сборы им дали всего несколько часов, потом посадили в теплушки (вагон) и повезли в неизвестном для них направлении. Из воспоминаний прабабушки: «Когда эшелон тронулся, мы призадумались: куда нас везут, на запад или на восток? Если на запад, то мы вряд ли бы остались в живых. Конечно, мы все приуныли, но что делать? И вот первая остановка. Станция Зима Красноярского края. Тут вся грусть пропала, потому что мы поняли, что направляемся на восток, постояли немного и отправились дальше». По прибытии в пункт назначения прабабушку определили в 87-й гаубичный полк на Дальнем Востоке, а там она была в должности санитарного инструктора.

Прабабушка дважды оказывалась на волоске от смерти. Во время службы на востоке прабабушку, по собственному желанию, включили в спецгруппу по выполнению особо важных заданий, связанных с большим риском для жизни. И вот первое задание. Их привезли в чайную и дали указание наблюдать и ничего не предпринимать. Там случился какой-то конфликт, засверкали ножи, и прабабушке стало очень страшно, после этого от дальнейшей учёбы прабабушка отказалась. В конце 1943 года её направили на запад в 1501-й эвакуационный госпиталь, с которым прошла путь от Ленинграда до Чехословакии, Польши. И на протяжении всего пути она исполняла обязанности секретаря комсомольской организации госпиталя. По окончании войны прабабушка работала агитатором в г. Бендеры. И по её словам, там было очень опасно, так как было много банд, отличавшихся особой жестокостью.

Марьин Петр Игнатьевич
Дедушка Дмитрия Владимировича Марьина, начальника управления информации и медиакоммуникаций.

Я не успел увидеться с дедом. Он умер еще до моего рождения. Всё, что теперь я знаю о нем, – из рассказов бабушки и мамы. Есть еще старые военные фотографии, детали на которых тоже могут рассказать многое. В детстве я любил их рассматривать, особенно нравилась вот эта. Большого, почти портретного формата, фотография, как рассказывала мама, когда-то висела в рамке на стене. На фото, сделанном в апреле 1945 г. в Дрездене, мой дед Петр Игнатьевич Марьин (1908-1971) стоит с трофейным немецким велосипедом. Как я выяснил позже – это знаменитый «Truppenfahrrad М42», военный велосипед германской армии. Машина надежная, некоторые экземпляры до сих пор на ходу: если зайти на YouTube, то можно в этом легко убедиться. Как вспоминала бабушка, до войны дед, хоть и прожил всю жизнь в Барнауле, имел «техническую» специальность – кузнец ручной ковки – и работал в гараже, на велосипеде так ни разу и не покатался. Вот только на войне, в Германии, довелось. На этом велосипеде катались всем отделением. Значит, не один дед был такой, малоопытный велосипедист…

Черный шеврон-ромб с перекрещенными пушками на левом рукаве гимнастерки означает, что сержант Марьин служил в противотанковой артиллерии. По специальности, как уже сказал, дед был кузнецом ручной ковки. Поэтому, когда началась война, его направили на курсы оружейных мастеров в Омск. А потом уже оттуда, в конце 1941 года, на фронт. Он служил в полковой оружейной мастерской. Ремонтировал оружие после боев, пристреливал и «ставил» мушки на новом. Наверное, в атаку он не ходил, «языка» не добывал. Но на передовой любой приказ начальства – боевой. Потом он рассказывал бабушке, как однажды, уже в Германии, после боя их полк противотанковой артиллерии понес большие потери в орудиях. А утром – опять наступать. Приехал командир дивизии, выслушал доклад командира полка, начальника мастерской, посмотрел и сказал: «Если к утру достаточного количества исправных орудий не будет, все пойдете под трибунал!» Оружейникам выделили в помощь солдат-артиллеристов, работали всю ночь, подсвечивая станки и верстаки автомобильными фарами, из двух-трех подбитых пушек собирали одну целую, но приказ выполнили. Утром пушки полка били по немецким «тиграм» и «пантерам»…
Судя по самым поздним военным фотографиям, дед закончил войну в Чехословакии. На одном из фото он стоит на берегу Эльбы, около г. Челаковице. Домой дед вернулся в конце 1945 года, к жене и пятерым детям. После войны родилась еще одна дочь. Работал, как и до войны, кузнецом, теперь в гараже крайкома КПСС. До самой пенсии. Мастерство, помноженное на фронтовой опыт, было востребовано на самом высоком уровне. Именно подготовленные им автомобили «гаража №1» встречали во время приезда в Барнаул генсека Н.С. Хрущева в 1954 г. и нашего великого земляка, космонавта №2, Г.С. Титова в 1963 г.

Коркин Иван Макеевич
Прадедушка Светланы Малюк, студентки ФМКФиП АГУ.
Когда-то в детстве, когда мне было еще лет двенадцать, я искала в тумбочке коробку со старыми фотографиями родственников. Я очень любила их разглядывать, когда оставалась одна дома, хотя из множества лиц на фото знала лишь пять или шесть. Именно в этот момент я нашла очень странную книжку: маленькую, с пожелтевшими страницами, пропахшую старыми вещами... Так я нашла военный дневник своего прадеда. Его звали Иван Макеевич Коркин, его призвали на фронт в 1941 году из Барнаула. Уже в середине пути он стал командиром отделения разведки 317 Гвардейского стрелкового полка и получил первую награду – Орден Красной Звезды. За четыре года и пять месяцев на фронте он дошел до Австрии. Вернулся с войны сержантом гвардии. Дневник представляет собой летопись пяти лет войны. Самым важным в нем являются слова на первой странице: «...весь свой боевой путь, всю свою жизнь за 5 лет – для памяти в будущее».
Помимо описаний боевых действий, лагерной жизни и пути от части к части, в дневнике есть стихи, написанные самим Иваном Макеевичем и его сослуживцами, секреты карточных фокусов и множество имен и адресов. В одной маленькой книжице собрана память целого поколения.
Из дневника:
19 ноября 1942 года
«Началось генеральное наступление в 8:00. Воздух был наполнен сотрясающимся гулом русской артиллерии. Эта канонада сотрясла всю землю. И после последнего залпа любимой “Катюши” пехота наперевес с винтовками, вслед за танками, перешла укрепления противника. Конечно, кто был под этим огнем, тот поседел. Но таких мало, кто бы остался жив. Это начиналась гроза после затишья, противник отступал».
Так Иван Макеевич описывает битву под Сталинградом, в районе 5 курганов. Тогда разведку отправили двумя часами раньше пехоты – осмотреть, убедиться, что враг ушел. Три часа гвардия простояла в «питомнике», где осталась брошенная немцами техника – трофеи. Три часа пролетели незаметно: трактора заправлялись бензином, люди заправлялись консервами. Когда пришла пехота, они пошли дальше – по дороге, выстланной трупами.
Пехота еще не развернулась, когда вдруг послышались выстрелы танков. «Пешка», на которой ехал Иван Макеевич, развернулась первой, так как была ближе всего к дороге. Танки свирепствовали, вели огонь. Внезапно под пушкой разорвался снаряд. Замковый был убил осколком в висок, другой замковый, который стрелял сам, был ранен в щеку. Иван успел отскочить – его только зацепило осколком по ноге. Не успев опомниться, Иван слышит следующий разрыв, сзади.
Туман рассеялся, настала тишина. Несколько человек ранено, двое убиты.
Ранение заставило Ивана Макеевича отправиться в госпиталь.
16 августа 1944 года Иван Макеевич получает медаль «За оборону Сталинграда». Я не смогла найти данных об этом приказе в доступных документах, как и о приказе на медаль «За отвагу». Хотя в самом дневнике об этом говорится, и не раз.
Материал собрали:
Мария Криксунова, Евгения Скаредова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: red@email.asu.ru
Internet: http://zn.asu.ru