№ 20 (1522) от 31 мая 2018 года
АГУменты и факты
«Откуда есть пошла земля наша»
Об открытии Университета в 1973 году. «ЗН» публикует очерк ветерана, заслуженного работника АГУ Александра Андреевича Храмкова об истории становления Алтайского государственного университета
Нам 45!
Университет отмечает 45-летний юбилей. 45 лет – это и мало, и много. Мало с позиций истории, мы молодой университет. Храню подарок ректората – прекрасные наручные часы с оттиском на циферблате «25-летие Алтайского государственного университета». Уже тогда мы гордились этим рубежом. Но 45 лет – это и много, так как Университет стал совсем другим. Это крупный центр подготовки кадров и развития научных исследований, широко известный в стране и за границами. Находясь в почетном и ответственном статусе опорного вуза, Университет занимает достойное место среди таких центров по стране. Широко развиваются международные связи. Создано самое важное – высокопрофессиональный профессорско-преподавательский коллектив. Наша гордость – выпускники, их уже несколько десятков тысяч, они помнят alma mater и своим трудом умножают ее славу, вносят важный вклад в развитие страны – в хозяйство, науку, культуру. Сейчас практически всё руководство Университета, начиная с ректората, продолжая большинством деканов, зав. кафедрами, профессура – это наши выпускники.

Отшумели и давно ушли в прошлое времена становления Университета. «Как этот год от нас далек…». Поэт писал об «отшумевшем дожде»: «О прежнем не скажешь моим языком, как дождик, оно перестало» (Владимир Соколов). Сейчас для многих и имена тех, кто жил и трудился у истоков, неизвестны, тем более их живой образ. Писать о прошлом грустно. Но нет, прошлое не проходит, как дождик. Каждое поколение в делах своих «стоит на плечах» предыдущих. Всё настоящее начинается из прошлого.

Как всё начиналось?
«Перебираю всё свершившееся, чтобы воспеть…»
Я был переведен для работы в АГУ еще в августе 73-го, когда еще и студентов не было, и проработал здесь 41 год, – увы, не дотянув до 45. Пришлось быть и свидетелем, и участником открытия и основания Университета. До этого работал в трех вузах, но только здесь, в АГУ, обрел истинное жизненно-творческое удовлетворение.
«Если бы не А.В. Георгиев, университета у нас не было бы»
Барнаул еще в 90-е годы позапрошлого, ХIХ века, претендовал на открытие первого в Сибири университета, но тогда выбор пал на Томский госуниверситет (похвалюсь – моя alma mater). Кстати, именно этот старейший сибирский университет, из всех других вузов, оказал наибольшую помощь АГУ на стадии его становления. В 1970-х годах советское правительство приняло решение об открытии классических университетов в целом ряде городов: в Тюмени, Омске, Челябинске, Кемерове, Красноярске. Главную, исключительно важную инициативную роль в открытии АГУ сыграл краевой комитет КПСС и особенно его первый секретарь А.В. Георгиев. Крайком неоднократно ставил вопрос об этом перед центральными партийными и правительственными органами.
Сложным было решение, на чем остановиться, на какой основе создавать университет: на базе пединститута, как это было сделано тогда в других сибирских городах, или отдельно. В этом имелись серьезные расхождения. Вначале рассматривался первый вариант, при этом в качестве базы университета предлагалось использовать также юридическое отделение Томского госуниверситета и филиал Всесоюзного заочного финансово-экономического института в Барнауле. Это было проще в обеспечении учебными корпусами, кадрами и дешевле – уже сразу были бы и студенты. В руководстве края и Барнаула большинство это поддерживало. Но затем возобладала мудрость А.В. Георгиева, он изменил план, его поддержал и В.И. Неверов. Имелось в виду, что «пединститутский» путь потребовал бы много лет на преодоление прежних традиций и превращение в классический университет, т.е. мы бы потеряли в качестве. Кроме того, этим решением расширялась система высшего образования в крае, так как сохранялись и пединститут, и финансово-экономический институт.

Обосновывая этот необычный проект, А.В. Георгиев в очередной записке Генсеку ЦК КПСС Л.И. Брежневу должен был взять ответственное и тяжелое обязательство: «Хорошо зная трудности, имеющиеся в стране, мы можем найти возможности, которые позволяют открыть новое учебное заведение без отвлечения средств из государственного бюджета». Крайком указывал, что берет на себя обязанность оказания помощи университету. Он предлагал выделить под университет в Барнауле три учебных здания площадью 14 тыс. кв. метров, общежитие для студентов и жилье для преподавателей, а также обеспечить вуз необходимыми кадрами. Всё это указывает на решающую роль крайкома КПСС в открытии университета. В.И. Неверов – сам, как первый ректор, был первым в этом – но в своих воспоминаниях называл А.В. Георгиева «подлинным основателем» университета и написал, что «если бы не А.В. Георгиев, университета у нас не было бы».

В связи с этим я думаю, что рано или поздно – а лучше сейчас – надо установить в знак благодарности в главном корпусе Университета некий соответствующий памятный знак А.В. Георгиеву – основоположнику АГУ. Могут быть и другие знаки. Возможно, иметь студенческую стипендию его имени. А.В. Георгиев – выдающийся государственный деятель. В нашем городе есть улица его имени. В Университете и все последующие поколения обязаны помнить его. Существует книжное выражение «скрижали истории» – каменные плитки с начертанными на них десятью заповедями, которые, согласно библейской легенде, Бог дал Моисею на горе Синай. Может, это слишком возвышенно звучит, но в университетских скрижалях истории его имя должно быть всегда восславляющимся.
Чем и как обосновывалась необходимость Алтайского госуниверситета?
В обращениях крайкома в центральные органы власти страны указывалось на острую, все возрастающую потребность в подготавливаемых классическими университетами кадрах в условиях высоких темпов экономического и культурного развития края: нехватку математиков, физиков, химиков, юристов, биологов, почвоведов, учителей и т.д. Указывалось, что Алтайский край являлся районом развитого машиностроения, химии, легкой и пищевой промышленности. В 1972 г. действовало 572 промышленных предприятия с годовым объемом производства свыше 3 млрд. руб. в масштабах цен того времени, производилось свыше 10% зерновых РСФСР. По валовому производству сельскохозяйственной продукции Алтайский край занимал 4-е место в РСФСР. Новая пятилетка закладывала показате-ли, намного превышающие общие по СССР. Коренные изменения произошли в культуре. В ближайшие годы предусматривалось строительство и реконструкция более 100 промышленных предприятий, сооружение около 200 крупных животноводческих комплексов, огромные работы по орошению и обводнению земель, развертывание ряда научно-исследовательских учреждений. Согласно расчетам крайкома на ближайшие 10 лет потребность в кадрах университетского профиля составляла 15–18 тыс. человек.
Если позволительно автору здесь отвлечься: пишу эти строки и не могу не взгрустнуть по тому времени – при имевшихся трудностях много хорошего тогда делалось, в том числе, увы, и утраченного – в числе этого и ряд крупнейших заводов и фабрик края.
Свой едва ли не решающий вклад в решение вопроса об открытии университета внесли труженики сельского хозяйства края. В 1972 г. страну постиг неурожай, а Алтайский край собрал большой урожай. Алтайский край в этой связи посетил с визитом Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. Край ему очень понравился. Он был поражен, что в отличие от других его визитов по регионам здесь его не забрасывали ворохом просьб и лишь в день отъезда поставили перед ним только два вопроса, и среди них главный – об открытии университета. Он согласился на это и попросил подготовить соответствующую записку в ЦК КПСС. А она уже была заранее приготовлена А.В.Георгиевым и тут же легла в папку помощника Генсека. Самолет Л.И. Брежнева взмыл в небо, унося записку об университете. Этим вопрос был предрешен.
«Битва» за университет
Но «мытарства» еще пока только начинались. Шло время, а «Москва молчала».
Дело осложнялось тем, что в министерствах (союзных и республиканских) имелась серьезная оппозиция открытию университета на Алтае, даже со стороны министров. Считалось, что «потребность в специалистах-универсалах вполне может быть удовлетворена за счет подготовки в университетах центральных районов страны». Не учитывалось, что сибирской молодежи было нелегко поступать в далекие центральные вузы, а выпускники их – жители европейских регионов – по вполне понятным причинам не закреплялись здесь.
Секретарю крайкома партии А.В. Невскому и завотделом крайкома В.И. Неверову приходилось по поручению А.В. Георгиева много дней доказывать в министерствах со ссылкой на решение Л.И. Брежнева необходимость принятия решения, преодолевать сопротивление со стороны чиновников. Началась частая в этих случаях «бюрократическая карусель». Долго ссылки на Л.И. Брежнева не помогали, о его решении якобы не знали. Высокопоставленные лица говорили: «Зачем вам университет?!... А где деньги?...Вы скоро будете через ЦК требовать открытия университетов при сельских Советах… Началось какое-то поветрие, всем надо обязательно стать университетским городом». В министерствах настойчиво внушали, что Алтай сильно рискует, ибо не готов к открытию университета, что надо сначала подготовить кадры и многое другое.
Решающую роль сыграла опять настойчивость А.В. Георгиева. Он требовал, что открывать университет надо и непременно в этом, 1973-м году. «Противники надеются, что время похоронит саму идею университета», – говорил он.
Университету быть!
Только 27 марта 1973 г., наконец, после постановления ЦК КПСС, Совет министров СССР принял постановление № 179 «Об организации Алтайского государственного университета». Постановление было подписано Председателем Совета министров СССР А.Н. Косыгиным. Затем Приказом Министра высшего и среднего образования РСФСР 29 мая 1973 г. ректором АГУ был назначен В.И. Неверов.
В.И. Неверов вспоминал, вернувшись с «победой» после утомительных многодневных переговоров в Москве: «Всё мое тело сковала неведомая сила, навалилась такая тяжесть, что, казалось, она меня раздавит. Пронзила мысль: “Боже мой, в какую авантюру я влез! На дворе 2 июня, а у меня, ректора, ни кола, ни двора, нет даже “казенной ручки”. А первого сентября в университете должны начаться занятия. Меня толкали справа и слева, я мешал сходить по трапу, но не мог сдвинуться с места».
Предстояло в кратчайшие сроки, за 3 месяца, решить целый комплекс сложных и масштабных задач: образовать руководящее ядро университета, сформировать коллектив, собрать преподавателей, создать материальную базу, организовать университетские службы, наладить учебный процесс. Все дела были поистине «горящими».
12 июня 1973 г. был утвержден проректором по всем направлениям, кроме хозяйственного, переехавший в Барнаул для этого профессор Томского госуниверситета А.П. Бородавкин. Они вместе с В.И. Неверовым составили главную руководящую опору, дополняя друг друга: выдающийся руководитель и, с другой стороны, профессор, великолепно знавший по предыдущему своему опыту особенности классического университета. О каждом из них необходимо писать отдельно.

Проректором по АХЧ стал В.Т. Николайчук. Секретарем партийной организации был избран А.П. Анашкин. Главным бухгалтером стала Л.И. Парфенова, начальником учебного отдела З.Н. Гончарова, директором библиотеки В.Н. Ворона. Деканами были назначены Ю.С. Булыгин (историко-филологический факультет) и Л.В. Тен (юридический факультет).

(Продолжение в следующих номерах «ЗН»)

А.А. Храмков










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru