№ 35 (1537) от 8 ноября 2018 года
Опорный университет
Спасательная археология, или Как не допустить уничтожение древних памятников культуры
Корреспонденты «ЗН» посетили совместную с СО РАН лабораторию междисциплинарного изучения археологии Западной Сибири и Алтая, где им рассказали о тонкостях одного из важных направлений археологии – проведении спасательных или охранных раскопок

В сфере спасательной археологии исследователи Алтайского госуниверситета удерживают очень высокую планку, задавая определенный уровень качества работы для своих коллег по цеху. И это не удивительно. Как таковая спасательная археология в Алтайском крае связана именно с АГУ и была основана известным ученым, доктором исторических наук, профессором Юрием Федоровичем Кирюшиным. Сегодня сохранением культурного наследия занимаются сотрудники лаборатории, открытой на базе АГУ, которую возглавил доктор исторических наук, академик Российской академии наук Анатолий Пантелеевич Деревянко. О том, как ведется эта работа, мы поговорили с ведущим научным сотрудником лаборатории археологии и этнографии Южной Сибири Дмитрием Валентиновичем Папиным.

Знак качества
Как вы, должно быть, знаете, в районе Белокурихи планируется построить большой туристический комплекс. В рамках Федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ» Алтайский край получил субсидии на создание туристической инфраструктуры. Там уже построен красивый дорожный серпантин в Белокуриху-2. Он поднимается на гору, где со временем вырастет огромный современный туристический комплекс. И это – не одна туристическая база, а зона активного туризма с биатлонной трассой, горнолыжными спусками, зонами отдыха, трассами для горных велосипедов и многим другим. Но перед строительством, согласно Федеральному закону «О субъектах культурного наследия народов РФ», вся задействованная территория должна быть детально исследована на предмет наличия или отсутствия археологических памятников. Поэтому в рамках хозяйственных договоров для археологического обследования субкластеров Белокуриха-2 и Белокуриха-3 пригласили коллектив нашей лаборатории. Заказчиками выступили администрация Белокурихи, ЗАО «Курорт Белокуриха», ЗАО ПИИ «Алтайводпроект» и др.
Главная наша задача в том, чтобы спасти объекты культурного наследия. А работа специалистов нашей лаборатории – это своеобразный знак качества. Наша экспертная оценка всегда проходит на самом высоком уровне. К подготовленной научно-технической документации и экспертизам претензий нет. Есть постановление правительства РФ о государственной историко-культурной экспертизе, которое жестко регламентирует все наши действия. Мы проходим все трассы, обследуем все зоны будущего строительства и даем квалифицированное экспертное заключение – есть или нет на территории будущего строительства объекты культурного наследия. Если есть, то мы определяем его границы, предоставляем строителям и проектировщикам документацию, где обозначены его границы, отмечаем, где нужно провести охранные работы, а где можно начинать строительство. Раскапывается только та часть, которая в ходе запланированных работ будет уничтожена.
Белое пятно
Первые работы на субкластерах мы начали в 2016 году. К нам обратилось ЗАО «Курорт Белокуриха» с просьбой обследовать территорию в районе Белокурихи-2 и Белокурихи-3 и дать оценку с точки зрения ее использования в туристической деятельности, а также оценить перспективность на предмет присутствия памятников археологии. В 2017 году мы уже работали по заказу администрации г. Белокурихи: им было необходимо помочь со сложным объектом в зоне строительства ЛЭП 110 кВт на территории субкластера Белокуриха-2. Трудности заключались в том, что в короткие сроки нужно было провести исследование участка, описать и зафиксировать памятники, которые могли пострадать при сооружении линии электропередач, и успеть провести спасательные раскопки на могильнике Ульяновка-3.
Мы работаем в рамках государственной историко-культурной экспертизы, которая жестко регулирует все обязательства археологов. Эксперты должны уметь пользоваться системами навигации, использовать географические координаты, снимать планы на местности, пользоваться документацией, которую дают смежники. Это большой объем работы, который сложно вписать в определенный план. Проектировщики постоянно что-то меняют, и мы должны под них подстраиваться.
Работая не территории субкластеров, мы столкнулись с парадоксом. Предгорная зона Алтайского края изучена довольно хорошо. Исследования велись с конца XIX века. Тогда Николай Степанович Гуляев – наш первый краевед – объехал весь Алтайский горный округ: Рудный Алтай, территории нынешних Алтайского, Красногорского районов и т.д. Первые интересные материалы были найдены именно в этой зоне. Полоса, где Алтайская равнина упирается в горы, была хорошо изучена, но все же там осталось огромное белое пятно. Оно начинается от границ Алтайского района, пересекает Белокуриху и простирается в сторону практически не изученного Петропавловского района. Конечно, здесь не раз бывали археологи, но основательных и систематических исследований не проводилось.
Территория оказалась крайне перспективной. Достаточно сказать, что на окраине деревни Красный Городок на реке Песчаной находится могильник, который ориентировочно относится к сростинской культуре, то есть средневековью. Местные жители нам рассказали, что в 60-70-е годы здесь было огромное поле, усеянное курганами. В период активного освоения целинных и залежных земель оно было полностью распахано. Активная распашка при небольшой насыпи быстро все нивелировала.
Предгорные скифы
Напомню, работа на этом могильнике велась в 2017 году. Это был сложный для нас период. Кроме всего прочего, мы готовились к Всероссийскому археологическому съезду – событию большому и очень ответственному. Университет и, в частности, наша лаборатория выступили соорганизаторами мероприятия. В нем были задействованы практически все сотрудники лаборатории, а я выступил еще и ученым секретарем съезда. Другими словами, нам нужно было успеть отработать на могильнике (на этой территории планировалось провести линию электропередач) и подготовиться к Всероссийскому съезду археологов. Работы было много и ее нужно было выполнить оперативно: определить границы объекта археологического наследия, ограничить территорию, попадающую в зону отчуждения, где будет проходить стройка, подать документы в Управление государственной охраны объектов культурного наследия Алтайского края, при этом правильно их оформить. В сентябре, заказав открытый лист, мы в оперативном режиме провели раскопки аварийного участка, который попадал в зону строительства. Это была удобная терраса реки Березовка, рядом с деревней Ульяновкой.
Мы получили очень интересный материал. Сначала, в ходе разведки, мы обнаружили фрагмент каменно-земляной насыпи. И уже в ходе раскопок выяснилось, что это курган скифского времени. Кроме него, на территории раскопа (участок в 200 квадратных метров) были еще пять погребений. Уже весной этого года мы направили полученные материалы в Центр коллективного пользования «Геология кайнозоя» СО РАН в Новосибирске, чтобы установить точную датировку. Оказалось, что примерный возраст археологических находок находится в пределах V-III веков до нашей эры. Курган является современником Пазырыкской культуры Горного Алтая. Иными словами, это были те же скифы, только предгорные. Была и еще одна особенность обнаруженного памятника – различные погребальные обряды.
Вот что интересно: центральный курган чудом уцелел. Когда мы его зачистили, то обнаружили, что в центре насыпи воронка, забитая мелким рваным камнем. Как правило, такие следы остаются после грабителей. Древних или современных? Не важно. Когда мы сняли насыпь, зачистили, то поняли, что грабители не дошли до центрального погребения каких-то 20 сантиметров, поэтому оно уцелело. Погребение было женским. Там присутствовал сосуд сакского типа и женские украшения – булавка, несколько бусин. Довольно скромно для того времени.
Настоящий экстрим
Докапывать курган пришлось в очень сложных погодных условиях. Представьте: двадцатые числа сентября, очень холодно, вдоль гор в нашу сторону сплошной стеной идет дождь со снегом. Но мы не могли оставить работу. Нас поджимало время, нужно было закончить раскопки, все засыпать, сдать документацию заказчику, так как рядом уже стояли строители с бульдозерами, а потом ехать домой, чтобы успеть с организацией съезда. Мы соорудили навесы, чтобы закрыть раскоп от дождя и мокрого снега. В таких по-настоящему экстремальных условиях заканчивали. Теперь на этом месте стоит большая опора ЛЭП в 110 кВт, по которой идет ток на Белокуриху-2.
Наша работа впоследствии заинтересовала ЗАО «Курорт Белокуриха». К нам обратились с предложением подготовить документацию для создания археологического парка и музея под открытым небом, посвященного историческому прошлому Алтая. Наш регион может дать богатые материалы для этого. Самые ранние материалы, которые мы получили при раскопках могильника Ульяновка-3 (памятник оказался многослойным), относятся к верхнему палеолиту. А это более 20 тысяч лет назад! В целом у нас получился огромный разброс датировок находок, начиная с конца каменного века и заканчивая ранним железным веком.
В этом году, учитывая наш многолетний опыт работы на субкластере Белокуриха-2, администрация Белокурихи и проектный институт «Алтайводпроект» (тоже в рамках государственной целевой программы по туризму) предложили нам исследовать участок, запланированный для строительства инфраструктуры для туристического центра – водопровода, канализации, газопровода, электросети и т.д. Мы провели в июле плановые научные экспедиции в степном Алтае, а в августе уже выехали для работы в районе Белокурихи.
Мегагрант
Кстати, хочу напомнить, что сама лаборатория была создана в рамках постановления Правительства РФ «О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования, научные учреждения государственных академий наук и государственные научные центры Российской Федерации» и в рамках реализации мегагранта Правительства РФ «Древнейшее заселение Сибири: формирование и динамика культур на территории Северной Азии». Руководителем лаборатории является академик РАН Анатолий Деревянко.
Мы не только привлекли средства, но и вошли с разнообразными проектами в новые заявки. Анатолий Пантелеевич Деревянко вышел с идеей подать заявку на участие в конкурсе Российского научного фонда по реализации исследований в рамках лабораторий международного уровня. РНФ – крупнейший и очень престижный в научном плане грантодатель России. Мы попытаем счастья среди самых топовых ученых, занимающихся научными исследования в различных областях знания.
Мегагрант реализовался в рамках большой правительственной программы по привлечению ведущих мировых ученых в вузы и академические учреждения с целью повышения уровня научных исследований. В рамках реализации проекта в 2014 – 2018 гг. была проведена широкая реконструкция процессов культурно-исторического взаимодействия в Северной Азии, обоснована позиция Алтая как одного из очагов культурогенеза Евразии. Осуществление запланированного комплекса мероприятий позволило осуществить реконструкцию процессов культурогенеза на территории Северной Азии, включающую создание моделей процессов формирования, эволюции и упадка ключевых этнополитических объединений региона. Детализированы особенности процессов взаимодействия номадов с сопредельными территориями, в том числе на основе комплексного анализа предметов импорта из погребальных и поминальных памятников. В ходе осуществления полевых экспедиционных работ получен значительный объем новой объективной информации о культуре древнего и средневекового населения Северной Азии.

Из досье Д.В. Папина

Должность: ведущий научный сотрудник лаборатории междисциплинарного изучения археологии Западной Сибири. Научный сотрудник лаборатории археологии и этнографии Южной Сибири на базе Алтайского государственного университета и Института археологии и этнографии СО РАН. Заведующий лабораторией – А.П. Деревянко, академик РАН.

Степень: кандидат исторических наук.

Первая археологическая находка: Маленькие фрагменты керамики без орнамента. Эта находка привела Дмитрия Валентиновича в археологию. В подростковом возрасте, гуляя с другом в парковой зоне квартала АБ Бийска, нашел фрагмент керамики. Находку показали ученым Бийского краеведческого музея. В то время его возглавлял известнейший сибирский краевед Борис Хатмиевич Кадиков – один из столпов алтайского краеведения. Артефакт оказался ценной археологической находкой, о чем ребятам и рассказал сам Борис Хатмиевич. Он буквально заразил археологией нашего эксперта. В 13 лет он первый раз отправился в настоящую экспедицию на раскопки памятника Цыганская сопка. С тех пор не представляет своей жизни без археологии.

Что помогало в работе?

«Очень повезло, что на пути мне попадались люди, которые меня поддерживали и помогали в моем становлении как исследователя. Это – мои друзья, коллеги, учителя. Уже в студенчестве я получил свой первый открытый лист, дающий право на разрешение ведения самостоятельных научных исследований в поле. Каждый из археологов, который ведет самостоятельные раскопки, должен получить такой документ от Министерства культуры РФ».

Евгения Скаредова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru