№ 42 (1544) от 27 декабря 2018 года
История от математиков
Царство непонятных терминов
Математики АГУ по просьбе «ЗН» поразмышляли над одним из символов года – театральной маской. Получилась вот такая новогодняя история

Математики, как известно, любят утаскивать в свой угол разные слова и делать с ними странные вещи. А потом еще и заявлять, что так получилось даже лучше и смысл стал четче. Например, кольцо для математика – вовсе не такая штука, которую носят на пальце, а множество со сложением и умножением и некоторыми требованиями на их свойства (например, все целые числа, с точки зрения математика, образуют кольцо). Даже редкость слова не спасает от такого издевательства.

Например, нормальный человек, услышав слово «мартингал» полезет в словарь и узнает, что это элемент конской упряжи. А математик будет вам говорить что-то насчет разновидности случайных процессов. И ладно бы они занимались этим только последнее время! Нет, эта привычка у злодеев-математиков пошла с древних времен. Например, конус, всякими теоремами о котором читателей наверняка мучали в учебниках геометрии, для древних греков был всего-то навсего κώνος, то есть сосновой шишкой. Но потом явился бородатый Евклид с товарищами и, бормоча непонятные слова и грозно размахивая циркулем с линейкой, отобрал значение слова, да так, что и сейчас, когда эти греки благополучно стали древними, в куче языков конус никак не связан с шишками.
Но поскольку у нас сейчас преддверие Нового года, хорошая новость – маска такой участи благополучно избежала! (Ну, почти – но про это дальше.) Впрочем, опасности со стороны математиков это не умаляет. Еще они обожают использовать ни в чем не повинные слова в названиях теорем. И этих самых теорем со странными названиями существует целая куча. Есть, например, теорема о сэндвиче с ветчиной (и даже обобщенная теорема о сэндвиче с ветчиной, она же теорема Стоуна – Туки), которая вовсе не про хлеб и ветчину, а про всякие гиперплоскости и объекты в N-мерных пространствах, которые можно разделить одной гиперплоскостью на две равные части. Казалось бы, ну используй фамилии авторов, если уж придумать нормального названия не можешь. Зачем покушаться на безобидный съедобный предмет? Тем более математики этого не гнушаются и так – и иногда даже перебарщивают. Как вам такое название, как теорема Харди – Литтлвуда – Пойя – Блекуэлла – Штейна – Шермана – Картье? (Это не я придумал, это реальное название; кто хочет – может открыть книгу Р. Фелпса «Лекции о теоремах Шоке» и убедиться; и да – все фамилии там отдельные, это не какой-нибудь испанский гранд с фамилией из дюжины слов). Однако математики продолжают утаскивать нормальные предметы в свои названия.
И таких названий уйма. Например, любой студент математического факультета знает теорему о двух милиционерах (которая никакого отношения к правоохранительным органам не имеет, а говорит о том, что если функция заключена между двумя другими, которые сходятся к одному значению, то и наша функция сойдется туда же). А Владимир Арнольд в 50-х годах придумал задачу о мятом рубле (который англоязычные математики называют задачей о салфетке Маргулиса). Опять же деньги тут особо ни при чем – задача вообще-то о периметрах и складываниях. (Хотя сам Арнольд изначально ставил ее действительно для бумажного рубля: можно ли советский бумажный рубль сложить так, чтобы периметр получившегося плоского многоугольника был больше периметра исходного прямоугольного рубля). Есть геометрическая теорема о пицце, которая пиццей и не пахнет. Впрочем, согласно ей, если круглую пиццу резать на число ломтиков большее 4 и кратное 4 (8, 12, 16 и так далее), проводя все разрезы через одну точку под одинаковыми углами, то сумма площадей нечетных кусков окажется равной сумме площадей четных. Причем эта произвольная точка может находиться совсем не в центре пиццы: площадь кусочков тогда будет разной, но нарезку все равно можно будет поделить поровну.
Есть в списке злодейств математиков и «издевательства над животными». Например, есть теорема о причесывании ежа, которая вообще-то про векторные поля и сферы. Ежа, как известно, голыми руками не возьмешь – если еж свернулся в круглый клубок, то причесывая его иголки, согласно этой теореме, не получится добиться того, чтобы ни одна не торчала вертикально. Впрочем, математики придумали, как это обойти – еж в пространствах четной размерности (например, если бедного зверька сплюснуть или, наоборот, сделать четырехмерным) причесыванию вполне поддается. Но все равно теорема эта ближе синоптикам, чем биологам: согласно ей, например, в атмосфере Земли, если не везде царит полный штиль, всегда будет формироваться хотя бы один циклон. А еще есть теорема о падающей кошке (будем надеяться, ни одна кошка при ее формулировке не пострадала), которая гласит, что система с некоторым количеством подвижных частей (в частности, кошка) может перевернуться в другое положение (например, лапами вниз) в падении, без опоры, даже если вначале ее кинетический момент был равен нулю.
Ну, так мы отвлеклись. Снова радостный момент: цепкие щупальца математиков не добрались до маски. Театры в названиях есть (театры Ходжа, например), шаблоны есть, а вот маски, кажется, этой участи избежали – во всяком случае в широко известных названиях. Но тут из-за спин математиков выбираются их наследники в лице специалистов по компьютерным дисциплинам. И да, срубили нашу елочку под самый корешок... то есть, пардон, попытались слово «маска» утащить в свое царство непонятных терминов. Маска поиска, например. Предлагаю бороться с утаскиванием наших слов в их электронные области и вернуть слово в наш физический мир! Поскольку год свиньи все равно начинается только в феврале, то вместо всяких масок животных на новогодних праздниках предлагаю самостоятельно сделать и надеть на себя маску подсети – 255.255.255.0. И пусть компьютерщикам будет страшно!
С.В. Дронов








          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru