№ 16 (1561) от 9 мая 2019 года
Личное мнение
Кому знать?
Еще лет сорок назад вопрос о том, что такое патриотизм, вызвал бы недоумение у любого комсомольца. Но сегодня это слово из десяти букв озадачивает не только школьников, но даже взрослых людей – журналистов, социологов, философов.

На тему патриотизма пишут диссертации, например – «Формирование патриотизма современной молодежи как условие политической стабилизации российского общества»; дипломы – «Воспитание патриотизма у современных подростков»; рефераты – «Патриотизм как источник духовных сил воина»; и даже стихи. Снимают фильмы. Поют. Правда, от этого не становится проще – всякая попытка осознания, что же это такое, приводит к не менее трудному определению «любви к родине». А родина какая – большая или малая? И как ее нужно любить? Может, достаточно повязать георгиевскую ленточку? Или гимн пропеть?

«Достаточно!» – кричат одни и пускаются в пляс. Другие тут же клеймят их заморским словечком: мол, слактивисты, что возьмешь? Третьи не связываются ни с теми, ни с другими , уверенные в своем исконном патриотическом складе души и тела. Вот и получается, что родину любят все (ну или почти все), но только по-своему, по-простецки. А потому и с патриотами беда. Думали, что настоящие, а оказалось – квасные. Где уж тут высокие идеалы служения Отечеству…
А ведь тогда, в далекие теперь годы, все было ясно как божий день: будь верен делу борьбы за коммунизм, за светлое будущее, и это и есть патриотизм. Сегодня же, когда мир находится в тисках глобализма, когда нет общего дела и общей идеи внутри государства, патриотизм превратился в нечто эфемерное, стал некой ментальной сущностью, напоминающей о себе лишь в День Победы. Да и возможен ли истинный патриотизм в наше время – когда шустрые дельцы налево и направо продают боевые награды, детей рядят в военную форму, а по мотивам Холокоста ставят спектакли, часто переполненные модернистскими «вывертами»?
Хотя нет. «Во всех афишах, во всех газетах» нет-нет да и проскочит заметка о патриоте, а значит, и патриотизме. Спас утопающего – патриот. Спас котенка, забравшегося на дерево, – патриот. Вообще, спас кого-нибудь – значит, патриот. И далее по тексту – «чувство патриотизма», «глубокое чувство патриотизма», «это прекрасное чувство патриотизма». Позвольте, почему чувство? И при чем здесь «спас»? Если верить толковому словарю Ушакова, «чувство – это способность живого существа воспринимать внешние впечатления, ощущать что-либо». Так, бывает чувство жалости, сытости, зависти… Но что испытывает человек, переживающий чувство патриотизма? Приподнятость, возвышенность, гордость? Однако это не более чем отдельные, вполне самодостаточные чувства.
Вот и получается, что патриотизм сам по себе, подобно ощущению, не возникает. Чаще всего его появлению предшествует долгая кропотливая работа над собой, трудный путь к пониманию «откуда есть пошла Русская земля», «откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?», sapienti sat. Но бывает и так, что он берется, казалось бы, вдруг из ниоткуда: какой-нибудь фельдшер скорой помощи трясется по ухабам несмотря ни на что, лишь бы помочь нуждающимся. Или сельский учитель, вынужденный вести по шесть-семь предметов, десятилетиями живет в Богом забытом месте… Почему? Потому что патриот, хотя никогда он себя сам так не назовет.
имер такого служения – жизнь и боевое прошлое наших ветеранов войны. Вряд ли они сыпят высокими словами, но кому, как не им, знать: чтобы называть себя патриотом, мало повязать георгиевскую ленточку...
Аркадий Шабалин










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru