№ 29 (1573) от 3 октября 2019 года
Стажировка
Не хотите ли съездить в Японию?
Артемий Ревякин (2 курс магистратуры) и Илья Ильяшенко (1 курс магистратуры) отправились в Японию в рамках программы обмена студентами и магистрантами «Basic Science Program 2019 and Advanced Technology Program 2019». Их поездка началась в самом конце лета, а закончилась в разгар первого месяца нового учебного года (с 19 августа по 13 сентября). Четыре недели стажировки в Университете Канадзавы пролетели незаметно, но оставили уйму незабываемого в памяти и теплого в сердцах наших героев. Японские медведи, гамма-всплески, профессор лапшичных дел, «Тойота» и многое другое – в рассказе физиков о поездке в Канадзаву.
– Ребята, неужели к вам действительно просто подошли и спросили: а не съездить ли вам в Японию?
Артемий и Илья:
– Именно так и было! (Смеются.)
Артемий:

– Отправиться на стажировку мне предложил научный руководитель, заведующий кафедрой радиофизики и теоретической физики Анатолий Алексеевич Лагутин. Решение было принято незамедлительно, и я начал собирать документы. Одним из основных требований к кандидату была хорошая успеваемость. Подтверждением служила зачетка. Перевод зачетной книжки прилагался к пакету документов.
Илья:

– С японской стороны пришло приглашение. Об этом мы узнали уже в июне. В рамках программы нам предоставили места в общежитии и оплатили билеты.
Артемий:
– Кстати, еще одним важным условием было знание английского. Но не стоит этого бояться. Если честно, мы с Ильей ожидали, что приехав в Японию, услышим идеальный британский или американский. Боялись, что нас никто не будет понимать…
Илья:
– И нас действительно никто не понимал! Но не потому, что мы плохо владеем языком. Просто японцы говорили преимущественно на японском. Но это – за пределами Университета Канадзавы. В стенах вуза таких неудобств не было, ведь и преподаватели, и студенты неплохо владели английским. На занятиях, в общении с одногруппниками и супервайзерами (кураторами) проблем не возникало.
– Как добирались?
Илья:
– Без проблем. До Новосибирска добрались на автобусе, а оттуда на самолете до Токио, с пересадкой во Владивостоке. Кстати, во Владивостоке мы встретили ребят, которые тоже летели в Канадзаву.
Артемий:
– Да, это была очень интересная история. Я отошел поговорить по телефону и услышал, как в зале ожидания группа молодых ребят громко обсуждает заполнение анкет. Как раз за день до этого я сам заполнял какие-то анкеты. Подошел, спросил: не летят ли они в Канадзаву? Так завязался разговор. Оказалось, что это студенты, которые попали в ту же программу по обмену, что и мы с Ильей. А один из них – Егор – когда-то жил в Барнауле. Его отец военный, поэтому по долгу службы они с семьей часто переезжают. Так они попали в Барнаул, а уже отсюда переехали во Владивосток. Вот такая встреча.
– А где вас разместили?
Илья:
– В общежитии для иностранных студентов. Это было шестиэтажное современное здание.
Артемий:
– Парней и девчонок поселили в разных корпусах. К сожалению… или к счастью (смеется). Отдельно нужно сказать про сам университет. Когда-то он размещался в реконструированном древнем замке, выполненном в характерном восточном стиле с крышами с резными гребнями. 20 лет назад руководством вуза было принято решение переехать в здания посовременней, а замок освободить для туристов. Теперь это одна из ярчайших достопримечательностей города. Университет Канадзавы же переехал в современный кампус в шести-семи километрах от центра города, где расположены учебные корпуса, общежития, парковая зона, спортивные и административные здания. Это очень живописное место – лес и горы совсем рядом.
Илья:
– В общежитии у каждого из нас была своя комната с туалетом, душем, небольшой кухней и спальной зоной. Там было все необходимое, в том числе стол, шкаф и кондиционер. Такая «однушечка». Студенты, приехавшие по одной программе, занимали три этажа. А еще были common room, то есть общие комнаты, где могли собираться все студенты корпуса общежития. Там были различные настольные игры, игровая приставка, гитара и полный набор клюшек для гольфа.
Артемий:
– В common room проходили все наши вечера. Там мы собирались все вместе, общались, пели песни под гитару. Одним словом, веселились. Не боясь ходить ночью, к нам даже стали иногда заходить девушки.
Илья:
– Кстати, японские студенты редко живут в общежитии. Они, в основном, снимают квартиры в городе. По цене выходит примерно столько же. Тем более, добираться далеко не нужно. Два километра они либо проходят пешком, либо проезжают на велосипедах, для которых оборудованы большие удобные парковки. К тому же, у многих студентов есть собственный автомобиль ввиду наличия в Японии большого, дешевого рынка б/у автомобилей.
Артемий:
– Нужно еще про медведей рассказать.
Илья:
– Ах, да! Боялись мы не людей, а медведей. Так вышло, что во время нашей стажировки в Канадзаву с гор пришли большие черные японские медведи. Их регулярно видели поблизости, поэтому везде стояли предупреждающие знаки. Нас позабавила сама ситуация. Представьте, приезжают два сибиряка в Японию, а там медведи! Поэтому на все предостережения мы отшучивались, мол, с нами ничего страшного не произойдет, мы просто возьмем балалайку, дадим медведю водку, наденем на него шапку-ушанку и будем вместе петь песни. (Смеется.)
–Вы серьезно?
Илья:
– Конечно. И японцы оценили наш юмор.
– И чем вы занимались во время стажировки?
Илья:
– Дня через два нас отправили на полуостров Ното, расположенный в центральной части японского острова Хонсю. Там был организован своеобразный социологический хакатон, в рамках которого мы занимались поиском возможных решений проблем полуострова. В частности, придумывали, как можно было бы привлечь побольше туристов.
Артемий:
– Одной из идей развития региона было регулярное (кажется, раз в три года) проведение в городе Судзу фестиваля для известных архитекторов и художников.

Так, в 2017 году практически каждый из них построил какое-то архитектурное сооружение или арт-объект. Мы смогли не только с ними ознакомиться, но и снять видео про некоторые из них. Это и было нашим первым заданием. Например, моя группа подготовила фильм про автобусную остановку, разработанную русским авангардным художником-архитектором Александром Константиновым. Его большой проект отличается необычным исполнением: фасады из алюминиевых реек на первый взгляд статичны, но при малейшем изменении освещения, играя на солнце, визуально меняют форму. Как будто приходят в движение.

Илья:
– А наша группа снимала про современного немецкого художника Тобиаса Ребергера. Вместе с коллегами он создал композицию «Something else is possible». Это целая композиция, построенная на старой заброшенной железной дороге. Художник создал нечто похожее на портал, который разворачивает зрителя с этой дороги в совершенно другую сторону. (Если вы наберете в «Гугл картах» запрос «Судзу, Something else is possible», то сможете посмотреть панораму 360° этого арт-объекта. Прим. автора).
– И где же здесь физика?
Илья:
– Физика была дальше. А пока… На третий день был хакатон в привычном его понимании. Только мы ничего не кодили, а придумывали идеи. Например, как можно использовать местную криптовалюту в Ното. Мы (международная группа студентов), конечно, немного отошли от этой идеи, но придумали нечто не менее интересное и полезное. А именно, как привлечь туристов бонусами. Знаете приложение «Pokemon GO»? Так вот, в Ното есть много интересных мест, где можно делать прикольные фоточки. Любой может зайти в похожее приложение, сделать фотографию, запостить у себя в социальных сетях и за каждый просмотр получать бонусы – обычные монеты, которые можно тратить на территории полуострова на еду и разные приятные мелочи. А еще можно открыть охоту на разных кавайных существ, прячущихся в туристических местах Ното, как в «Pokemon GO». Японцы любят такое, им должно очень понравиться.
Артемий:
– У нашей группы была похожая идея, но мы сконцентрировались на том, чтобы привлечь профессиональных фотографов и видеомейкеров, способных пополнить контент об этом регионе в сети профессиональными материалами. Для этого разработали дифференцированную систему вознаграждения. Бонусы также можно тратить на территории Ното. На следующий день после хакатона мы приняли участие в научном симпозиуме «Joint Symposium of Kanazawa University and Russian Six Universities on Advanced Science and Technology», где каждый из нас представлял свою научную деятельность, которой каждый из нас занимается в своих университетах. Могу похвастаться тем, что мой постерный доклад, посвященный температурному эффекту широких атмосферных ливней, был отмечен дипломом. Награду мы разделили с Александром – студентом-химиком из МГУ. Причем, с докладами выступали 21 человек из СПбГУ, КФУ, ИГУ, АГУ, ДГУ.
– У вас была практика?
Илья:
– Я проходил практику в компании «Язаки» – мировом лидере по производству жгутов, проводов и комплектующих для автомобилей, чьи представительства есть во многих странах мира, в том числе в России. Главный офис компании находится в Язаки-Сити в пригороде Токио, рядом с городом Сусоно. Нам провели экскурсию по заводам, где изготавливают более 15 000 видов проводов из меди. Практику я проходил в научном отделе. Передо мной стояла задача определять повреждения в проводах. Конечно, за четыре дня полноценно проработать алгоритм невозможно, поэтому я занимался сбором существующих подходов и способов, изучая научные статьи. Итогом стал научный отчет, а точнее, обзор – тип научной статьи, который не содержит собственного научного знания. Одной из решаемых в ней задач является описание и структурирование существующих решений по заданной теме.

Артемий:

– Мы стажировались в городе Кага в компании «Содик». Компания занимается разработкой и сборкой автоматов, в том числе и для производства лапши соба и рамэн, а также варки риса.

Приготовление и упаковка полностью автоматизированы. Причем, это не только популярная в Японии повседневная еда, но и подспорье на случай чрезвычайной ситуации – землетрясения или цунами. В случае ЧП пострадавшие будут обеспечены готовыми пайками. В Каге мы (я и студенты из России и Японии) провели пять дней. За это время мы научились сгибать с помощью прессов металлические детали и освоили сварку. Конечно, сами автоматы мы не собирали, а тренировались, делая для себя сувенирную продукцию – подставки для ручек и телефонов, – но все равно было очень интересно. После этого мы перешли к самому интересному – в лабораторию, где производят лапшу. Оказалось, что для компании важно не просто выпустить готовый автомат, но и контролировать качество продукции, которую он производит. Над этим в специально оборудованной лаборатории работает настоящий профессор – профессор лапшичных дел (улыбается). Когда я первый раз его увидел, этот дяденька в возрасте скрупулезно отмерял на весах муку для предстоящего эксперимента. В чем состояли эти эксперименты? Нашей задачей в лаборатории было не только изготавливать лапшу разной формы, но и различными способами ее сварить, заморозить, разморозить. При этом постоянно проверялось ее качество и плотность. Для проверки последнего предусмотрен специальный станок, имитирующий зубы человека. Он прокусывал лапшу и моментально выдавал на монитор компьютера график плотности продукта. Оказывается, японцам очень важно, что чувствует человек, когда ест лапшу. Кстати, на всех этапах мы соблюдали исключительную точность с весами и секундомером наперевес. Это же наука!

Илья:

– После практики началась работа в лабораториях в Университете Канадзава. Мы их выбирали еще до поездки. Я, например, изучал возможности программирования одноплатных компьютеров Raspberry Pi и Arduino. А Артем работал в лаборатории астрофизики.

Артемий:

– В лаборатории мне удалось поработать с данными японского спутника AKARI (Акари). Под руководством профессора Юнетоку я занимался поиском гамма-всплесков – явлений, происходящих, например, при вспышке сверхновой звезды.

В завершение стажировки нам организовали экскурсии. На завод «Тойота». Там мы увидели практически весь цикл производства известных автомобилей. Практически весь цикл роботизирован, но немало процессов выполняется профессиональными рабочими. В частности, проверка электрооборудования или установка бардачков. Оказывается, у компании есть свой город, который называется Тойота-Сити. Конечно, раньше он носил другое название – Коромо, но после того, как «Тойота» в нем крепко обосновалась и стала известной во всем мире, на карте Японии появилось новое название.

– И напоследок. Вас как-то изменила эта поездка?

Илья:

– Да. Мне она добавила уверенности в себе. Мне теперь не страшно будет отправиться куда-то в другую страну. Я знаю, что даже если ты не очень хорошо владеешь языком – все получится! А еще это принципиально новый опыт в совершенно другой культурной среде. И это просто невероятно!

Артемий:

– А для меня это была отличная языковая практика, практика быстрой коммуникации, когда ты умудряешься за считанные дни подружиться с огромным количеством людей из различных стран, с разными интересами. А еще мы с Ильей оказались в условиях, когда максимально активизировались наши возможности. Кроме того, Япония – это страна вежливости и постоянной заботы об окружающих. Теперь я буду более вежливым, сдержанным, но в то же время открытым. У меня был такой случай, когда я немного заблудился. Я встретил на улице девушку и спросил дорогу. Она шла совсем в другую сторону, но все равно проводила меня до станции и посадила на поезд. И я понял, что она даже хотела за меня заплатить. В Японии помочь человеку, который к тебе обратился, – это очень важно.
Евгения Скаредова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2017
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru