№ 36 (1580) от 21 ноября 2019 года
Рандомный герой
Ну очень творческая личность!
В гостях у газеты «За науку» студент четвертого курса социологического факультета АГУ Федор Журавлев
Вы наверняка знаете Федора. Парень с цветными волосами и пирсингом всегда будет выделяться в потоке студентов. К тому же, последнее время он практически всегда одет в кимоно, что только добавляет колорита образу Федора. Одним словом, творческая личность! Причем эта «творческость» проявляется и в увлечениях студента. Будучи без пяти минут выпускником соцфака нашего университета, душой и мыслями он весь в журналистике. Ну, а сердцем – в искусствоведении. Вот такого героя к нам привел случай. Хотите познакомиться с ним поближе? Тогда читайте дальше. Мы узнали о Федоре много интересного, чем с удовольствием делимся с читателями.

– Федор, почему ты приехал именно в Барнаул?

– А куда еще ехать, когда ты из обычной рубцовской семьи? Хотя я учился в гимназии № 8 – крутой школе по меркам Рубцовска. У меня был вариант отправиться на ПМЖ в Новосибирск, но там мне пришлось бы учиться платно, что не очень комфортно.
– За годы учебы ты весьма преуспел на поприще журналистики. Почему выбрал социологический факультет?
– Если честно, соцфак стал для меня запасным аэродромом для журналистики. Это было очень кстати, когда я оказался 11-м в списке поступивших. Все бы ничего, но бюджетных мест было всего десять.
– Поступить не удалось, но все равно занимаешься любимым делом?
– Просто давно так сложилось, что работа с текстом – это один из немногих моих скиллов (умение, мастерство. Прим. автора). Правда, не поступив на направление «журналистика», я на какое-то время впал в уныние и забросил это дело, вернувшись к идее только в конце второго курса. На третьем очень удачно для меня появился СМАГУ (студенческий медиацентр АГУ. Прим. автора), в котором я уже смог полноценно практиковаться. После бакалавриата хочу поступить в магистратуру на «журналистику»: четыре года обучения мне уже не возместятся, конечно, но хоть немного поизучаю профессионально то, что мне действительно интересно.
– Чем ты занимаешься в СМАГУ?
– Год я практиковался как текстовик, приходил от сугубо интуитивного понимания того, как должен выглядеть журналистский материал, к чему-то осмысленному и структурированному. Не знаю, наверное, рос за это время – по крайней мере, мои поздние тексты мне нравятся больше, чем написанные в начале года. Потом была «Битва факультетов», где мне стало смертельно скучно, пока команды развлекались, барахтаясь в куче испытаний. Я взял камеру и вместе с фотографом пошел снимать репортаж с кроссфита. Он получился абсолютно не продуманным, но очень веселым. Так что к моим скиллам добавилось еще и видео. Сейчас я придумываю идеи и иногда свечусь в кадре.
– Летом ты сотрудничал с краевыми СМИ. Расскажи об этом.
– Писал немного для «Вечернего Барнаула», но больше – для «Алтапресс», где я прошел полноценную практику. Это было весело. Когда я пришел на собеседование к редактору тематических сайтов ИД «Алтапресс» Надежде Тиуновой, она разнесла мои тексты в пух и прах. А потом добавила, что у меня есть потенциал. Моя оценка собственных работ разошлась с отзывом специалиста. Например, в качестве своего magnum opus я презентовал текст про ЕМООН, но он вызвал самое большое количество нареканий. А вот текст про фестиваль интеллектуальных игр «U-Mind Games», который мне самому казался слишком любительским и несерьезным, был оценен выше всех. По мнению профессионального журналиста, он получился самым живым. Практика буквально заставила меня в корне поменять принципы работы над материалом. Теперь я намного больше думаю о его структуре, образности и «цепляемости». Сейчас мне почему-то хочется больше писать для СМАГУ. Мне обычно чужда корпоративная солидарность, но здесь мне хочется сделать медиапространство университета интереснее. Если это в моих силах, конечно.
– Тебя часто можно встретить в кимоно. Чем продиктован выбор такого формата одежды?
– Ну, оно же очень красивое. Вот прям «вау»! На самом деле, это все подражание: летом я много читал про японскую культуру, да еще и посмотрел «Телохранителя» Акиры Куросавы. И тут меня осенило – это просто убийственный стиль.
– Ты выглядишь очень необычно: волосы, пирсинг, тоннели. С чего ты начал формировать свой стиль?
– На первом курсе красил волосы тоником в какой-то черно-сине-фиолетовый цвет и тогда же понял, что краска с моих волос слезает быстро. И я на это забил. До конца второго курса ходил с длинными волосами натурального цвета. А потом покрасился в радикально зеленый цвет. Примерно тогда же начал модифицироваться: проколол нос и начал тянуть тоннели. Многие балуются таким в школе, меня шиза окончательно настигла только в университете.
– Мы знаем, что ты увлекаешься искусством. С чего это началось и как повлияло на твою жизнь?
– Снова подражание. Вообще, я очень ленивый, поэтому меня подстегивают к познанию другие люди. Например, когда я начал плотно играть во «Что? Где? Когда?», то стал намного больше читать. Меня вдохновила знакомая (очень стильная девушка!), которая фанатела от французской поэзии и контркультуры. Она завешивала стены портретами Рембо, Фрейда и цитатами Берроуза. И я подумал про себя: «Кхм, бро, а что будет твоей фишкой?» Ответ пришел сам собой. Душа всегда лежала к чему-то экспериментальному, поэтому я начал зачитываться материалами про русский авангард, целыми днями залипал в картины Малевича, Экстер и Лентулова и разбирался в тонкостях живописного процесса. Тратил на это очень много времени и все больше влюблялся именно в неклассическую живопись. В ту, которая или преломляет формы, как импрессионизм, экспрессионизм, или выдает чистую абстракцию. Она мне нравится как эстетически, так и интеллектуально. Для меня это более чистое искусство.
– У тебя есть любимый художник?
– Очень сложно ответить. Чьим масштабом личности я больше всего восхищаюсь? Казимир Малевич. Кого я больше всего уважаю за изобретение необычной формы? Марк Ротко. Кого можно считать гением-провидцем, сломавшим все представления об искусстве? Марсель Дюшан. А если чисто эстетически… Очень много вариантов: Эрнст Людвиг Кирхнер, Джеймс Уистлер, Уильям Тернер, Виллем де Кунинг или даже авангардист XVI века Эль Греко.
– Не осуждаешь ли ты Ван Гога за то, что он отрезал себе ухо?
– Ну, что значит осуждаю? Человек был болен и по-другому не мог, видимо. Хотя он и до болезни был невероятно неприятным, но мне нет до этого никакого дела – я с ним лично не контактирую, а только наслаждаюсь его искусством. Звучит цинично, но личные трагедии художников для культуры становятся победами, потому что продвигают искусство вперед. А если бы их не было, то и искусства бы не было. «Нормальные» в социальном плане люди творить что-то интересное могут очень редко, разве что Магритт на ум приходит.
– А «Что? Где? Когда?» Насколько я знаю, эта любовь длится с первого курса, и она останется с тобой на всю жизнь. Расскажи, как креативные студенты соцфака приходят в ЧГК?
– Два года это было просто развлечение. Раз в месяц я ходил со своими однокурсниками на игры ЧГК. Но на третьем курсе я попал в команду, настроенную очень спортивно: играла каждую неделю, регулярно тренировалась и ездила на турниры.
Это подстегнуло мой познавательный потенциал, я стал намного больше читать и узнавать уйму всего нового. ЧГК – это не камерная встреча «сухарей» в костюмах. Это очень весело, живо и развлекательно. ЧГК прекрасно тем, что, дополняя друг друга, вы можете придумать ответы на такие вопросы, которые каждому по отдельности казались бы неподъемными. И чем чаще играешь, тем сильнее азарт. А еще благодаря ЧГК я немного поездил по России – совмещаю приятное с приятным, как могу.
Подготовила Евгения Скаредова










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2020
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru