№ 30 (1614) от 19 октября 2020 года
Зануда
Полосатый код
А вы знаете, что показывает штрихкод?
Вообразим невообразимое: еще каких-то n-цать лет назад уникальных идентификаторов товаров в России не было. Счеты и весы – пожалуйста, а вот полосатая наклейка… Казалось бы, мелочь, но ее появление значительно ускорило продажи и, что немаловажно, сократило бумажный документооборот. Теперь вся основная информация о товаре умещается на ладони.
В 1991 году «Коммерсантъ» отмечал, что «сейчас расходы, связанные с обработкой бумажных документов, оцениваются в пределах от 3,5 до 15% стоимости товара. Введение системы позволит их снизить до 0,5 – 3%». Речь шла о системе автоматической идентификации товаров – штриховом кодировании, предложенном внешнеэкономической ассоциацией ЮНИСКАН. По утверждению ассоциации, экономическая выгода от внедрения штрихкодов очевидна: отказ от многочисленных накладных, отчетов, договоров и оперативный доступ к потребительским характеристикам товара.

Был здесь и чисто политический мотив, как сетовал гендиректор ЮНИСКАН Вячеслав Телегин, «в настоящее время при массовых попытках выхода советских товаров на мировой рынок многие страны вообще отказываются закупать в СССР товары без соответствующей кодировки». Ввести систему автоматической идентификации советское руководство пыталось и раньше, но все попытки – опять же по заверению господина Телегина – «терпели неудачу из-за ведомственной разобщенности советских производителей и из-за отсутствия единой координирующей организации».

В Америке же штрихкоды вовсю использовались уже в 80-х, по данным компании «ЭТИМ» – российского гиганта на рынке кассовой техники – «к 1984 году уже 33% магазинов США имели такое оборудование. Все торговые точки отметили увеличение продаж и значительную экономию времени и средств, а кроме того и очень высокий коэффициент возврата инвестиций». Ирония судьбы: первый штрихкод, точнее, его прототип, появился там же, в Америке, еще в 1930-х годах благодаря Уоллесу Флинту – студенту Гарварда, создавшему модель идеального супермаркета. Согласно ей, покупатель должен был выбрать перфокарту с интересующим товаром и отдать ее менеджеру, после чего тот вставил бы ее в считывающее устройство, а то, в свою очередь, запустило бы ленточный конвейер. Несколько секунд – и товар на кассе. Красота!

Однако модель эта так и осталась на бумаге из-за проделок Великой депрессии, американцам в то время было не до идеальных супермаркетов… И только спустя сорок лет, в 1974 году, был наконец считан первый осязаемый штрихкод, размещенный на упаковке жвачки Wrigley: покупатель отдал за нее целых 67 центов! Эта упаковка до сих пор хранится в Национальном музее американской истории в Вашингтоне. К слову, автор того самого штрихкода – инженер Джордж Лорер – скончался в прошлом году на 94-м году жизни. С его легкой руки полосатые наклейки распространились по всему миру, миллиарды товаров носят его «детище». Но почему именно его? Дело в том, что Лорер не только использовал удобную для распознавания сканером форму, но и применил числовое кодирование. Так штрихкод Лорера стал UPC – американский стандартом кодировки товаров.

Всего же существует как минимум 50 систем штрихового кодирования, самые распространенные: упомянутый UPC, Interleaved 2-of-5, Code 39, Codabar. В России используется международный артикул EAN-13, где первые три цифры указывают на префикс – региональный код страны (например, 460-469 – Россия, 482 – Украина, 481 – Белоруссия). Следующие шесть цифр – регистрационный номер предприятия, затем три цифры – порядковый номер продукции внутри предприятия и последняя, тринадцатая цифра – контрольное число, вычисляемое из предыдущих двенадцати.

Зарегистрировать штрихкод можно в любой из специализированных компаний, наиболее известные – EANCODE, EAN-Barcode, Роскод. Между тем все чаще встречаются штрихкоды нового поколения, как, например, радиочастотные метки (RFID), которые не только маркируют товары, но и помогают контролировать сырье на производственных объектах, каталогизировать издания и прочее-прочее. А германская Metro, как пишут «Ведомости», запустила приложение PRO Trace: «Оно показывает, например, что филе лосося, продающееся в берлинском магазине 25 августа, было получено от рыбы c норвежской фермы 17 августа и переработано в Германии 21 августа. Приложение также отображает место вылова и детальное описание атлантического лосося».

То есть покупателям уже недостаточно знать лишь состав и производителя, не менее интересно отследить перемещение товара, его состояние и ценообразование. Так что будущее штрихового кодирования – за детализацией информации.
С точностью до запятой

Номинальные размеры символа штрихового кода EAN-13:

• ширина символа – 37,29 мм;
• высота символа – 25,93 мм;
• высота штриха – 22,85 мм;
• левая свободная зона – 3,63 мм (или 11Х);
• правая свободная зона – 2,31 мм (или 7Х);
• штрихи, образующие левый и правый знаки-ограничители, а также центральный знак-ограничитель, должны быть удлинены вниз на 1,65 мм (или 5Х);
• высота цифр в символе номинального размера - 2,75 мм;
• мин. расстояние от верхнего края цифр до нижнего края штрихов - 0,5Х (0,165 мм).
Любопытно...
В 2004 году японская дизайнерская фирма «Design Barcode» обратила внимание на штрихкод, функциональную, но невзрачную деталь любого товара. И, обратив внимание, сделала невзрачную деталь «взрачной». С их легкой японской руки штрихкод, не потеряв своей функциональности, стал оригинальной деталью оформления. И, в некотором смысле, рекламой продукта или фирмы, этот продукт производящей.
Дизайн штрихкодов превратился в самостоятельную отрасль дизайна и даже в отрасль искусства, которое назвали Barcode Art. Основатель этого направления в графике, Скотт Блейк (Scott Blake) стал использовать штрих-коды для создания масштабных картин знаменитых людей. Собственно говоря, Блейк использовал стандартный прием поп-арта: превратить обычный, повседневный предмет в предмет искусства. В зависимости от взаимного положения черных и белых штрихов метка штрихкода издалека выглядит, как кусочек мозаики серого цвета различной степени интенсивности. И это не 50 оттенков серого, а гораздо больше! Вот из этой своеобразной смальтыСкотт Блейк стал выкладывать свои картины. Это были большого размера (приблизительно два на два метра) портреты знаменитостей: Мэрилин Монро, Брюс Ли, Арнольд Шварценеггер, Мао Цзэдун.
Это необычное применение обычного предмета принесло художнику свой кусочек славы. Честно говоря, у человека советской эпохи, портреты, созданные Скоттом Блейком, вызывают ностальгические чувства. В 1970-х годах на многих предприятиях можно было увидеть подобное творчество местного вычислительного центра: распечатки различных картинок, начиная от леонардовской Джоконды и вплоть до моделей «Плейбоя». Несмотря на кажущуюся стандартность приема, изготовление портретов знаменитостей из штрихкодов внесло новую струю в эту область графики. Ведь штрихкод – источник информации. Если рассматривать портрет, скажем, Мэрилин Монро не издалека, а на расстоянии вытянутой руки, а эту руку вооружить сканером для считывания штрихкодов, то каждый считанный таким образом код может быть ключом к огромной базе данных.
Журнал «Школа жизни»
Аркадий ШАБАЛИН










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2020
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru