№ 6 (1625) от 18 февраля 2021 года
Армейские истории
Товарищ солдат
Для большинства студентов слово «автомат» – это автоматический зачет или экзамен. Но мы нашли среди них тех, кто держал в руках автомат настоящий – боевой. В преддверии Дня защитника Отечества рассказываем о студентах АГУ, которые отслужили в армии.
Борис Гринин, третьекурсник Института психологии, направление «Клиническая психология», в 2018-2019 годах служил в ВДВ. Сначала был в Омске в учебке, потом его направили в Тулу и под Рязань.
– Почему ты пошел в армию?
– Призвали и пошел. Я перевелся внутри Психологического института с бакалавриата на специалитет, и у меня добавилось полтора года обучения. А в законодательстве РФ есть такой пунктик, что если образовательная программа увеличивается более чем на один год, теряется отсрочка в армию по учебе. Именно в эту ситуацию попал я.
– Какие впечатления у тебя остались? Чему ты научился?
– Самыми сложными были первые месяцы в учебной части. Нужно было выучить устав и все армейские правила, научиться обращаться с оружием и техникой. Там нам дали пострелять с автоматов, прыгнуть пару раз с парашютом, поводить танки (это дикий стресс, и еще они очень шумные). Если вы не знали, то десантники выкладывают парашюты себе сами. А в боевых частях – еще офицерам, сержантам, прапорщикам. И зачастую сами могут не прыгать: мест не нашлось в самолетах, один раз вертолеты были заняты, так как тушили пожары в Московской области. Так что учебная часть – это самые яркие воспоминания и самые нужные навыки. Мне показалось, что в боевых частях уже проще, чаще срочников направляют на какие-нибудь ремонтные работы вроде восстановления разрушенных участков военных частей. Либо проводят формальные учения. Я попал в саперный батальон. Там ребята занимались строительством укреплений, которые возводили из песка и бревен.
– А чем занимался ты?
– Самая счастливая пора длилась около полугода. Я попал на кухню, а это такой бесконечный наряд. Постоянно работают четыре человека: два моют посуду, топят печки в палатках в полях и два готовят. Один – на солдат, другой – на офицерский состав. Я успел поработать поваром и там, и там. Больше понравилось второе, потому что продукты были поинтереснее, приправ больше покупали, иногда мясом закупались. Летом офицеры отправляли солдат искать в лесу грибы, мне иногда приносили по несколько мешков. При этом мы работали без выходных абсолютно, даже в субботу и воскресенье. Когда остальные могли заняться спортом, сходить в магазин, у меня не было свободного времени. Ведь люди хотели есть. Каждый день. Большинство срочников меня еще ненавидели, так как считается, что на кухне все легко. Отчасти это так, потому что я люблю готовить и мне это не составляло труда и приносило удовольствие.
– Повзрослел ли ты за это время?
– Однозначно да. До армии у меня были розовые очки, надвинутые на глаза. Я бы назвал это даже целым куполом с бабочками и пони, где все со всеми дружили. А после нее я понял, почему все такие в армии суровые и серьезные. И пришел к выводу, что армейская жизнь – это не мое. Понял, как это ценно: делать то, что нравится, а не что должен. Как психолог скажу, после службы у меня наступила фаза «гиперкомпенсации», когда я делал только то, что мне нравится. Было даже сложно вернуться в гражданскую жизнь. Я начал по-другому относиться ко многим вещам. Подумал: «Неплохо бы поработать в банке», хотя до армии считал так: «Банк? Ни за что в жизни». Поработал, но как-то это оказалось не мое, больше хочется творчества, саморазвития.
А еще я набрал за армию килограммов семь и скинул их за два месяца после возвращения, потому что начал тренироваться, как хочу, питаться, как хочу, и все встало на свои места.
– Общаешься ли ты с сослуживцами?
– После армии у меня осталось три друга, и я постоянно с ними созваниваюсь. В армии мы постоянно друг другу помогали и сейчас продолжаем это делать. С одним мы похожи творчеством, только я пошел в танцы, а он – в музыку, сочиняет хип-хоп. Он из Пскова, но сейчас, наверное, уже переехал в Питер... Второй живет в Алтайском крае, а третий – в Волгограде. Интересно с ними продолжать общение. Одному я преподавал йогу, и он этим заинтересовался и сейчас ею занимается. Армейские друзья – это редкость, и я очень рад, что они остались в моей жизни. Мне всегда приятно поздравить их с праздниками.
– Отмечаешь ли 23 Февраля?
– Нет, не отмечаю этот праздник, женщины только поздравляют. Мне кажется, так как истоки праздника связаны с основанием Красной Армии, то сейчас ничего общего этот день с первоначальным смыслом не имеет. Все поздравляют не связанных с военной деятельностью мужчин, будто компенсация 8 Марта. Хотя осенью есть День мужчин, когда можно их всех поздравить. Для меня это не праздник, а условность. Более актуальным является 2 августа – День ВДВ! Десантники реально отличаются от других подразделений. Здесь и с парашютом надо прыгать, и задачи нереальные выполнять, которых нет в других войсках. А этот девиз – «Никто, кроме нас» – дает людям понять, что мы можем больше, чем остальные, и это круто.
Караул, окопы, лесополоса
Дмитрий Сарбаш, студент первого курса Института цифровых технологий, электроники и физики, направление «Информационная безопасность», был на службе с апреля 2019-го по апрель 2020-го в 428-м Гвардейском ракетном полку.
Так как Дмитрий пошел в вуз после колледжа, отсрочки не имел. А после армии вернулся продолжать начатое. Дмитрий говорит, что влияние армии оказалось, скорее, положительным, чем отрицательным, но только благодаря удаче: распределили в хорошую часть и служил с крутыми ребятами. Он научился незаметно спать и моментально просыпаться при малейшем шорохе! Настоящих друзей не нашел, но расстались с сослуживцами на хорошей ноте.
– Ярче всего запомнилась солдатская смекалка и байки, которые травят сержанты. Например, про бойца, который заснул в карауле, привязав себя ремнем к вышке, чтобы не упасть. Или еще байка, хотя, скорее, рассказы очевидцев, о том, как зимой весело копаются окопы не только для самих солдат, но и под боевые машины. Еще был случай: во время стрельбы трассерами кто-то умудрился поджечь лесополосу по бокам от стрельбища, и потом лес пришлось тушить. А насчет праздника: 23 Февраля не отмечаю почти никак, а в подарок получаю приятные безделушки. Что подарить парням, я не знаю, но скажу точно, чего не хотел бы я: пожалуйста, не надо носков!
Заряжаю ПВО
Артем Кирута, студент четвертого курса Института биологии и биотехнологии, служил в Смоленске. Пошел в армию по собственному желанию: хотел выйти из зоны комфорта и уехать подальше от Барнаула.
– Дело в том, что я поступил в АГУ за пару месяцев до того, как был призван в армию. До этого бросил медицинский университет на третьем курсе, потому что искренне не чувствовал и не видел себя врачом. Тогда формальная отсрочка действовать перестала, но продолжать учиться мне очень хотелось, да и служить тоже. Поэтому в октябре, уже начав обучение, я был призван и отправился служить в Смоленск, – рассказывает Артем.
По словам студента, армия сильно повлияла на него: теперь он умеет адаптироваться в коллективе, в замкнутом пространстве, больше не стрессует и не переживает, что останется один. Также Артем понял, что коллектив единомышленников можно найти везде.
– И, конечно, я получил военные навыки: например, умею заряжать и разряжать ракетные комплексы ПВО, которые выходят на боевое дежурство – это мы делали каждый месяц. Как вести себя при тревоге: у нас были ежемесячные выезды на стрельбы. То есть была настоящая служба. А все стереотипы, что «солдаты в армии только траву красят» – это выдумка, которая злит, если честно. Солдат много чему учат, хотя бы дисциплине. Но без чудо-приказов тоже не обошлось.
А вот один из них:
– Прилетал в Смоленск Патриарх Кирилл, и нам поступила команда невидимка, то есть всем скрыться по зданиям. Всю траву, что выросла за лето и осень, перекосить, что-то подкрасить и сидеть по казармам, учебным корпусам, чтобы нас с пролетающего на огромной высоте вертолета не увидели «шатающимися по части».

Студент отмечает, что говорить о происходивших казусах достаточно сложно, потому что их было много. Но сейчас он вспоминает об этом с улыбкой. Артем рассказал такие истории:

– В армии необходимо следить за своими вещами. Но есть такие ребята, которые сложно адаптируются, и те, кто не обладает собранностью, пунктуальностью и самостоятельностью, могут испытать различные трудности. Но с обратной стороны, их действия, поступки, а в будущем наказания от офицеров довольно забавные. В нашей батарее парень постоянно терял вещи, будь то шапки, перчатки, противогаз, а иногда даже несколько раз в день. Время зимнее, и срочникам нельзя без полного обмундирования в принципе перемещаться. Так вот, офицер, уставший от постоянных потерянных вещей, дал на построении простой приказ: сшить все: шапку – к бушлату, перчатки – со штанами, чтобы получился своеобразный комбинезон. Так сослуживец ходил месяц, и потеря вещей наконец-то прекратилась.

Был еще один случай, уже под дембель, когда страха к службе, приказам, наказаниям от старших по званию нет (или его меньше всего). Так как служил я в Смоленске, а там московское время и футбол смотреть удобнее, нежели у нас в крае, – как сейчас помню, решил посмотреть матч Лиги чемпионов после команды отбой. Так и уснул с включенным телефоном и наушниками в ушах. Какое было мое удивление, когда на подъеме я обнаружил рядом с собой только наушники. Мы вышли на плац на утреннее построение перед зарядкой, и дежурный офицер по части помахал мне моим телефоном. Оказалось, ночью он проверял казармы и настолько аккуратно снял телефон с наушников, что я даже не заметил. В нашем разговоре офицер понял, что этот телефон мне не только для развлечений, но и для работы, связи с офицерами и сержантами. Еще я вел документацию подразделения, и там были важные документы и заметки по батарее. А так как время близилось к концу службы, то он сказал мне «выкупить» этот телефон за пачку бумаги ему в подразделение. Я предложил сразу отдать телефон, а после я нашел бы эту злополучную бумагу. На что был ответ: «Товарищ солдат, утром деньги – вечером стулья». Меня это стимулировало, и к вечеру старшина из города привез бумагу, а телефон вернулся ко мне.

Артем нашел в армии много друзей из разных городов России: Ростова, Краснодара, Москвы, Брянска, Махачкалы. Общаются они сейчас реже, но как минимум имена и фамилии друг друга помнят! Из Алтайского края, кстати, было около 30 человек, и некоторые даже остались в Смоленске служить по контракту.

О празднике Артем говорит так:

– Я отмечаю 23 Февраля скромным ужином с женой или друзьями. Получаю от близких и друзей подарки, но они банальные и стандартные (в основном деньги). Да и подарки не люблю, за что дарить-то? За то, что отслужил, или за то, что родился мужского пола? Я думаю, кто служил, этим не будет гордиться и выставлять грудь вперед, потому что это глупость. Не пойму, наверное, этого никогда, потому что служил для себя. Но торт, посвященный празднику, – прекрасный комплимент супругу, парню или брату.

Космодром Плесецк

Александр Сафронов учится на втором курсе Института искусств и дизайна и об армии говорит так:

– Я служил в 2018 году на космодроме Плесецк. Окончив учебу в колледже, я пошел в армию по собственному желанию. Там был командиром огневой поддержки в подразделении антитеррора, и именно мое подразделение было одним из немногих, кто увидел запуск ракеты! Кстати, с друзьями связь поддерживаем, периодически общаемся. Вообще, армия меня особо не поменяла, но точно сделала дисциплинированнее. После нее я решил развиваться дальше: заинтересовался определенной профессией, потому что уже имел образование программиста, и поступил в АГУ.

Александр Сафронов (первый слева) с армейскими товарищами

Праздник Александр не отмечает, но иногда получает небольшие презенты. Он уверен, что главное – внимание (но это не значит, что подарок должен быть примитивным).

Жаркая присяга

Сергей Игнатовский, студент первого курса Института искусств и дизайна, направление «Прикладная информатика в дизайне», служил в Алейске в 2019-2020 годах.

Он не успел поступить сразу после школы в вуз, поэтому начал обучение, вернувшись из армии. Студент рассказал, что присягу принимал на плацу. Стояли под солнцем два часа, смотрели выступление разведки, и некоторые призывники даже падали в обморок, но кто выстоял, вышел с автоматом, зачитал текст и расписался.

– Армия дала мне опыт, научила косить траву лопатой. А больше всего за этот год запомнилась рыба, которую давали каждый день и которая была всегда противной, – отмечает Сергей.

23 Февраля он не празднует, но обычно получает письменные поздравления в соцсетях, а хотел бы получить что-то вкусное…

Гражданский рай

Алексей Сугунушев, студент второго курса Института цифровых технологий, электроники и физики, направление «Радиофизика», служил в ракетных войсках в 2019-2020 годах и получил звание ефрейтора. В армию пошел после колледжа, получив среднее специальное образование.

– Почти единственное яркое воспоминание – запуск ракеты, которая вылетает из одной точки и потом прилетает в другую. Первый месяц армии мы вообще просто сидели на карантинном режиме. Ни телефона, ни телевизора, даже книг не почитать – время шло очень медленно! Хотелось быть занятым делом, учебой, тогда было бы не так сложно. Я постоянно страдал от собственных мыслей. За время службы я научился заряжать оружие, стрелять, выучил пару статей, которые уже забыл... Зато после такого года гражданская жизнь в университете кажется раем!

Вперед и с песней

Павел Плюхин, первокурсник Института биологии и биотехнологии, направление «Биоинженерия», был в армии в 2017-2018 годах, последнее место службы – Екатеринбург. И вот что запомнилось ему больше всего:

– В воспоминаниях – путешествия из Москвы в Нижний Новгород, в Екатеринбург. Посиделки с друзьями и гитарой. Я и сам учился играть, помню «Пачку сигарет», «Группу крови», «Батарейку», «Ялту». Армия многому учит: и настоящей дружбе и поддержке, и ответственному отношению ко многим вещам, да и многому, начиная от бытовых действий, таких как глажка, стирка, работы с инструментами, и заканчивая вождением техники и стрельбой.

После армии Павел пошел работать в онкологическую больницу. Работа не легкая, но вполне окупаемая, как говорит студент. Потом захотелось чего-то большего, и он решил учиться. Сдал ЕГЭ и через вступительные прошел в АГУ на биолога. Эта сфера интересна ему, и предметы похожи на те, которые были в меде.

– 23 февраля я созваниваюсь со своими друзьями по службе, получаю поздравления от родителей и еще люблю погулять по городу. В этот день всегда проходят разные мероприятия с песнями и развлечениями. А подарки коллег и одногруппниц традиционно начинаются с носков. Дальше уже по-разному. Я сторонник того, что если это что-то нужное, то пригодится. Носки не обязательно вычеркивать из подарка, но основываться лишь на них тоже не стоит, – поделился Павел.
Александра Смолянинова









          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2020
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru