№ 38-39 (873-874) от 30 сентября 2004 года
ЛИКБЕЗ в гостях у ЗН
Поэзия
Читатель! Лет эдак 15 спустя, мы возвращаемся туда, где все начиналось. Основанный в 1989 г. тремя студентами-историками АГУ рукописный альманах превратился ныне в динозавра алтайской словесности. За это время издано 14 печатных и 15 электронных номеров. Сейчас, правда, бумажный "Ликбез" не выходит, окончательно превратившись в веб-издание (http://altnet.ru/~lik или http://tbs.asu.ru/likbez). Но зато мы вновь материализуемся на дорогих нам университетских страницах. Привет всем, умеющим читать черное на белом!
Ихтиандр ОБМОКНИ
ПОСВЯЩЕНИЯ И ЭПИГРАММЫ
ВЛАДИМИРУ СОЛОВЬЕВУ
Я любил только женщин по имени Софья.
Такова уж, простите, моя философия.
ФЕДОРУ ГОДУНОВУ-ЧЕРДЫНЦЕВУ
АКВАРЕЛЬ Фарфоровые соты синий,
Зеленый, красный мед хранят.
Сперва из карандашных линий
Слагается шершаво сад.
Березы, флигельный балкончик -
Все в пятнах солнца. Обмакну
И заверну погуще кончик
В оранжевую желтизну.
АЛЕКСАНДРУ БЛОКУ
ФРАТЕРНИТЕ Придите к нам! От ужасов войны
Придите в цепкие объятья!
Товарищи! Мы станем - братаны, И объяснимся по понятьям.
СОКРАТИЧЕСКОЕ
(аудиоролик, рекламирующий философию)
Мы знаем - где.
Мы знаем - кто.
Мы знаем - когда.
Но мы не знаем - ЗАЧЕМ? ЗАЧЕМ? ЗАЧЕМ?
Теперь вы тоже этого не знаете

Словарь Паутиныча
От автора: Твоему вниманию, дорогой читатель, предлагается Словарь Паутиныча. Как бы, не знаю, лучше объяснить тебе, что это такое. Если ты читатель умный, то тебе комментарий, пожалуй, и не потребуется, а если ты (извини, конечно) дурак, так все равно не поможет. Вроде как никакое предуведомление и не требуется. К тому же - обрати внимание - статья "Предисловие" в Словаре есть, и находится она, как и положено, на букву "П". Впрочем, в газете, как ты понимаешь, все это условно. Да и вообще все условно, знаешь ли.
В любом случае ты, я полагаю, знаешь, что такое словарь. Значит, статьи расположены в алфавитном порядке, статей много, информации тоже много, читать интересно. (Опять-таки напомню тебе, что статья "Словарь" есть и в самом Словаре, так что за остальной информацией к ней и обращайся). Словарь - Паутиныча: то есть конкретного, отдельного человека. Паутиныч - автор (см. статью). Вот, пожалуй уже и специфика. Много ли таких словарей ты насчитаешь? Не думай, пожалуйста, что такой словарь неуместен, излишен, пуст, банален и скучен. Представь себе, что каждый (абсолютно!) человек создал бы такой словарь - как было бы интересно! и поучительно! Весь человек был бы перед тобой как на ладони. Не спорю, это невозможно, и невозможно хотя бы по той уже причине, что тогда бы, как сказал поэт, "не смог бы и мир существовать" (а может и к лучшему, да не о том сейчас). Какова же ценность нашего знания о том, что думает вот этот конкретный, реальный Паутиныч об Огне или, скажем, об Осени? Перед нами опыт, и хорош он хотя бы уже своей достоверностью. Опыт не заемный, не вымученный, а личный и единственный. Много в этом опыте, не спорю, банального, пустого (см. статью "Пустота"), того, что называют общими местами. Но не думай, читатель, о Пустоте свысока. Всмотрись в нее, вслушайся и вдумайся - и не пожалеешь. Как известно, любой человек на 80% состоит из Пустоты, и, всматриваясь в Пустоту, ты всматриваешься в себя.
Так что Паутиныч, если хочешь, - это зеркало, и в этом зеркале много чего можно увидеть. Ты подходишь к нему, видишь сначала глупое, самодовольно ухмыляющееся лицо Автора, однако постепенно контуры становятся все менее четкими, выражение лица все более неуловимым, ускользающим, начинают мелькать разные лики, рожи, хари, выражения, ты вдруг узнаешь самого себя, узнаешь с содроганием своих знакомых. Мысли кажутся знакомыми и привычными, удивительными и неожиданными, твоими и чужими одновременно. Ты понимаешь, что сам увязаешь в этом личном опыте, тебе становится неважно, личный этот опыт или нет, существует реальный Паутиныч, или это только плод воображения. Может быть, и твоего. Так кто же тогда автор Словаря? Один он или их несколько, а главное, зачем ему все это? Тут возможны разные предположения: во-первых, есть незаменимая ценность в самом писании - как сказал бы я, если бы был философом, я пишу, следовательно, существую, а что может быть сейчас актуальнее, читабельнее, поучительнее разных словарей; во-вторых, даже надевая маски, можно заниматься самопознанием; в-третьих, занимаясь самопознанием, при достаточной пристальности взгляда, ты увидишь что-то другое: эпоху, культуру - Пустоту, в конечном счете.
АВТОР
- лицо, отвечающее за что-либо, например за текст, дом, вселенную. Понятие "А." является в значительной степени юридическим, так что в вопросе "Кто А.?" или в возгласе "Автора!" слышится угроза, стремление призвать к ответу. "А отвечать кто будет, Пушкин?". Забавно, что в этом известном всякому русскому человеку вопросе в качестве наиболее и в то же время наименее возможного ответственного лица назван человек, которого мы воспринимаем почти как олицетворение идеи авторства. Сказать "Пушкин" - все равно что сказать "А.", и в то же время совершенно абсурдно пытаться приписать любое произведение Пушкину. Вот главная антиномия русской культуры!
Соответственно, разрушение категории "А." означает полную безответственность и безнаказанность. Нет А. - значит, никто ни за что не отвечает, всем все равно и мне нет никакого нет дела до всего этого. Цепная реакция началась с одного писателя, объявившего о смерти Самого Главного А. Тогда весь мир сразу стал бесхозным, бесцельным и бессмысленным. Все стали говорить: это не мое и это тоже не мое. Я ничего сам не написал, я только процитировал, а вообще все это было еще до меня.
БАХ Иоганн Себастьян
- я бы признался в любви к нему, если бы она не казалась мне самому предосудительной. Я вовсе не уверен в том, что его вообще можно любить. Как будто это все равно, что любить Гомера, - писателя, которого никогда не было. Конечно, трудно предположить, что не было Баха - я слишком много о нем знаю (хотя и не так уж много): был слеп, имел детей, изображался на портретах, переезжал из Веймара в Лейпциг - что-то вроде этого. И все же чего-то не хватает. Я не могу объяснить. Он был, и в то же время его как бы не было. Портрет, биография и все остальное не соединяются. Нет, не потому, что они должны были бы быть какими-нибудь другими. Дело в его музыке. Да, именно в ней. Я всегда слушаю не Баха, а кого-то другого: Гульда, Рихтера, Шеринга. И в то же время я не их слушаю (и не Баха). Никого. Нет никого. Все растворяется. Есть мастерство, есть эмоция, есть структура. Есть переживание формы. А больше ничего нет. И не нужно. В этом и прелесть.
В Б. есть потерянность. И я слушаю его, когда сам хочу раствориться и не чувствовать себя. Ведь программа самоутверждения так утомительна.

КУЛЬТУРА-МУЛЬТУРА
Поэт Раюшкин пошел по Петербургу и заблудился. Но помогла ему путеводная звезда. С тех пор он стал писать стихи о звездах. "Звезда моя, звезда," - писал Раюшкин. Все хлопали, а Раюшкин смущался. Но однажды к Раюшкину подошел человек и ударил его по лицу. Выжить Раюшкину помогли доктора. С тех пор он стал писать стихи о докторах. "Доктора вы мои, доктора," - писал Раюшкин левой рукой, так как правую ему ампутировали. Жена ушла из дому и не вернулась. "Наверное, заблудилась где-нибудь," - думал Раюшкин, сидя в пустой квартире, ведь все имущество и дети заблудились вместе с женой. В дверь позвонили и маленькая девочка в желтых гольфах спросила, почему Раюшкин не курит сигареты "Ира". Раюшкин пошел за сигаретами, но на лестнице его встретил человек и ударил ногой в грудь. На этот раз выжить Раюшкину не удалось. Хоронить его пришли заблудившиеся жена и дети, а также кто-то незнакомый в рваных калошах. Когда гроб опускали в яму, Раюшкин думал: "Гроб ты мой, гроб...". И это было правдой.
Иссидор ВДАЛИ "ФАВОРИТ"

РЕЦЕНЗИИ: Ларс фон Триер "Догвилль", 2003 год.
Этот фильм из разряда тех, что будто забивают гвоздь в голову и как бы то ни было это на пользу. Так плохо мне не было давно. Собственно почему?
Не стану рассказывать всего, но во время просмотра советую убирать любые тяжелые и колюще-режущие предметы как можно подальше. Честно говоря, просмотр этого фильма - это испытание, но на все 100% оправданное результатом.
В основе сюжета лежит не то реальная история, не то библейский мотив второго пришествия, но что из этого создает фон Триер - это просто фантастика, это то самое.
Также непредсказуемый датчанин полностью переворачивает наше представление о средствах и языке кино: смесь кино и театра, дома - лишь очерченные мелом границы стен, улицы - пунктиры и надписи на асфальте. Как символ американского открытого общества, являющимся настоящим лицемерием, фикцией, воздушными построениями? Такой стиль очень хорошо сказывается на игре актеров - но по-другому и нельзя было снять его, - лишите этот фильм диалогов, реплик (причем хочу заметить, что сценарий более чем убедительный - ни одного лишнего жеста, слова, сцены, звука), психологизма, мельчайших нюансов актерского искусства и вы получите не шедевр европейского кино, а жалкую американскую пародию.
Что такое "Догвилль"? - это мелкий, что-то вроде "Собачинска" (Собачьего городишки) населенный пункт, в котором количество убожества и низости на квадратный сантиметр превышает все разумные и неразумные пределы и все это под маской чисто американской пуританско-христианской морали. Короче, представьте себе поселение, в котором все жители эдакие Калибаны (из "коллекционера" Дж. Фаулза), только более убогие, низкие, мелочные, отвратительные и примитивные, чем небезызвестный герой Фаулза.
Через образы жителей очень выпукло и ясно даны многие типы эдаких маленьких и обычных людей, и что они из себя представляют на деле.
Красной линией сквозь ткань фильма проходит мелодия "Скорбящая Богоматерь" и некоторые звуки (как, например, шум сваебойной машины, подобный шуму сердца), что дополняет общую картину.
Этот фильм нужно внести в программу всеобщего школьного обучения однозначно.
Этот фильм не для всех, но для каждого.
Конец в этом фильме одновременно закономерен и неожидан, но это лучший конец коего я только мог ожидать. - Так хорошо мне не было давно!
Иоанн АСОВ
Я еще немного добавлю. Помимо чисто эмоционального отклика моего существа на непревзойденную игру актеров, бесподобно воссоздающих эдакую отдельную реальность человеческих отношений, без каких-либо формальных границ вроде стен, дверей и прочего. Весь мирок Догвилля представлен абсолютно открыто, как система не физического мира с его структурами и жесткими законами, а как система взаимоотношений людей, вглядываться и изучать которые стены теперь не мешают - весь город открыт взгляду зрителя, видно всех и каждого, никто не останется незамеченным и неосужденным. Вот в такой-то атмосфере ясности и прозрачности ярко просматриваются типичные персонажи человеческих миров.
Именно так нам представляют все самые распространенные формы человеческой бесчеловечности во всей своей несокрытости видны пороки и подлости человеческих существ.
Проблемы, поднимаемые и решаемые в фильме, по праву можно назвать Вечными. Это будет волновать человека вечно. Проблема свободы и ответственности, слабости и откровенности, жизненности и душевной пустоты, порочности и греховности, Зла и добра. Человека и Бога, Любви и "любви".
Я с полной ответственностью заявляю, что этот фильм такой же силы, что и "Бойцовский клуб". Этот фильм не может оставить никого равнодушным и не оставит. Простота и ясность формы представленных уродств человека в этом фильме бьет в самую точку, точку моего "Я". Оправдать или отвергнуть изображенное здесь невозможно - слишком все ясно.
Все.
Павел

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЖИЗНИ
"Ликбез" анонсирует новый проект - "Энциклопедию современной жизни". Коллектив авторов издания поставил перед собой задачу критического описания значимых явлений нового русского мира, его буйной флоры и фауны вещей, фетишей и симулякров.
АВТОМОБИЛЬ
Со времен фордизма, автомобиль остается главным предметом гордости современного обывателя, его официальным пропуском в общество потребления. Даже в советское время социальная стратификация целиком отображалась в иерархии автовладения: "Запорожец" символизировал собой нижнюю планку общественного авторитета (о пешеходах вообще можно лишь презрительно умолчать); "Москвич" представлял собой средний класс; "Жигули", "Лада" - более уважаемый и поощряемый труд остепененного научного сотрудника или квалифицированного рабочего; белая "Волга" соответствовала статусу доктора наук; черная - удостоверение ценного номенклатурного кадра; ну а дальше уже следовали обитатели советского Олимпа - киноартисты, секретари обкомов, министры и т.д., счастливые обладатели "Чаек" или иномарок. В наше время автостратификация куда более насыщенна, но по-прежнему служит путеводителем по миру обывательских фетишей. Характерны, например, многочисленные анекдоты о конфликтах "Запорожцев" и "Мерседесов" как выражение эволюционных столкновений старых и новых русских. На Западе же разделение общества на потребительские классы является состоявшимся фактом, но при этом осмысляется с куда меньшим юмором. Например, Дж Твичел, автор бестселлера "Веди нас в искушение" (книги о торговле и супермаркете как о новой религии) рассказывает, что испытал чудовищные муки, когда попытался приобрести красный кабриолет. Проблема состояла в том, что Твичел - профессор гуманитарных наук, а человеку его статуса предписано владеть "Volvo" или хотя бы "Saab". Однако Твичел испытывает сугубо эстетическое отвращение к "Saab", да и "Volvo" не жалует, но (из боязни выломаться из своего круга и попасть в класс яппи), он все же приобретает этот последний, о чем далее бесконечно сетует.
Отсюда Жан Бодрийяр в "Системе вещей" справедливо замечает, что обладание автомобилем - это своеобразное "свидетельство о гражданстве; водительские права служат дворянской грамотой для новейшей моторизованной знати, на гербе которой начертаны компрессия газов и предельная скорость. А изъятие водительских прав - это ведь сегодня своего рода отлучение, социальная кастрация. (Иногда оно применяется как мера против сутенеров)".
В чем, однако, психологические причины превращения автомобиля в одну из самых фундаментальных ценностей современного бюргерства? Первое, и самое очевидное, наблюдение состоит в том, что машина - это предмет именно мужского чванства. Женщина, если и водит автомобиль, всегда является объектом сексистских шуточек (такова фигура женщины-водителя в анекдотах, особенно популярна здесь блондинка за рулем). Мужчина же находит в автомобиле и гараже свой необходимый противовес вечно бабьему в своем доме и душе. Об этом говорит тот же Бодрийяр, признающий автомобиль чем-то вроде анти-мира или анти-дома, где мужчина уже ни от кого не зависит. Само известное пренебрежение автомобилистов средствами безопасности и лихачество на дорогах имеют смысл именно как вызов устоявшемуся и круговому домашнему быту, строящемуся по женским установлениям и законам. Легендарные походы мужского населения в гараж, бесконечные пользовательские процедуры, ремонт и управление машиной - все это можно трактовать еще и как символ супружеской измены. Впрочем, Бодрийяр оспаривает интерпретацию машины в качестве любовницы, доказательно предлагая свой собственный вариант: автомобиль - это символический фаллос. Обтекаемость, сила и мощь в качестве основных характеристик, необходимость постоянной заботы-фасцинации превращают автомобиль в фаллически-нарциссическую самопроекцию мужчины. Только здесь мужское либидо работает практически без осечек и упивается при этом собственным могуществом. И так же как Эрос трансформируется в Танатос по учению раннего Фрейда, так же и автомобиль становится зачастую узаконенным способом самоубийства - в чем выражается отчаянная попытка мужского бегства из тотальной среды матриархального быта. Я бы вообще назвал машину в этом смысле просто комфортным гробом на колесиках. Все менее необходимый в перегруженных мегаполисах (пробки, проблема с парковкой и целые закрытые для личного автотранспорта районы в западных городах сводят часто на нет его основную функцию), автомобиль только симулирует основное свое предназначение - быстрое передвижение. Но, как и всякий симулякр, автомобиль выражает иную реальность - реальность нацеленного на себя, закомплексованного либидо, реальность мотива мужской мести в адрес прогрессирующего феминизма, реальность символического, но ощутимого социального статуса довольного собой мещанина.
В.В.Ученых










          Мы Вконтакте


          Мы в Facebook




«За науку!» © 1980-2020
При использовании материалов газеты
ссылка на "За науку!" обязательна
Мнения отдельных авторов не всегда совпадают с точкой зрения редакции.
Редакция оставляет за собой право публиковать такие материалы в порядке обсуждения.
Контактные адреса
656099, Барнаул,
пр-т Ленина 61, ауд. 901.
Телефон: (3852) 29-12-60
E-mail: natapisma7@gmail.com
Internet: http://zn.asu.ru