Рубрики
К 49-летию АлтГУ

Наука и музыка – одно целое: беседуем с ветераном АлтГУ Николаем Александровичем Корниенко

Поделитесь в соцсетях:

Сегодняшний гость рубрики – ветеран АлтГУ Николай Александрович Корниенко, профессор кафедры искусств ИГН. 25 лет назад он создал и возглавил кафедру музыкального искусства в нашем университете. По взмахам его дирижерской палочки играли музыканты, которые сейчас разъезжают по всей стране.

В самом начале беседы Николай Александрович отметил важную проблему, касающуюся музыкального направления: увядший интерес к народным инструментам.

– Оркестр ведь живой организм, который требует постоянного обновления кадров. Но в последнее время престижность балалайки, баяна, домры упала. Сейчас, видимо, люди более практичные. Мы, когда учились в консерватории, даже не думали о том, как заработать на музыке. Только бы заниматься, только бы играть! Классов не хватало – занимались в коридорах. Я в студенческие годы выпросил у столяра маленькую каморку, где он работал. И играл там по вечерам на баяне, – рассказывает профессор.

– Как вы полюбили музыку?

– Я жил в деревне. В нашем доме имелись гармошка и балалайка. Ни у кого в деревне не было, а у моих старших братьев – было. Они нигде не учились, только самодеятельность. И всегда возле нашего дома по вечерам собиралась молодежь. Была даже целая полянка вытоптана, потому что там все танцевали и пели. Когда я немного подрос, звучание музыки начало меня цеплять. Я брал то гармошку, то балалайку и подбирал мелодии знакомых песен. А в 1952 году, когда мы переехали в Барнаул, старший брат определил меня в первую музыкальную школу. И я окончил ее за два года. Поехал в Новосибирск – поступил в музыкальное училище. Удивительно легко! Стал заниматься и, как говорится, подсел. И сердцем, и головой – в музыку. Я не знаю, чем бы другим занимался. Только музыка, музыка, музыка…

По словам Николая Александровича, ему всегда везло с преподавателями. Окончив училище, он поступил в Новосибирскую государственную консерваторию им. М. И. Глинки. Попал в класс по дирижированию к народному артисту СССР – профессору Арнольду Михайловичу Кацу. И благодаря его примеру упорно учился, посещал все концерты местных и приезжих знаменитых солистов.

– Что вы чувствуете, стоя перед оркестром на концерте?

– Все спрашивают, а зачем оркестру дирижер? В 20–30-е годы советская власть пошла на эксперимент и убрала дирижеров. Да, оркестры без них играли стройно, складно. Но не было трепета в сердце. Эмоциональная сторона страдала. Дирижировать оркестром на концерте – это невероятные ощущения. Начинается импровизация, чувствуется в душе эмоциональный взрыв, оркестр тебя слышит, солисты вступают… И получается какое-то чудо, от которого мурашки по коже.

– Когда вы начали преподавать?

– Меня позвали работать в Барнаульское музыкальное училище, когда я учился на четвертом курсе консерватории. Условия были страшные: помещение явно не для занятий музыкой. Я так переживал! Но увлекся (удивительная натура музыканта, в ней нет практической жилки!), да и участники оркестра были хорошие, талантливые. Так и начал преподавательскую деятельность.

– Поделитесь, пожалуйста, каким-нибудь воспоминанием.

– В училище был очень хороший оркестр. Мы часто ездили на гастроли по краю. Однажды поехали в сторону Бийска. Начали, помню, с деревни Жилино. И недалеко от села Усть-Сема заехали в столовую. Подходит ко мне женщина в фуфайке. Говорит: «Вы руководитель оркестра? Могли бы вы остаться? По пятьдесят рублей заплатим. Снимаем фильм здесь, хотели, чтобы и вы приняли участие». «Да мы бы с удовольствием, только у нас в Онгудае концерт и уже все билеты проданы», – ответил тогда я. Моя промашка! Спросить бы, что за фильм, кто снимает!

Оказалось, это была Ренита Григорьева, помощница Василия Макаровича Шукшина. Они снимали «Живет такой парень». До сих пор переживаю…

– Как оказались в АлтГУ?

– В 90-е годы в Барнауле ощущалась острая нехватка кадров для творческих коллективов. А их в то время открылось много: духовой, камерный оркестры, «Сибирь», оркестр филармонии. Поэтому ведущие музыканты Барнаула и руководители творческих коллективов обратились к главе краевой администрации – Александру Сурикову. Он был духовно богатым человеком, любил искусство. И поддержал идею открытия нового направления «инструментальное исполнительство» в АлтГУ. Специальность появилась – я взялся за работу. Сложно было – опять все с нуля. Но благодаря поддержке выдающихся музыкантов и руководителей все получилось. Сначала мы основались на историческом факультете, в 1997 году организовали свою кафедру, в 2002-м – факультет искусств, дальше – целое отделение… Какой был тогда коллектив! На кафедре работали лучшие музыканты города.

– Какие еще направления, кроме дирижирования, вас интересуют?

– Моя любовь – это инструментовка. Когда сажусь писать, не могу отвлекаться ни на что другое. Даже когда вы зашли, я занимался именно этим. Вот я приготовил папку моих партитур для своего друга Владимира Кончева из Горного Алтая, у него профессиональный государственный оркестр. Это же моя жизнь!

Если человек посвятил ее музыке… Поиграть иногда хочется, но у меня нет свободного времени, да и инструмента своего нет.

– Университет изменил вашу жизнь?

– Я скажу без всякого: очень люблю университет. Я много читал про другие вузы, выпускниками которых стали выдающиеся личности. В храме науки не просто учились, но и музицировали, играли на фортепиано. Университет и музыка, наука и музыка – они же близки! Раньше все деканы и проректоры ходили на концерты. Я чувствовал духовную общность, даже семейную атмосферу. Именно благодаря Алтайскому госуниверситету я смог ощутить эту значимость своего коллектива.

Александра СМОЛЯНИНОВА

108 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.