Ars longa

“Позорно видеть захолустный дизайн”

Роман Салин – студент ИФ, отделение искусствоведения ОЗО, автор
рукописного самиздата с веселыми картинками. Его творчество
известно студентам из физкорпуса и главного корпуса АГУ. Картинки
Романа выполнены в оригинальной постнародной графике и
акварельной подделке под гуашь. Мы предлагаем вниманию читателей
интервью с художником.

– Рома, что ты хочешь выразить своими рисунками на стенах?

– Собственное внутреннее представление о будущем моей прекрасной
Родины, которая будет существовать без бюрократов, чиновников и
прочей гадости. Это сказано без пафоса, с убийственным
спокойствием.

– Ты видишь будушее России в старине, которая непременно
присутствует в твоих рисунках?

– Россия переживет этот кризис, перейдет на такую ступень
развития, когда человека будут судить не по Уголовному кодексу, а
по правде. Надо начинать с детей, учить их, все средства бросать
на это. У России своя культура и не надо обезьянничать, мы будем
жить по-своему, но для этого надо образовывать детей.

– А как на твои рисунки пришли надписи?

– Мои надписи начались с армии. Там я заведовал клубом части,
разрисовывал альбомы, картинки. В армии же я украшал живописью
стены госпиталя, клуба, казарм. Кстати, работая на заводе РТИ, я
разрисовал цех, работая в школе, разрисовывал этажи. Но на стенах
я не подписывал, чтобы не переводить декоративно-монументальные
росписи в лубок. А надписи… Вначале их не было, но когда у
меня появлялось свободное время, я сочинял сказочки, и начал их
сочинять как раз во время службы. А потом стал рисовать и
пытаться что-то ехидное объяснить, помещая это на рисунок.
Подписи – чтоб не врали много о картинах.

– Как родилась идея вывешивать это в универе?

– Меня окружает много глупого и дурного, но много и интересного.
Есть еще небезразличные люди, студенты. Меня привлекает идея
старых окон РОСТа, я бы хотел увидеть их в нашем городе. А то,
что я делаю в универе,- это как бы начало. Это для тех самых
небезразличных студентов.

– Твои подписи под рисунками напоминают мне некоторые вещи
“Дубовой рощи”.

– Это же традиции русского лубка. Между нами, на самом деле,
много общего. Однако меня бесит то, что в работах дубовиков
присутствует хорошая мина при плохой игре. У ребят прекрасные
идеи, а начатков технологии нет. Эти грязные разводы убивают
творческую мысль. А статья “Гопничество в искусстве”, помещенная
в N 4 “дубового” вкладыша, направлена не столько против
дубовиков, сколько против людей, думающих, что существует некое
элитарное искусство для узкого круга ограниченных лиц, это
бредни. Примером такой “элиты” была прошлогодняя выставка “ТХ” в
Алтайском музее изобразительных искусств, о чем я писал ранее на
страницах “ЗН”.

– На партах, на стенах туалетов ты не пробовал себя выразить?

– Я считаю для себя гнусностью писать на дереве и пластике. Хотя,
я собираю некоторые перлы с парт, типа рисунка большого
детородного органа с пояснением “девочка рисовала”. А в туалетах
мне некогда даже по сторонам смотреть, т.к. захожу туда со строго
определенной задачей. Все эти “художества” со скуки, от
невыраженной в творчестве души, ну и от “большого ума” конечно.

– Разрисовывая стены, вывешивая рисунки со сказками, ты так
рекламируешь себя?

– Нет, я делаю это потому, что мне это нравится. Вот я разрисовал
дверь в вашей редакции (206 аудитория, Димитрова, 66), чтоб было красиво, чтоб грязное железо не
коробило взгляды входящих. Мне позорно видеть эти ободранные
стены наших корпусов, этот дизайн захолустной пэтэушки. А вялость
и уродливость студенческой жизни? Меня взбесила информация в
одном из последних номеров “ЗН” о 16 миллионах, которые истратил
Савенок на телефонную болтовню! Я подсчитал, получился
колоссальный объем оформительских работ, которые я смог бы
совершить в помещениях и аудиториях АГУ. Если я раньше брал 10
тысяч рублей за квадратный метр росписи (метр побелки стоит 50
тысяч), то сколько бы я разрисовал здесь на 16 миллионов?

– То есть ты дешевле разрисуешь, чем просто побелить?

– Да, я сделаю это, и стены с рисунками будут стоять, пока не
рухнут, не надо белить и красить. Допустим, исторический
факультет – историческая тематика росписи, в аудиториях других
факультетов – по их нраву. Просто глаза отдыхать будут. Раньше
ведь пейзажем лечили. Горы нарисовать вместо синей стены, лес.
Эстетические чувства нормального человека страдают по причине
убогости и скудоумия лиц, которым вменяется следить за развитием
личности.

– Это ты про кого?

Я ничего плохого не хочу говорить о руководстве АГУ – у них других
дел полно, хотя и это ИХ дело. А наш Союз студентов, а наш
студклуб? СС – это организация для нас потерянная. А
студклуб? Почему там однобокий уклон в сторону музыки и какие-то
мелкие денежные дрязги? Для души-то студента что-то надо делать!
Вообще, в нашем университете об этом никто не думает. Лучше туалет
отделать, чтоб потом в нем кто-то про кого-то гадости писал. А
вот нечто красивое создать, просто приятное для человеческого
глаза – никто не в состоянии даже подумать о таком.

Записал Андрей Никитин

За науку, 1995 год

416 просмотров

Related posts

Реплики о Рерихе

Не про три аккорда

Мечта поэта: в АлтГУ прошел конкурс «Поэтический дебют – 2022»