От души

Да что там Альпы…

Фото Марии Дубовской

Текст Полины Шевчуковой

Алтай – велик и могущественен. Но всегда ли он ограничивается лишь исхоженными вдоль и поперек туристическими тропами? «ЗН» побеседовала со студентом АлтГУ, членом Русского географического общества, автором и продюсером фильма «Хранители Алтая» Даниилом Безденежных. Он рассказал о своей любви к Алтаю, кинодокументалистике и о поступлении на бакалавриат АлтГУ в 32 года.

– Даниил, как мне известно, вы окончили педагогический университет, учились в Институте физической культуры и спорта в АлтГПУ. Почему тогда выбор пал на это направление, а сейчас, спустя практически 10 лет, вы решили поступить на «инновационную археологию» в АлтГУ?

– Увлекательная история, на самом деле. Когда я был младше, профессионально занимался легкой атлетикой. Поэтому и решил выбрать спортфак в АлтГПУ. Думал, буду развиваться в этом и дальше. К тому же мои родители творческие люди: папа – мастер по дереву, делает иконостасы, а мама – искусствовед, всю жизнь была художником и преподавала в университетах. Поэтому я считал, что на филологии или истории искусств мне будет слишком просто – казалось, очень много знаю об этом. Поступил в педагогический. Но уже тогда увлекался историей Алтая, интересовался ею и читал научные статьи, исследования. Поэтому, повзрослев, понял, что изучение истории это, в первую очередь, сеанс психоанализа для человечества и для конкретного исследователя. Исследуя прошлое, понимаешь причины настоящего и можешь осознанно формировать свое будущее. Так решил поступить в ИИМО. Как-то раз был на лекции в нашем краеведческом музее, где профессора АлтГУ увлеченно и интересно рассказывали об истории, археологических раскопках. Эта встреча для меня и стала решающей. Документы подал за 15 минут до закрытия приемной комиссии. Не жалею.

– А с чего тогда пошло увлечение историей? Как она появилась в вашей жизни?

– Я думаю, история пришла в мою жизнь еще в глубоком детстве. Все началось со сказок, которые читали мне родители – там были Иваны Царевичи, волки и Кощеи, конечно же. Я тогда думал: сказки – целый мир, который как бы существует, но только в нашем сознании. А ведь история точно такой же мир, который существовал. Но его можно изучить гораздо детальнее. Потом, еще школьником мне нравилось изучать славянскую и скандинавскую мифологию. Я знал, что в мифах зашифрованы какие-то конкретные исторические события, они развивали мое мировоззрение. Через это через все, через поиск взаимосвязей в мифологии, в культурах народов, этносов, я видел, как разные кусочки истории сплетаются между собой. В итоге образуют некую мозаику, которую хочется собрать полностью, чтобы узнать что-то про себя, страну, в которой живешь. И про народ, который есть на этой земле или жил на ней раньше. Ведь когда мы вспоминаем какое-то событие тех времен или человека, который совершил что-то значимое, мы отдаем дань прошлому. Представляете, если бы мы забыли Леонардо да Винчи? Так и здесь. Я снимал фильм про Василия Васильевича Сапожникова, который сделал очень много для нашей земли, но за XX век был забыт людьми. А сколько таких личностей еще?

– Как я понимаю, вы учитесь очно, на бакалавриате. Расскажите, почему именно бакалавриат, а не магистратура. Не сложно ли сидеть сейчас среди новоиспеченных студентов-первокурсников?

– Почему на бакалавриат? Потому что при поступлении я знал, что мне нужно получить базу знаний, а не урезанную ее часть. В АлтГУ есть прекрасная возможность изучать археологию, поскольку наши профессора сами часто ездят в археологические экспедиции, причем не только по России. Все наши преподаватели – интереснейшие личности. Я слушал лучших гидов Алтая, учился и у человека, которого признали лучшим гидом России. Но даже тот уровень знаний, что нам сейчас дают на первом курсе, гораздо глубже, чем все то, что я знал раньше. Что касается однокурсников — ребята хорошие, я посмотрел на наш поток и понял: сейчас студенты более целеустремленные, приходят в университет именно за знаниями. Это здорово. Хотя, конечно, я чувствую себя немного неловко, когда ко мне обращаются на вы, но понимаю: это неизбежно. Слишком большая разница у нас с ними. Мне 33, им 18. Получилась достаточно забавная интеграция.

– Расскажите, когда вы поняли, что ваше призвание — изучать природу Алтая, рассказывать о ней и показывать ее так вдохновенно и влюбленно? Насколько я знаю, вы режиссер документального фильма «Хранители Алтая».

– Наверное, я изучаю не природу Алтая, а сам Алтай, многогранный Алтай. Поэтому там и природа, и традиции и, конечно же, люди, живущие на этой территории. Так получилось, что с самых ранних лет каждый год я часто ездил в гости к друзьям моих родителей, в маленькую деревеньку Усть-Убу, располагающуюся на берегу Катуни. Но основным местом моей жизни оставался Барнаул. Тогда-то я и прочувствовал всю разницу между асфальтированными улочками нашего города и могущественной природой Алтая, которая каждую секунду была вокруг меня. Причем, чем больше Алтай давал мне сил, энергии и знаний, тем больше его хотелось благодарить и узнавать, как человека, которого любишь. Поэтому съемки фильмов и экокэмп, который я создал в Курайской степи, в некоторой степени моя дань Алтаю.

– А как вы считаете, что вообще представляет собой кинодокументалистика?

– Кинодокументалистика – способ разговора с миром, способ самореализации и, конечно же, способ восстановления исторической справедливости. Так, например, история про Василия Васильевича Сапожников. В конце XIX – начале XX веков совершил десятки экспедиций по Алтаю, создал первые фотоснимки тех мест, работал в ТГУ, но в советское время о нем забыли, как я и говорил прежде, поскольку до революции он занимал должность министра просвещения в белом правительстве Колчака. Поэтому через свой второй документальный фильм, который еще не вышел, мы хотели показать миру, что этот человек всю свою жизнь занимался благим делом – изучением Алтая. Нашли людей, которые его помнят и хранят те самые снимки вот уже 40 лет. Все это ценно и необходимо для каждого из нас. Поэтому я думаю, что кинодокументалистика – это способ рассказать большой аудитории о том, что должно быть услышано.

– Посмотрев трейлер фильма «Хранители Алтая», я задумалась: как фильм получился таким душевным? Люди в нем счастливы, природа чарующе красива…

– Первый фильм получился успешным весьма неожиданно. Думаю, это произошло за счет того, что мы пригласили туда людей, которым в целом небезразличен Алтай. Но и сами вкладывали в него душу. Тогда, в начале пути, мы не понимали, как удержать зрителя, поэтому в фильме есть и затянутые моменты, это стало заметно уже после сотого просмотра. Думаю, наша команда в лице Константина Серебрякова, Максима Наземцева и меня просто искренне была заинтересована темой. Это и компенсировало отсутствие опыта. Идея фильма появилась так: я уже знал множество интересных людей, живущих на Алтае, и захотел о них рассказать другим людям. Подумал: как? Решил, что будут съемки. Во многом было сложно и эмоционально, но диалоги выводили нас на такие истории, которые мы и сами не ожидали услышать. Настолько искренне люди рассказывали истории своей жизни.

– А случались ли за время съемок какие-нибудь мистические ситуации? На Алтае верят в духов, в силу природы.

– Моя невеста хореограф Солунай Торбогошева в начале второго фильма танцует стилизованный алтайский танец. А в конце фильма танцует его уже так, как танцевали ее предки, пропуская через себя, воссоздавая тот давний, могущественный образ Алтая. Но тогда, при съемках, мы не совсем понимали, как нам это сделать. По сценарию Солунай должна была танцевать на священном месте, на плато Укок. Но одна женщина, как их называют на Алтае, «видящая», к которой мы приехали, чтобы получить благословение, сказала: «Если Солунай будет танцевать на плато Укок, то она может умереть из-за этого». Тогда Солунай отказалась, и нам пришлось поменять локацию. Снимали на раннем рассвете, но не могли поймать солнечные лучи: было слишком облачно. В какой-то момент над моей невестой начал кружить коршун, засияло солнце. А мы успели это снять. Получился прекрасный кадр. Да, Алтай – действительно магическая территория.

– Уверена: ваш фильм оправдал все ожидания. Алтай многогранен и впечатляюще богат своей историей и традициями. Но как же донести до людей, что Алтай интересен не только постоянно мелькающими в путеводителях местами, но и дикой природой, ее красотой и местами, в которых редко бывает человек?

– Важно понимать, что Алтай — большая горная страна с богатой историей. На Алтае больше 7 000 озер, несчитанное количество рек, горных хребтов, народов, традиций и легенд. У Василия Сапожникова есть одна фраза, которую я люблю: «Быть на Алтае только туристом — слишком роскошно для туриста и слишком мало для Алтая». Когда студенты не могли поехать в Европу, они спрашивали у него: «Как там Альпы?» А он отвечал: «Да что там Альпы! Вот Алтай…» Поэтому познакомиться с нетронутой алтайской природой – дорогого стоит. А чтобы это сделать, рекомендую просто сойти с туристических троп. Вы и за десятилетия не объедете весь Алтай. Алтай — это жизнь, разная и необычная.

Поздравление с 8 марта от продюсера Даниила Безденежных:

— Алтайская мифология полна женских образов, но главным всегда оставалась и остается Катунь, или иначе Кадын, что в переводе означает «жена, госпожа». Женская энергия – как Катунь, которая вечно течет и восхищает всех своей красотой. Дарит спокойствие, силу и воду. Я желаю каждой девушке не стесняться своей женской сути, а дарить мужчинам свою мудрость, любовь и быть такой же прекрасной, как Катунь!

486 просмотров