Рубрики
К 49-летию АлтГУ

Сплетение жизней: рассказываем о почетном профессоре АлтГУ Татьяне Александровне Терехиной

Поделитесь в соцсетях:

Татьяна Александровна Терехина – почетный профессор Алтайского госуниверситета и добрый друг «ЗН». Мы часто приглашали Татьяну Александровну в качестве эксперта, но мало рассказывали о ней самой. Пришло время это исправить.

Путешествие из Казани на Алтай

− Татьяна Александровна, расскажите, почему вы решили связать жизнь с ботаникой?

– Я с детства любила живое, несмотря на то, что училась в математическом классе. Но с зоологией не стала заниматься, уж больно мне было жалко животных. Жучка и паучка на волю выпущу, давить не стану. И увлеклась ботаникой. Растения интересные и красивые, к тому же молчат. Хотя в книге «Ботаника с гальванометром» написано, что растения кричат тоже, просто на своей частоте.

− Вы выросли в Казани и окончили Казанский государственный университет. Как же вы попали в Алтайский край?

− После защиты кандидатской диссертации в 1975 году мне предложили остаться на кафедре КГУ по хоздоговору. Но я отказалась, ведь то место не гарантировало постоянства. А в то время моей подруге Земфире ее знакомый Давид Александрович Урбах, политолог из Барнаула, предложил преподавать в новом, только открытом Алтайском государственном университете. Но она не могла стать преподавателем из-за заикания. И тогда предложила мне поехать вместо нее. Что интересно, Барнаул мне был совсем не чужим: моя мама долгое время жила здесь с семьей в районе Старого базара. Дед работал в управлении лесами, пока в 1937 году его не репрессировали. Бабушка, оставшись с двумя детьми, уехала к брату военному в Казань. Потому этот город был нам почти родным, и родители не боялись меня отпускать. Им даже самим было интересно.

Первый раз я отправилась в Барнаул на разведку – надо же узнать, где мне предстоит работать биологом. Встретил меня тогда Александр Павлович Бородавкин, первый проректор университета, и тут же спросил: «А вы почему без вещей приехали?! Вам же на днях уже на работу выходить». Я быстро съездила обратно домой, собрала вещи, а попутно и наглядный материал для занятий по ботанике: гербарий, образцы водорослей и грибов. Папа тогда был в отпуске, и мы с ним вместе шерстили леса и поля. А мама снабдила меня ботаническими таблицами из cельскохозяйственного института. Так что назад ехала во всеоружии (смеется).

– Не хотелось вернуться потом обратно, на малую родину?

– Первое время очень хотелось! Ведь я осталась одна, в новом для себя месте, без семьи и друзей. Тоскливо, одиноко. Но прошло время, я привыкла, обзавелась семьей. У меня две прекрасные дочери Оля и Нина, маленькие внучки Катя и Настя. Барнаул стал моей родиной. Но про Казань я не забываю: приезжаю навестить родственников, пройтись по улочкам детства. Скучаю порой по студенческим экспедициям.

– А какая экспедиция вам запомнилась больше всего?

– Самая интересная экспедиция связана с Дальним Востоком. По приезде во Владивосток часть наших ребят разместили в аудитории университета, а я, Евгения Павловна Бондаренко и Василий Дериглазов, наш студент-зоолог, остались с палатками на острове Русский. Только мы расположились, как начался тайфун. Назвали его потом Ирвинг. Дождь лил стеной, палатки не то что промокли насквозь, а наполнились водой: Василий в одной из них в спальнике даже плавал! Выходили в купальниках, раз все равно и так и так промокнем. Ребята, что ночевали в университете, тоже промокли до нитки: над ними протекала крыша. А к вечеру, когда дождь почти стих, стали думать, как приготовить еду: есть хотелось страшно! Жгли резину, она прекрасно горела, и в ведре сварили картошку, потом черпали ее кружками, так как ложки-то первая группа увезла!
А после тайфуна резко наступил штиль. Глядим, а на берег вынесло всех морских обитателей: голотурии, морские звезды, водоросли. Столько их набрали, что на кафедре лет десять зоологи благодарили!

АлтГУ как организм

– Вы создавали кафедру ботаники почти с нуля. Расскажите, как это было?

– Удивительно, но главной моей проблемой стало не отсутствие нужного оборудования и образцов – ведь можно было что-то собрать самим, а что-то привезти из дома. Тяжело было привыкнуть к роли преподавателя. Разница со студентами у нас была совсем небольшой: мне было тогда 26 лет всего, и было от этого факта не по себе. Поддерживал меня в то время мой шеф Михаил Васильевич Марков: он помог мне составить первый учебный план. Непросто было и из-за больших нагрузок. Хорошо помню, как зайдешь в университет в 9:00 и на 12 часов здесь и остаешься: то пары отвести, то мебель новую расставить на кафедре, то с бумагами разобраться.

– Вы наблюдали развитие университета почти с его рождения. Как по-вашему изменился АлтГУ?

– Университет следует понимать как живой организм. Внутри него живут много-много маленьких организмов, которые несут пользу или вред, работают сообща различные структуры. С течением времени он растет и развивается, приобретает новый опыт. Наш вуз прошел непростой путь. Он был построен с нуля, в отличие от Алтайского медицинского или Алтайского аграрного, которые были созданы на базе институтов, эвакуированных в годы Великой Отечественной войны. Честь и хвала тем людям, которые воздвигли опорный вуз Алтая! Сейчас наш АлтГУ – уже взрослая самостоятельная организация. Он выигрывает гранты, занимает места в ведущих российских рейтингах, входит в такие программы, как «Приоритет-2030». Ему есть чем гордиться. Меняются и студенты. Современные молодые люди больше полагаются на гаджеты и склонны доверять любой информации из интернета. Не могу донести до них, что Википедия – далеко не достоверный источник, а солянка разрозненной информации…

– А вы делите для себя студентов на старых, самых первых, и современных?

– Нет, но, как и в любой структуре, можно выделить несколько постоянных типов студентов. Есть четко определившиеся молодые люди: они точно знают, зачем пришли в вуз и твердо идут к своей цели. Таких можно насчитать всего 10 % в группе. Есть просто «трудяжки», которые не имеют четкого пути, но привыкли достойно трудиться. Таких 40 %. Другие 10 %, как их называют, «без руля и без ветрил», – студенты, которые сегодня могут учиться на одном направлении, а завтра на другом, если вовсе не сменят вуз. Это не плохо, среди них есть достойные люди. А остальные 40 % самые обыкновенные: одни учатся хорошо, а другие плохо, прогуливают пары или посещают все.

– Как вашу жизнь изменил АлтГУ?

– АлтГУ не то что изменил мою жизнь – он и стал моей жизнью. Шутка ли, я провела здесь 47 лет! Те студенты, которых я когда-то учила, стали моими коллегами. И большинство моих выпускников теперь за столами на кафедре, а не за партами в аудитории. Не замечаешь, как жизнь личная переплетается с жизнью университета, – с ним срастаешься. То зайдешь новости почитать, что о родном вузе пишут, то за знакомого ученого порадуешься. АлтГУ сформировал меня как специалиста, педагога, а главное – как человека. Живи и здравствуй, родной университет!

Юлия ДИЛЬМАН

153 просмотров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.