Рука помощи

Потерялся в лесу – приеду и спасу! Рассказываем о поисковом отряде «ЛизаАлерт»

Дедушка идет в лес за грибами. Он уверен, что знает лес как свои пять пальцев. Солнце близится к горизонту. Дедушка сходит с тропинки, ощупывает траву палкой, наклоняется над землей. И вдруг понимает: он не помнит, откуда пришел. Что делать? Кого позвать? Кто среди ночи бросит свои дела, чтобы вернуть его домой? В гости к «ЗН» пришла студентка – поисковик отряда «ЛизаАлерт» Алла Гумерова и рассказала, каково это – искать «потеряшек».

По профессии Аллы совсем не скажешь, что среди ночи она готова сорваться в лес на поиски пропавшего человека. Свою жизнь студентка связала с финансами. Бакалавриат МИЭМИС она окончила по направлению «финансы и кредит», а в магистратуру поступила на «государственное муниципальное управление». Работает Алла в Центре государственных закупок Алтайского края: посредником между заказчиками и исполнителями в вопросах строительства и ремонта.

– Почему ты решила вступить в отряд?

– Мне кажется, любому поисковику сложно однозначно ответить, почему он пришел в отряд. Просто душа легла. Один раз пришла попробовать и осталась. Я всегда говорю, что с удовольствием бы ушла, если бы поисковики были не нужны. Если бы люди не терялись.

Поиски не всегда даются легко: сложности возникают как физические, так и моральные. Например, однажды Алла провела трое суток в лесу в поисках мужчины. Начало осени, на улице уже холодно. К сожалению, поиски в итоге не увенчались успехом. У волонтеров «ЛизыАлерт» зачастую нет выходных, праздников, отпусков. Свой день рождения Алла провела в Рубцовске, на поисках семилетнего мальчика. Печальная отметка «Найден. Погиб» появилась куда позже, но страх присутствовал от начала до конца. Девушка признается, что морально очень тяжело, особенно когда пропадают дети. Но она всегда надеется на лучшее.

– К тому же, – добавляет волонтерка, – я всегда считала: гораздо лучше, когда родственникам есть, куда прийти. Пусть даже при грустных обстоятельствах. Но лучше знать, что произошло с твоим близким человеком.

Есть, конечно, и приятные моменты. Общение с единомышленниками, освоение навыков выживания, первой помощи, а также ощущение собственной важности. И, разумеется, заветная отметка «Найден. Жив». Приятна и спонсорская помощь, ведь все оборудование члены отряда закупают сами.

– Почему-то люди думают, что помощь – это только ехать в лес в минус пятьдесят. Однако помочь можно и просто распространяя информацию. Спонсоров становится все больше, это очень здорово. Например, «Газпромнефть» сделали нам специальные карты, чтобы облегчить дальние поездки.

Во время поисков может произойти всякое: растяжения, вывихи, другие травмы. Но препятствием становится в основном выгорание. Казалось, сколько бы усилий ты ни прикладывал, люди все равно пропадают. Это выбивает из колеи.

– Что помогает тебе в такие минуты?

– Я всегда представляю себя на месте потерявшегося. Чаще всего поиски выпадают на темное время суток. И когда я сижу дома в тепле с чаем и пледом, а кому-то на улице в это время холодно, голодно и плохо… Я понимаю, что могу помочь ему вернуться домой. Это очень мотивирует.

Существует два вида поисков: информационный и реальный.

Информационный – это рассылка ориентировок по разным чатам, репосты. Он обычно актуален, когда срок давности пропажи большой. А реальный – непосредственный выезд в лес или город, а также расклейка объявлений. В лесу площадь разделяется на квадраты. Задача каждой «лисы» (поисковой пешей группы) – прочесать каждый квадрат примерно километр на километр. В среднем на это уходит около шести часов.

– А как относишься к скептикам, которые не одобряют твою деятельность?

– Первое время было очень сложно не отвечать таким людям. Но я понимаю, что всегда ответственна только за себя. Я знаю, что могу и хочу. И делаю. А их жизнь – это их решение.

Близкие Аллу поддерживают, хотя привыкнуть к ее образу жизни трудно. Круг общения девушки объединил тех, кто разделяет ее взгляды. Но для ее молодого человека все еще необычно просыпаться среди ночи и выезжать на поиски какой-нибудь старенькой бабушки. Ведь когда человек пропадает – дело идет на секунды.

– Поэтому, если заметите человека с ориентировки, – советует волонтерка, – позвоните по единому номеру «ЛизыАлерт» и сообщите об этом. Желательно оставаться в поле зрения «потеряшки», чтобы мы приехали и помогли ему. В каких-то идеальных случаях люди даже удерживали пропавшего до нашего приезда. Конечно, тратили свое время, зато через час человек уже был дома с семьей.

– Что посоветуешь тем, кто только хочет вступить в отряд?

– Просто приходите. Никто не потащит вас сразу за руку в лес. Испытайте это на своем опыте. Участвовать в поисках ведь можно по-разному, но все это во имя большого дела.

Ника СТОЛПОВСКАЯ

435 просмотров