Повесть о настоящем

Как создавалась Конституция РФ

По случаю Дня Конституции РФ публикуем архивный материал «ЗН» – разговор с Валерием Валентиновичем Невинским, профессором, доктором юридических наук, экспертом в Конституционном Совещании 1993 г. по подготовке проекта российской конституции.

10 лет назад, 12 декабря 1993 г., была принята на референдуме Конституция Российской Федерации. Этот документ официально обозначил новый курс нашей страны. Конечно, для обновляемой истории государства десятилетний срок – незначительный период. Однако и он может быть показателен в выстраивании определенных ориентиров жизни отдельного человека, общества и государства.

Под этим углом зрения редакция попросила Валерия Валентиновича Невинского, профессора, доктора юридических наук, поделиться воспоминаниями о его работе в качестве эксперта в Конституционном Совещании 1993 г. по подготовке проекта российской конституции, а также высказать свое мнение об основных итогах действия Конституции.

– В начале 1993 г. наше общество переживало острейший кризис. Требовалась определенная точка опоры для упорядочивания, приведения в систему социально-экономических и государственно-правовых отношений. На фоне противостояния ряда политических сил одна из них, олицетворявшая себя с деятельностью президента РФ Б.Н. Ельцина, предложила выход из кризисной ситуации посредством скорейшего принятия новой российской конституции, которая бы подтвердила преемственность исторического развития России, ее приверженность современным демократическим идеалам жизни человека, устройства общества и государства.

Так как деятельность учрежденной в 1990 г. I Съездом народных депутатов Конституционной комиссии была по существу свернута, Президент РФ издал 25 мая 1993 г. Указ о созыве с 5 июня Конституционного Совещания, которое как вспомогательное «общественно-государственное» образование разработало бы проект конституции.

В первый день работы Конституционного Совещания зарегистрировалось 849 участников, которые были распределены по 5 секциям. Я был приглашен во вторую секцию – секцию представителей субъектов Российской Федерации. В секцию входили от региона руководитель органа законодательной (представительной) власти и руководитель органа исполнительной власти, каждый из которых мог пригласить с собой по одному эксперту. Я был приглашен руководителями администрация края.

Первый день работы Совещания был омрачен потасовкой и скандалом, учиненными в Мраморном зале Кремлевского Дворца немногочисленными противниками разработки новой конституции во главе с председателем Верховного Совета РФ Р.И. Хасбулатовым. Заявляя о предательстве интересов народа и о том, что Россия не простит такого хода конституционного процесса его организаторам, около 60 участников-противников разработки проекта конституции Конституционным Совещанием покинули зал заседания. Уже на следующий день, 6 июня, участники совещания от нашей секции заявили, что конституция должна быть разработана не в угоду одного или нескольких лиц, а для российского народа в целом. Соответственно за основу необходимо взять варианты проектов, подготовленных и рабочей группой Президента РФ (руководитель известный юрист-теоретик С.С. Алексеев), и Конституционной комиссией Съезда народных депутатов, и другими авторскими группами. Хотя следует признать, что в последующем акцент был сделан на двух первых проектах. В середине июня было заявлено, что оба проекта текстуально совпадают на 60–65 процентов. В результате дальнейшей доработки текстов в конце сентября уже говорили о совпадении этих проектов на 90–95 процентов. Однако на референдум был вынесен лишь проект Конституционного Совещания.

Прежде всего необходимо отметить, что у основных политических сил того периода не вызывали возражения фундаментальные положения главы первой Конституции РФ об основах конституционного строя, т.е. ценностях и принципах развития российского общества и государства (ст.1–16). Не вызывали активного возражения даже те положения, о которых учредители конституции и общественность имели смутное представление, например, о признании России правовым и социальным государством. Исходили из того, что здесь есть главное: человек, его права и свободы – высшая общественная ценность, цель государства, а не его слепое орудие; Россия сохраняется как единое суверенное государство; устройство государственного механизма сбалансировано, в т.ч. учитывает регионально-этнические особенности. Глава вторая о правах и свободах человека и гражданина, хотя и была отличной от соответствующих глав советских конституций, но содержала признаваемые на тот момент общедемократические положения международно-правовых актов, ратифицированных СССР и Россией. Не было серьезных возражений и против установления основ судебной системы и местного самоуправления в России.
Жгучими, остро полемичными оставались вопросы о государственно-территориальном устройстве и форме правления, т.е. вопросы о власти в России вообще и о соотношении ее с властью региональных политических элит. В тот период человек, который видел Россию унитарным государством, пусть даже с децентрализованной экономической и политической структурой, широкой территориальной и культурной автономией воспринимался как недалекий, антидемократически мыслящий человек. Подавляющая часть общественности пребывала в состоянии эйфории по поводу регионализма, федерализма (лучше по американо-швейцаро-германскому образцу) без серьезного учета истории, современного состояния и геополитических перспектив России. Россия объявлялась федерацией с заведомо искривленными взаимоотношениями целого государства с его составными территориями, отдельных субъектов друг с другом.

Главное, что было достигнуто – сохранение единства России. С «искривлениями» же приходится бороться уже целое десятилетие, объективно приводя форму государственно-территориального устройства к одной из ее разновидностей – централизованной федерации, что дает такой же эффект, как и унитарное государственно-территориальное устройство с децентрализированной экономической и политической структурой.

Конституционное решение вопроса о форме правления, т.е. о соотношении полномочий главы государства (президента), двухпалатного парламента и правительства чаще всего воспринимается упрощенно: преимущество Президента установлено в силу личных амбиций одного лица (Б.Н. Ельцина) и его ближайшего окружения. Естественно, личные политические амбиции играли определенную роль в условиях крайнего противостояния не только идеологических противников, но и бывших соратников «демократической волны». Но еще большее значение имели сложившееся состояние многовластия при единовременном отсутствии единого системообразующего властного центра в переходный период, слабость молодого российского парламентаризма, рой внутренних и внешних проблем, требовавших оперативного решения. По мнению некоторых аналитиков, Президент РФ к началу третьего тысячелетия сосредоточил до 80 процентов всех федеральных полномочий. Не знаю, как это рассчитали. Возможно, и так. Конституция РФ такого перекоса прямо не устанавливает. Это результат «преобразования» Конституции без изменения ее текста. В этом повинны и парламент, и правительство, и высшие суды, и политэлиты центра и регионов, и сама общественность, которая привычнее чувствует себя в знакомой политической атмосфере вождизма.

Несколько тезисов в качестве послесловия.

Принятие Конституции РФ в 1993 г. было объективно обусловлено.
Конституция РФ по форме, структуре и содержанию отвечает стандартам современных демократических конституций, учитывая при этом в определенной мере предшествующий отечественный опыт.

В силу разработки Конституции РФ в условиях острых социально-политических противоречий, несовершенства отечественной теории конституционализма и переходного состояния общества и государства в ней содержатся некоторые несогласованные и даже противоречивые, требующие принципиальной реконструкции положения. Однако изменения в Конституцию должны вноситься с учетом ясного видения перспектив развития общества и государства. На сегодня Конституция РФ еще не выработала ресурс обеспечения стабильного развития России. Соответственно от нас всех зависит воплощение в жизнь ее идеалов и возможность ее преобразования без внесения изменения во благо отдельного человека, его семьи и общества в целом.

Подготовил к печати Алексей Сковоронский

1 786 просмотров