Камера! Мотор!

Объектив застал врасплох

Пешеход! Береги протертые джинсы,
Выходя в бестолковый город:
Автомобили судьбы
По штанинам жизни
Расплескивают лужи горя!

Всякого первокурсника-журналиста… поджидают видеопробы. Это особый ритуал, на котором он должен показать себя во всей красе. Но это в лучшем случае!


Несомненно: камера так же необходима для будущих журналистов, как страшна для нынешних студентов. Каждый справляется с ней как может. Причем многие из нас посвятили видеопробы не своим выдающимся заслугам и качествам, а поэзии. Более того, некоторые из них, вопреки распространенному мнению, декламировали не классику, а стихотворения собственного сочинения! И я – в их числе. Но как же победить страшнейших врагов: волнение и стеснение?

Поступая в университет на факультет журналистики, я ожидал, что первая учебная неделя, подобно школьной, будет течь размеренно, без неожиданных поворотов и внезапных свершений. Насколько же я смешон! Еще на торжественной линейке заведующий учебной телерадиостудией Павел Сергеевич Рюхов сообщил нам о намечающихся видеопробах, необходимых для каждого потенциального журналиста. Но кто бы мог подумать, что пустая аудитория, долговязый штатив и видеокамера, зорко смотрящая своим блистательно черным объективом прямиком в душу, застанут нас, первокурсников, в первый учебный день!

Мы, новоиспеченные студенты журфака, впервые за жизнь отсидев полноценную лекцию, неуверенными шагами побрели на второй этаж, дабы занять очередь в аудиторию видеопроб. Как можно догадаться, программа каждого – которая, к слову, должна была уместиться в минуту – была составлена бегло и самонадеянно.

Мои однокурсники выходили, смеясь и дрожа. Я был одним из последних в очереди, поэтому успел насмотреться на их побледневшие лица и настроиться на нужный лад. Мне хотелось войти в аудиторию с максимально невозмутимым видом. Невозмутимо войти – удалось. Невозмутимо выступить – не слишком. Я решил прочесть собственное стихотворение «Пешеход!», разорвав микрофон своим низким, подобным грому голосом. В моей фантазии это выглядело сокрушительно и идеально. Это и могло быть сокрушительно и идеально, если бы Павел Сергеевич выделил на подготовку к пробам лишний десяток лет. Однако заставшая меня врасплох обстановка слегка (напрочь) смыла браваду с моего лица.

Пытаясь жестикулировать, я превратил свои руки в лопасти вертолета, что мелькали пред моим лицом, словно стараясь спрятать его от зоркого объектива камеры. Мои ноги, уверенно и твердо шагавшие в аудиторию, предательски затряслись. Тридцать секунд моего поэтического триумфа превратились для меня в тридцать веков.

Обрывисто прорычав «расплескивают лужи горя», я практически со свистом махнул рукой вниз, кивнул и встал настолько ровно и закостенело, будто камера – старший лейтенант.

Закончив съемку, Павел Сергеевич разогнул спину, поднял на меня глаза и сказал: «Хорошо!» На удивление, я вышел из аудитории с легкой, как вата, душой. Сквозь стыд, красноту лица и спонтанные движения мною все-таки были побеждены злейшие враги: стеснение и волнение.

Уверен, что не один я в тот день с грохотом повалил этот злобный дуэт наземь. С того самого дня, с тех самых видеопроб победа над ними с каждым днем дается все проще и проще. В самом деле, время – вещь необычайно длинная, поэтому каждого из нас, будь то журналист, юрист или химик, ждет еще множество подобных побед. И это действительно хорошо!

Егор БРУСЕНЦЕВ

245 просмотров