Смысловой акцент

Трансформация высшей школы. В поиске оптимальных решений

12 апреля текущего года состоялось заседание Совета по науке, наукоемким технологиям и инновационному развитию при Алтайском краевом Законодательном Собрании. Предметом обсуждения депутатов, руководителей Министерства образования и науки Алтайского края и ректоров вузов стали концепции трансформации высшей школы с учетом послания Президента РФ Федеральному Собранию от 21 февраля 2023 года. С ключевыми докладами выступили замминистра образования и науки Алтайского края Г. В. Синицына и завкафедрой конституционного и международного права Алтайского государственного университета д. ю. н. Е. С. Аничкин. С материалами выступления Евгения Сергеевича мы бы хотели ознакомить наших читателей.

В послании Президента РФ Федеральному Собранию России 21 февраля этого года прозвучало несколько тезисов, касающихся системы высшего образования нашей страны: 1) «возвращение к традиционной для нашей страны базовой подготовке специалистов с высшим образованием» со сроком обучения от 4 до 6 лет; 2) сохранение магистратуры как уровня образования для дополнительной углубленной подготовки, но в рамках избранной профессии, по которой получено базовое образование; 3) постепенность и плавность такого перехода, поскольку «студенты, которые учатся сейчас, смогут продолжить образование по действующим стандартам».

По существу, главная идея намечающихся изменений – это свертывание бакалавриата как уровня образования и замена его традиционным специалитетом. Наверное, это произойдет не одномоментно, а путем поэтапного расширения программ специалитета на фоне пропорционального уменьшения образовательных программ бакалавриата. Уже сегодня в России утвержден новый перечень специальностей и направлений подготовки, который планируется ввести в действие с 1 сентября 2025 года и в нем существенно расширяется число специальностей со сроком обучения 5-6 лет (примерно на 25 %, в том числе за счет замены программ бакалавриата). Однако приходится констатировать, что ключевой атрибут Болонской системы – двухуровневость системы образования по схеме «бакалавриат – магистратура» с возможностью освоения программ магистратуры без соответствующего базового образования, очевидно, будет уходить в прошлое.

Безусловно, предложенные главой государства нововведения обусловлены серьезными причинами. Уже на следующий день министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков, комментируя послание Президента РФ, основную причину обозначил так: «Мы понимаем, что пресловутая Болонская система больше не справляется с задачами ускоренного технологического развития и модернизации экономики России, а значит, не отвечает интересам нашей страны». Конечно, грядущие изменения продиктованы теми большими вызовами и испытаниями, которые выпали на долю нашего государства и на которые мы вынуждены реагировать. Но дело еще и в другом. Болонская система образования была введена для унификации образовательного пространства. Соответственно Россия как страна – участник Болонской системы и российские вузы могли рассчитывать на то, чтобы студент, окончивший бакалавриат в России, мог продолжить обучение в магистратуре других стран, прежде всего европейских, либо имел возможность быть нанятыми на работу зарубежным работодателем из-за признания эквивалентности дипломов. Однако перейти на систему, которая бы реально уравнивала, идентифицировала российскую и европейскую системы образования и эффективно обеспечивала образовательные и трудовые права наших выпускников в других странах Болонской системы, к сожалению, не удалось. Недостижение того результата, на который мы рассчитывали, вступая 20 лет назад в Болонскую систему, объяснялось во многом политическими причинами, особым отношением к стране, а не качеством российского высшего образования.

В этой связи хотелось бы высказать некоторые соображения по поводу перспектив развития высшего образования в свете ключевых тезисов послания главы государства.

1.Магистратуру как уровень образования ожидает определенное переформатирование. Во-первых, доступ в магистратуру на конкурсной основе будет открыт не только выпускникам бакалавриата (как есть сегодня), но и выпускникам специалитета. То есть возможности углубленной профессиональной подготовки будут предоставлены на равных, на бюджетной основе как выпускникам бакалавриата, так и выпускникам специалитета. В настоящее же время (и это сохранится в приемную кампанию 2023 года) выпускники специалитета могут поступать в магистратуру только на платной основе. Во-вторых, вероятно будет дифференцирован срок обучения в магистратуре для выпускников бакалавриата и специалитета: для бакалавров он будет составлять по-прежнему два года, в том время как для специалистов целесообразны сокращенные сроки освоения магистерских программ вплоть до 1 года. В-третьих, доступ к магистерским программам, видимо, будет ограничен наличием базового образования соответствующего профиля. Сейчас возможность продолжения учебы в магистратуре в основном не связывается с наличием определенного базового образования, а в перспективе, напротив, магистратура как возможность дополнительной подготовки и узкой специализации будет рассматриваться как продолжение соответствующего базового образования. Думается, что такое сопряжение программ бакалавриата (специалитета) с одной стороны и магистратуры с другой стороны будет формализовано в актах Минобрнауки РФ и во ФГОС 4.0, которые сейчас находятся в стадии разработки.

2. Заявленное развитие специалитета повлечет за собой не только значительное увеличение числа специальностей и увеличение контрольных цифр приема по программам специалитета, но и содержательную модернизацию соответствующих образовательных программ.

Во-первых, обновленная система высшего образования в принципе дает хорошие стартовые возможности для уменьшения разрыва между основными профессиональными образовательными программами (ОПОП) и реальной практикой, реальными требованиями работодателей. Запросы современного общества к системе образования таковы, что выпускнику вуза не отводится время для адаптации к условиям профессиональной деятельности. Помимо того что обязательными являются знания по специальности, работодатель выделяет ряд других компетенций, которыми должен обладать выпускник вуза и которые получили более высокие коэффициенты значимости относительно знаний по специальности. В этой ситуации роль работодателя в организации и профессиональной подготовке становится одной из определяющих, а задача вуза заключается в формировании у выпускника необходимых компетенций, удовлетворяющих запросы работодателя. Но при этом работодатели не всегда готовы четко формулировать требования к сегодняшним выпускникам, а желают получить готового специалиста, способного сразу включиться в производственный или иной профессиональный процесс. Более того, работодателям в условиях безработицы выгоднее брать готового специалиста на рынке труда или ограничиваться краткосрочным повышением квалификации своих сотрудников.

Поскольку система высшего образования будем трансформироваться в сторону специалитета, значит, она будет акцентирована на высокотехнологичных, наукоемких, инженерных специальностях, по которым объективно не хватает бакалаврской подготовки, которые изначально больше, чем бакалавриат. Именно это позволит обеспечить экономическую и технологическую независимость России. А раз это стратегия развития страны, то неизбежно надо будет возрождать хороший опыт советского специалитета, в котором большую роль играла мощная связь образования с производством и практикой вообще. В этой связи перспективным представляется расширение целевой подготовки специалистов для предприятий и организаций путем формирования учебных групп, где студенты обучаются по заказу конкретного работодателя, по согласованному с ним учебному плану (так называемый корпоративный заказ). При этом работодатель гарантирует выпускнику трудоустройство по окончании обучения. Такой вектор будет не только способствовать усилению практикоориентированности образования, но и позволит реально повысить уровень трудоустройства выпускников по своей специальности.

Перспективной, хотя и требующей проработки, представляется перспектива развития целевого специалитета по заказу региона или муниципального образования, когда заказчиком выступает орган государственной власти или орган местного самоуправления, в том числе с возможностью определенного софинансирования в части оказания студентам дополнительных образовательных услуг в соответствии с требованиями заказчика.

Во-вторых, подготовку инженеров, конструкторов, разработчиков технологий и представителей других негуманитарных специальностей важно сопроводить значимой социогуманитарной компонентой, реанимировать должную роль социогуманитарного цикла в высшем негуманитарном образовании. Но при этом, несмотря на возвращение к традиционной системе образования, стоит продолжать уделять большое внимание внедрению в программы обучения базовых IT-модулей, а также развивать у студентов предпринимательские компетенции, чтобы после университета они обладали необходимыми знаниями и опытом для реализации стартап-проектов и вообще для работы в условиях рынка и цифровизации.

В-третьих, программам специалитета желательно придать большую гибкость, объясняемую высокой динамикой происходящих технологических изменений. Определенная заявка на это уже сделана в выступлении Президента РФ, заявившего о сроке обучения специалистов от 4 до 6 лет, то есть о существенной временной вариативности. Но только этого недостаточно. Важно усилить рамочность образовательных стандартов нового специалитета, придав большую самостоятельность вузам в построении образовательных траекторий через расширение вузовской компоненты в образовательном контенте (увеличение количества ЗЕТ на вузовскую компоненту). Это позволит учитывать специфику региона, трансформацию состояния экономики и реальные потребности рынка труда.

3. Несмотря на то, что Россия заявила о выходе из Болонской системы еще в июне прошлого года и послание Президента РФ подтвердило движение в этом направлении, представляется правильным сохранить отдельные приемлемые для нас элементы Болонской системы и переориентировать их на взаимодействие с дружественными странами. Прежде всего с университетами-партнерами стран Центральной Азии, Китая, Индии. Напомню, что Болонская декларация содержит шесть ключевых положений, которые являются индикатором присоединения (или неприсоединения) к Болонскому процессу: двухуровневое обучение (бакалавриат, магистратура); принятие системы сопоставимых степеней; внедрение европейской системы перезачета зачетных единиц трудоемкости (ECTS); существенное развитие мобильности обучающихся, профессорско-преподавательского состава и установление стандартов транснационального образования; разработка сопоставимых критериев и методологий качества; сотрудничество в области развития учебных планов, схем мобильности и совместных программ обучения, практической подготовки и проведения научных исследований.
Как видно, последние критерии (например, академическая мобильность) вполне отражают образовательные и научные потребности отечественных вузов. Из названных дружественных стран формально в Болонский процесс интегрирован только Казахстан с 2010 года, но фактически отдельные составляющие процесса имеют место и в других странах, что является благоприятной основой для азиатского вектора России и гармонизации соответствующих образовательных систем. Тем более некоторые условия для этого уже созданы, например сетевой Университет ШОС, являющийся по сути неким азиатским аналогом единого европейского образовательного пространства.

Сегодня мы подходим к очередному реформированию системы высшего образования в стране, и в русле этих трансформаций необходимо рецепиировать успешный опыт советского прошлого и оптимальные образовательные практики Болонской системы. Синергия лучшего из двух моделей высшего образования при взвешенном и постепенном осуществлении назревших изменений позволит сохранить основные ценности отечественного образования: фундаментальность, гибкость и доступность.

252 просмотров