День защитника Отечества

А ну-ка выпрямись!

Фотография Марии Дубовской

23 февраля в России праздник всех мужчин, а прежде всего – защитников Отечества. «За науку» решила поговорить с человеком поистине бравым, он отдал Военно-воздушным силам СССР 27 лет.
О самолетах и не только рассказывает ветеран АлтГУ Борис Николаевич Кагиров, бывший проректор по административно-хозяйственной работе нашего университета.

Сижу я, значит, в редакции. Дело к обеду. Думаю, чаю налью – и тут! Стук в дверь. Входит Борис Николаевич: «По вашему приказанию прибыл!» Во дела, думаю, вот что значит военная выучка. С этого и начался наш разговор.

– Я ведь 27 лет отдал советской авиации! – вспоминает Борис Николаевич. – В авиацию я хотел и даже прошел районную комиссию в Оренбурге. Но не взяли. Причина была такая: зрачок не мгновенно реагирует на изменение света, а у летчика эта реакция должна быть мгновенной.

Окончил Омское высшее общевойсковое командное дважды краснознаменное училище имени М. В. Фрунзе, которое в советские годы считалось одним из лучших в стране. Я учился по специальности «общевойсковой командир». Все службы со складами: вещевой, продовольственный, авиационного вооружения и другие были в моем подчинении. Поступал в краснознаменное, а выпустился из дважды краснознаменного: в 1968 году училищу вручили второй орден Боевого Красного Знамени. Сразу попал в Новосибирск в высшее военно-политическое училище, что в Академгородке. Оттуда командование отправило в Барнаул. Судьба связала с авиацией, и я об этом не жалею. Служил в Барнауле, но осваивал аэродромы в Алейске, Калманке. В Алейск, например, поначалу только летом выезжали летать, потом план налетов начали увеличивать и стали летать зимой, прямо с грунтовых полос. Я был командиром батальона аэродромно-технического обеспечения полетов. Без меня ни один самолет с места не сдвигался и ни один летчик на моем аэродроме взлететь не мог. Весь вещевой склад, продовольствие и так далее. Сам генерал-майор авиации Яким Иванович Янаков всегда отмечал нашу работу в Калманском гарнизоне! Мол, вот с кого надо брать пример. И правда, все было отлажено. Ведь когда начальство работает четко, то и простому солдату спокойно.

– Недавно шел разговор о восстановлении летного училища в нашем крае…

– Ведь необходимая база есть: в Славгороде, в Камне-на-Оби, в Калманке. В Советском Союзе летных училищ было 7, но Министерство обороны и главком Военно-воздушных сил всегда уделяли повышенное внимание именно нашему, Барнаульскому. Оно было самым новым и благоустроенным, да что говорить! Летчики с юга мечтали служить здесь, на Алтае. Несколько раз училище пытались закрыть, но за него заступались, как могли, и все же с третьего раза училище закрыли. Его закрытие – горе для Сибири, ведь за Уралом это училище – единственное.

– И как служилось?

– Случай из армейской жизни: к нам на аэродром в очередной раз приехал с проверкой командующий ВВС Сибирского военного округа генерал-лейтенант Шканакин. Мы устроили ему вкусный обед с разными мясными блюдами. Генерал интересуется, где мы покупаем мясо для столовой? Отвечаю: у нас свое подсобное хозяйство, коровки и хрюшки – все свое. И молочка вся своя! Не может быть, не верит генерал, нигде такого не видел, иди, показывай! А у меня было что показать: добротный коровник и свинарник, сено заготовлено было столько, что хватало на всех. Осмотрел генерал, похвалил и сказал командирам других частей: «Посмотрели? Теперь к себе по гарнизонам и делать точно так же, это приказ!»

– Вот это дело! А дальше-то что?

– А что? Уволился я со службы и задумался, куда пойти… Пойду в АГУ! Для меня вообще открытие в Барнауле Алтайского государственного университета было событием удивительным. Мечтал пойти работать лаборантом. Пришел в отдел кадров и говорю девчонкам: «Я пришел к вам устраиваться». Они меня спрашивают: «Как фамилия?» «Кагиров» – отвечаю. «Так мы вас уже ждем». Присылали по вам рекомендацию. Нам как раз такие нужны.

В общем, приняли меня проректором по административно хозяйственной работе. По опыту подходил, тем более что опыт был серьезный, все-таки обеспечение военной авиации. А раз устроился в вуз, защитил кандидатскую диссертацию, позже стал доцентом. Будучи проректором, открыл в АлтГУ кафедру безопасности жизнедеятельности, стал ее заведующим.

Борис Николаевич Кагиров – слева в верхнем ряду

– Борис Николаевич, имя-отчество у вас говорящее.

– Баймухамат Нуруллович – подпольное настоящее имя мое. А так – Борис Николаевич. Почему? Я же семилетку окончил в деревне в Оренбургской области. Потом перешел в 8-й класс в районный центр, и классный руководитель, когда знакомились, спрашивает: «Как звать?» «Баймухамат», – отвечаю. «Так-так-так, все, я буду звать вас Борисом». Еще случай: когда был проректором, часто ездил в командировки в Москву в Министерство образования и науки. Захожу куда-нибудь, спрашивают: «Как вас звать?» – «Борис Николаевич – только не Ельцин, а Кагиров».

– Что в отставке делаете?

– На пенсии не скучаю, летом, конечно, занимаюсь дачей, а зимой гуляю на свежем воздухе. Живу недалеко от школы и каждый день прохожу пять-шесть кругов на школьном стадионе. Бегать уже, наверное, поздновато, но иногда хочется. Здорово помогает военная выучка, закалка есть закалка. Если начинаю немного дряхлеть, жена говорит: «Товарищ подполковник, а ну-ка выпрямись!» Я вам так скажу – не надо надеяться, что кто-то вас оздоровит, занимайтесь сами. До сих пор обхожусь без очков, читаю военные исторические романы, хроники. Например, из последних «Сталин» Эдуарда Радзинского, «Рюриковичи и Русь. От Рюрика до Смутного времени» Владимира Богуславского. Люблю слушать и сам пою (хоть и не умею) песни военных лет: «Синий платочек», «Темную ночь», конечно, «Офицеры». Что касается фильмов, то люблю старые советские фильмы.

Кредо

Жизнерадостным надо быть, тогда и тебе проще,и окружающим и проживешь дольше!

Дмитрий ГЕРАЙКИН

183 просмотров