Худрук объясняет

Талантов хватает. Экспертный разговор с худруком театра-студии «Живое слово»

Сколько театров, столько и постановок. Нынешний зритель может выбрать спектакли самого различного жанра: от нестареющей классики до постмодернизма. И здесь-то возникает вопрос: что выбрать? О театральных предпочтениях, современном театре и алтайской театральной школе рассказала художественный руководитель театра-студии АлтГУ «Живое слово» Галина Дмитриевна Зворыгина.


– Галина Дмитриевна, давайте поговорим с вами о современном театре. Если посмотреть на барнаульскую афишу, то мы увидим следующие названия: «Антигона», «Лёха», «Время женщин», «Два ангела, четыре человека», «Любовь Успенская»… О чем, на ваш взгляд, могут сказать эти названия спектаклей? Как они характеризуют алтайскую театральную школу?

– Действительно, сейчас есть что посмотреть. Такое разнообразие постановок еще раз подтверждает, что у каждого театра свое лицо, свои приоритеты. Еще 15-20 лет назад считалось, что Алтайский край не входит в театральное пространство России. В наших театрах немного ярких постановок, которые удивляют публику. Нет масштабных проектов, о которых бы по-настоящему шумел город. Но все же театры Алтайского края развиваются: какие-то постановки более удачные, какие-то менее. За прошедшее десятилетие алтайская театральная школа, на мой взгляд, сделала большой шаг вперед. Например, Алтайский краевой театр драмы имени В. М. Шукшина недавно удивил постановкой «Интуиция» – проект Константина Хабенского. Мне удалось посмотреть эту картину в Театре имени Евгения Вахтангова, поэтому могла сравнить игру столичных актеров и наших, алтайских. Должна сказать, что барнаульские актеры ничуть не уступают в мастерстве актерам московским – отыграли на высшем уровне. Конечно, стоит отдать должное работе постановщиков: когда есть прочная, режиссерски выверенная фактура спектакля, то и наши актеры прекрасно вписываются в саму театральную постановку – таланта и умений хватает.

– Сейчас все чаще на театральной сцене мы видим неклассические, постмодернистские постановки. Как вы считаете, почему они, несмотря на откровенный эпатаж, ангажированность, такие популярные? Хорошо это или плохо – быть театралом-постмодернистом?

– Нельзя сказать, хорошо это или плохо. Правильного ответа нет, каждый сам выбирает для себя. Если постановка сделана талантливо, то какая разница – классика или постмодернизм? Считаю так, что постмодернистские спектакли тоже имеют право на жизнь. В них отражается сегодняшнее время со своими нюансами, тонкостями. Здесь важно, как у Пастернака: «Услышать будущего зов». Например, проект «Интуиция», о котором упоминала ранее, как раз таки и есть постмодерн. Автор сценария – российский писатель Александр Ципкин. Он создал множество интересных работ в жанре постмодернизма. Еще из постмодерна мне удалось посмотреть спектакль по одноименной полуфантастической пьесе швейцарского писателя и драматурга Макса Фриша «Биография» в Театре имени Моссовета – отличная постановка, отвечающая нынешним трендам общества.

– А как вы считаете, зависят ли театральные предпочтения от возраста?

– Нет, ведь постановки не нацелены на какого-то определенного зрителя. Они несут в себе просветительскую миссию. Зритель идет на тот спектакль, который интересен, – отвечает его увлечениям, культурным предпочтениям. К тому же театр еще связан с личностями – зрители идут на тот продукт, за которым стоит интересный режиссер. Спектакль должен откликаться – быть созвучным с душой. Поэтому взрослый может пойти на детский развлекательный спектакль, а ребенок и на серьезную постановку. В этом нет ничего зазорного. Театр – он для всех, что подтверждает афиша. Например, в репертуаре Театра драмы имени В. М. Шукшина есть спектакли для юных зрителей – к Новому году они запускают сюрреалистическую сказку «Алиса в стране чудес». А в Театре кукол «Сказка», который считается детским, взрослые постановки: ставят пьесы «Человек из Подольска», «Сон в летнюю ночь», маргинал-сериал «Паша» по мотивам рассказов Павла Селукова.

Воспитанники театра-студии «Живое слово»
Воспитанники театра-студии «Живое слово»

– Галина Дмитриевна, ваш театр-студия известен разнообразием постановок. Расскажите, а какие произведение предпочитаете ставить вы? Есть ли какой-то любимый жанр или автор?

– Наш репертуар постоянно меняется, мы не стоим на месте – совершенствуемся. Роли подбираются индивидуально под каждого актера театральной труппы. В прошлом году ставили Макса Фрая «Уроки счастья» – получилось замечательно. В этом сезоне готовим часовую чтецкую программу на стихи Рождественского. Выбор пал на Рождественского, так как Роберт Иванович наш земляк и в этом году он праздновал бы юбилей. К тому же Рождественский – талантливый поэт, сколько стихов им написано, а сколько песен сложено по его текстам, не вообразить… С чтецкой программой нас даже пригласил выступить Алтайский краевой институт повышения квалификации работников образования. В подготовке программы участвуют новички – ребята первых курсов, а также уже опытные актеры. Репетиции у нас проходят шумно и задорно, особенно, когда распределяем роли. Актерам свойственно «заштамповываться» в однотипных ролях – такого допускать нельзя. Поэтому, если студент просит сыграть героя, который ему уже близок по прошлым постановкам, говорю: «Давай-ка, дружок, тебе дадим другую роль, чтобы ты не искал подпорочки в прошлом образе, а совершенствовался!»

– У вашего театра-студии – говорящее название: «Живое слово». Ведь еще Нора Галь писала о том, «чем конкретнее слово, тем лучше, образней, убедительней текст… и тем меньше нелепых сдвигов и ошибок». Можно ли научить человека чувствовать слово или это дано с рождения? Зачем вообще человеку в наш век прагматиков владеть художественной речью?

– Ответ тут однозначный – да! Художественное слово – мосточек от актера к зрителю. С его помощью можно воздействовать на публику, на слушателя. Главное – желание овладеть, не побоюсь этого слова, искусством. Научить чувствовать слово можно в любом возрасте и при любых случаях. В моей практике такое сплошь и рядом. Бывает, что в студию приходят ребята, у которых есть дефекты речи, но они хотят исправить их, говорить так же чисто, как и другие. Мы совместно исправляем это. Именно возможность основательно работать над своей дикцией уже дает положительные результаты. А позже у них развиваются и навыки актерского мастерства, они становятся выразительными, и то самое художественное слово льется так, что можно заслушаться… Владеть словом необходимо, современному человеку в особенности. Сейчас многие люди закрыты, немногословны, да и красиво выразиться им – сложно. Художественная речь облагораживает человека как эмоционально, так и интеллектуально. Он становится более осознанным, осмысленным – думающим, одним словом.

– Галина Дмитриевна, а кто для вас театральный гений, мастер своего дела – человек достойный восхищения?

– (Вздыхает.) Таких много… В слове – Константин Райкин, он просто непревзойденный чтец, великолепно читает Вениамин Смехов. Мастерами своего актерского дела были Сергей Юрский, Михаил Козаков, что не роль – шедевральная игра! Гениален в актерском мастерстве Сергей Маковецкий. Не так давно мне удалось побывать на спектакле «Чайка» в академическом Малом драматическом театре, роль той самой чайки исполнила Елизавета Боярская. Она настолько хороша как театральная актриса – просто восхищение. Намного глубже, чем в кинематографии. В режиссуре прекрасен Петр Фоменко, я посмотрела все его спектакли, и все они не на один раз: их можно пересматривать бесконечно, открывать для себя новые стороны актерского таланта. А вообще, у нас талантов хватает, перечислять можно долго.

Алина ФОМЕНКО

Фото Марии ДУБОВСКОЙ

525 просмотров