Гость номера

Cherchez Kovalev

Фото Марии ДУБОВСКОЙ

Текст Александры СМОЛЯНИНОВОЙ

В гостях у «ЗН» – кандидат филологических наук, доцент кафедры общей и прикладной филологии, литературы и русского языка АлтГУ Олег Александрович Ковалев. Он поступил в Алтайский госуниверситет в 1985 году. Так началась его личная история студента, а затем и любимого преподавателя не одного поколения студентов. В этом году Олег Александрович отмечает юбилей. Далее – с его слов.

Я поступил в АлтГУ в 1985 году, сразу после школы. Выбирал тогда между филологией и историей, остановился на филологии и никогда об этом не жалел. И после аспирантуры в Томском госуниверситете, в конце 1990-х, вернулся в родной вуз.

От истоков…

У нас были сильные преподаватели: выпускники Ленинградского, Московского, Томского госуниверситетов. Людмила Ивановна Журова (которая, кстати, защищала диссертацию в Пушкинском Доме) читала фольклор, древнерусскую литературу. Латынь вела Ирина Михайловна Камова, выпускница МГУ, – очень яркий преподаватель. Вера Федоровна Нечаева преподавала болгарский язык, введение в славянскую филологию – всегда с большим уважением, с теплотой относился к ней. Владимир Дмитриевич Морозов – тоже яркий преподаватель из Томского университета. Именно он вместе с Идой Александровной Воробьевой и основал филологический факультет АлтГУ.

Ностальгия

Классический университет без филологов – это нонсенс. Жаль, что это уже не факультет. Люди у нас всегда работали разные, но в целом это был работоспособный коллектив, выполняющий сложные проекты. Этими проектами отчитывался не только наш университет, но и Алтайский край.

Например, собрание сочинений В.М. Шукшина, «Образ Алтая в русской литературе»… К сожалению, коллектив не сохранился – и преемственность поколений оказалась разрушена. В этом году кафедру покинули еще два человека. Финансовый аспект зачастую перевешивает при выборе: любимая работа или более оплачиваемая.

Кому языки?

Когда я учился, программа филологов включала в себя основной иностранный язык, в моем случае французский, и еще славянский, в нашем случае – болгарский. На болгарский давалось не так много времени, чтобы овладеть им на высоком уровне –семестр или два. Но это знакомство с грамматикой, постижение логики языка, его особенностей – важно для общего развития филологов. Сейчас у студентов славянского языка, увы, в программе нет, хотя он не помешал бы. Осталась латынь, которая ведется почему-то на втором курсе.

(Простите за мой) французский

Французский язык начал учить еще в школе: в пятом классе по распределению попал в группу не английского, а французского. Одна девочка тогда даже плакала, так хотела в группу английского. А я смотрел с удивлением. Последние два года в школе мне пришлось учить немецкий, но высокого уровня я в нем не достиг. Сейчас немного чувствую вину, поэтому снова за него взялся. Еще изучаю английский, итальянский, испанский, португальский, норвежский, латынь, польский, чешский, финский. В совершенстве ни одним из них я владеть не буду, это понятно. Но знакомство с другим языком расширяет кругозор, даже если ты на нем никогда не заговоришь.

По миру

Был в Аризоне в командировке как специалист по дистанционному обучению. Довелось объехать и значительную часть Европы. Начал с Норвегии, Финляндии, Швеции, Дании. Была возможность – слетал в Великобританию, побывал в Шотландии. Затем – в Польше, Германии, Нидерландах, Бельгии, Люксембурге, Лихтенштейне. Потом Франция, Австрия, Чехия, Швейцария, Италия. А если добавить страны, которые когда-то входили в Советский Союз: Эстония, Латвия, Беларусь, Украина, Казахстан, Узбекистан, Киргизия… Получается где-то 25 стран. Никогда, к сожалению, не был в Испании, Португалии, Греции. Путешествовать намерен и дальше, например по Центральной Азии.

Не игра

Конечно, ближе всего оказалась Франция, ведь французский – как родной. Но из-за того, что я больше на нем читаю, чем говорю или слушаю, случались казусы. Французы говорят намного быстрее, чем русские. Но меня там понимали. Помню ощущение, когда первый раз заговорил с носителем. Это была гостиница на границе Франции и Бельгии. Обращаюсь к портье, что-то спрашиваю – и, самое удивительное, что он реагирует, понимает, отвечает… Тогда был некий шок: понял, что это реальность, а не какая-то игра.

«Мунк» поймут везде

Моя страсть – музеи. Когда был в Осло, по экскурсионной программе не планировалось посещение Национальной галереи. Но мне очень хотелось посмотреть работы Мунка. Не зная языка, попал в галерею – одного слова «Мунк» было достаточно, чтобы норвежцы поняли, что я ищу. И тогда это стало правилом: есть возможность пожертвовать экскурсиями ради музея – жертвуй! Так посетил Лувр, Британский музей, Лондонскую национальную галерею, Метрополитен, МоМА и другие. А один из туров однажды выбрал только потому, что хотелось увидеть знаменитую картину Ганса Гольбейна «Мертвый Христос в гробу», которая описывается Достоевским в романе «Идиот». Тогда я весь день провел в Художественном музее Базеля.

Вот это Барбизон!

Когда попадаешь в музей, задаешься вопросом: «Что будешь смотреть?» Я неоднократно ловил себя на желании смотреть импрессионистов. Барбизонская школа пейзажистов мне тоже интересна. Да, искусство XIX и XX веков мне ближе, чем других эпох. Хотя, когда я первый раз побывал в Вене и не сходил в музей, где находится одна из любимых моих картин – «Охотники на снегу», то долго переживал. И каждый раз, когда был в Вене после этого, обязательно шел в музей – к «Охотникам». Из композиторов отмечу Малера, Генделя, Шопена, Дебюсси.

По следам Онегина

Интерес к русскому искусству сейчас в России растет. Возьмем Третьяковскую галерею, которая устраивает масштабные проекты, собирая, например, картины одного художника по разным музеям. Такие экспозиции пользуются бешеным спросом. Благодаря им можно отследить, как художник работал над отдельно взятой картиной – по собранным эскизам. Мне довелось посетить выставки Серова, Репина, Врубеля.

Но из российских художественных музеев на первом месте для меня, конечно, Эрмитаж и Пушкинский музей. Там бывают потрясающие привозные выставки, которые ни в одном музее не увидишь. Музеи, посвященные писателям, тоже люблю. Особенно музеи-усадьбы, потому что это еще и прогулка на природе. Рекомендую литературные поездки в Ясную Поляну, Спасское-Лутовиново, Усадьбу Островского (музей-заповедник «Щелыково»), Константиново, Пушкинский заповедник, музеи Достоевского, особенно в Старой Русе (Новгородская область). «Пушкиногорье» – огромная заповедная территория, где можно от Михайловского до Тригорского прогуляться – там почти за 200 лет ничего не изменилось! Пушкинская усадьба – это удивительное место. Все, кто любит русскую литературу, знают строчки: «…Вновь я посетил / Тот уголок земли, где я провел / Изгнанником два года незаметных» И гуляя по усадьбе, ты понимаешь: именно здесь гулял сам Пушкин. А проделав путь из Михайловского в Тригорское, невольно осознаешь: этот путь проделывал и Онегин, когда ехал к Лариным. Тригорское – и есть поместье Лариных… В общем, с каждой поездкой я открываю для себя один или два музея. Вот недавно с нашей завкафедрой Татьяной Владимировной Чернышовой вспоминали музей «Эрарта» в Санкт-Петербурге. Открыл его этим летом. Сходил туда дважды за поездку. Бывает же, что просто не можешь уйти. Невозможно было оторваться!

А современное искусство – это когда ты забываешь все, что знаешь об искусстве, смотришь на работы без какого-либо ожидания. Из таких музеев – в основном зарубежные: МоМА, Центр Помпиду, Лондон Тейт Модерн, Стокгольмский музей современного искусства.

Литература или жизнь?

Говоря об искусстве, нельзя забывать и о литературе. Она сильно повлияла на мою жизнь. Практически все мои друзья – или филологи, или те, кто просто любит литературу. Я не могу представить, что занимался бы чем-то другим. Помню, как в детстве зачитывался Гоголем. Как в юности открыл для себя Хемингуэя, Томаса Манна. Что удивительно, и в последнее время бывают такие открытия. Хотя, казалось бы, уже не должен ничему удивляться. И тут находишь писателя – он захватывает так, что ни о чем другом думать не можешь. Благодаря одному нашему преподавателю из Института цифровых технологий, электроники и физики, который тоже много читает, – Андрею Александровичу Лепендину, я открыл для себя немецкого писателя В.Г. Зебальда и польского эссеиста Зигмунда Херберта. Когда что-то по-настоящему захватывает, ты теряешь способность анализировать. И это тоже бывает важно в нашей профессии – почувствовать себя наивным читателем.

Да, в жизни очень много литературы. Не забывайте, что я нарратолог. А нарратив – категория, охватывающая не только литературу. Принципы нарративизации действуют и в политике, и в жизни в целом. Я начал заниматься этой темой в 2005 году. До этого, с 1995 года, когда защитил кандидатскую диссертацию по прозе Аполлона Григорьева, долго не мог понять, чем заниматься дальше. Литература для меня – вообще самое важное. Литературоведы – они же и историки, потому что преподают историю литературы в том числе. Анализ литературного произведения всегда означает и погружение в историческую эпоху тоже. А еще я всерьез увлекаюсь фотографией. Очень приятно, что мои фотографии корпусов АлтГУ до сих пор красуются, например, на банковских карточках наших сотрудников.

Местный оазис

Поскольку я связан с университетом с 1985 года, то видел, как меняется alma mater. Какое-то время заведовал сектором по развитию дистанционных технологий в образовании. Параллельно с этим был главным редактором сайта АлтГУ. Я тогда общался со всем университетом: ко мне обращались за консультациями, я посещал разные кафедры и факультеты, много фотографировал для нашего сайта. Тогда-то я понял, что немало людей соответствует университетскому уровню, действительно любят университет. С ними приятно общаться, встречаться, даже просто видеться.

Могу сказать: Алтайский госуниверситет для Барнаула – оазис духовной, интеллектуальной, культурной жизни.

Блиц

  • Путешествовать в одиночку или в компании? Время от времени нужно путешествовать одному.
  • Любимый цвет. Фиолетовый
  • Каким вы были студентом? Вдумчивым и добросовестным. Никогда не списывал.
  • Кто привил вам любовь к чтению? Старший брат, он был страстным читателем.
  • Самый ценный подарок. Важно то, что стоит за подарком: эмоции, искренность – это всегда ценнее самого подарка.
  • Любимые жанры фотографии. Репортажи и пейзажи.
870 просмотров

Related posts

Партия с чемпионом

«Музыкой не зарабатываю – у меня есть работа!»

Олово – хрустит. А свинец? Рассказываем, как звучат металлы