Твои люди, университет

Мудрый Каа

Илья Зуев в образе удава Каа

«Поэтому я преподаватель АлтГУ и актер!» – говорит Илья Николаевич Зуев, драматический тенор Алтайского государственного музыкального театра, доцент кафедры культурологии и дизайна АлтГУ. А еще он тот самый мудрый удав Каа из спектакля «Маугли», что вот уже несколько лет радует и детей и взрослых в Музкомедии. А вы могли бы представить, уважаемые студенты АлтГУ, что ваш преподаватель работает в театре вот уже 30 лет?

Как все начиналось?

Вот вы спрашиваете, давно ли я попал в АлтГУ. Подумал: давно! Я очень люблю учиться. В 1993 году поступил в наш колледж культуры: решил стать режиссером театра. Причем ведь попал туда чисто случайно, а в итоге не окончил. Мои родители работали в театре и почему-то все всегда думали, что я пойду по их стопам. Театральная судьба будто была предрешена. Хотя я вообще хотел поступать на исторический факультет в АлтГУ. Но в момент, когда нужно было подать документы, просто опоздал со сроками. Поэтому я пошел учиться в АГИК, решил уже точно: буду режиссером театра! Но мне хотелось учиться больше – пошел в магистратуру по специальности «религиоведение», аспирантуру по специальности «философия». Так и начал преподавать. Но этого оказалось мало, решил поступить еще и на другую аспирантскую программу, уже по искусствоведению. Сейчас работаю над кандидатской. И, конечно, работаю в театре с 1993 года: тогда мне было 17 лет. График у актеров, конечно, специфический: утренние и вечерние репетиции, а между ними перерыв. Вот в это время и преподаю. Очень сложно сформировать четкий график при таком раскладе (особенно когда неожиданно ставят гастроли), но совмещать актерскую деятельность с преподаванием мне удается. Так вот и работаю, бегая из АлтГУ в театр и обратно, но ни в коем случае не жалуюсь! Работа в вузе, скажем так, не дает мозгам усохнуть, постоянно находиться в интеллектуальном процессе – здорово. К тому же работа со студентами дает энергию, желание жить. Студенты – это всегда про молодость. Сейчас я захожу в Д-корпус и глаз радуется: всюду представители разных народностей, звучат разные языки и ломаный русский тоже. Проходишь мимо и понимаешь, что так слышится молодость, так и должно быть. В АлтГУ есть ощущение некой свободы.

Неумолимо ждут Чайковский, Шуберт

Я был активным студентом в АлтГУ, когда-то давным-давно вел театральную студию при юридическом факультете. Она грела душу и мне, и студентам, потому что именно там можно было расслабиться, создать что-то необычное. Проблема была лишь в одном: поколения студентов меняются. И развитие коллективов напрямую зависит от того, заинтересуется ли театром первый или второй курс или нет. В мое время не заинтересовались, но знамя перенял прекрасный народный коллектив Homo artisticus. Поэтому с АлтГУ меня связывает многое: театральная студия, образование и, конечно, преподавание. Сейчас я веду дисциплины преимущественно у иностранных студентов по специальности «Вокальное искусство». Обучение вокалу достаточно трудоемко в целом, но особенно оно трудоемко, когда преподаватель говорит только на русском, а студенты на нем практически не говорят. В этом есть свои сложности и интерес, конечно. Мы общаемся только через переводчик, к сожалению. Но преимущество моего преподавания все же в том, что дисциплины, которые я веду, традиционно начинаются с «мастерство…». То есть я напрямую передаю студентам свой театральный опыт. У китайских студентов возникают трудности с исполнением вокала не на родном языке. Они приезжают из Китая и знают репертуар своей страны, а в нашей системе образования их неумолимо ждут Чайковский и Шуберт, аще произведения на итальянском языке. Но ребята старательные, справляются.

И станцую, и смайлик нарисую

Мой тридцатилетний опыт в театре помогает в работе со студентами, это однозначно! В силу специфики своей профессии я умею подстраиваться под людей, ну и, конечно же, управлять их вниманием. Нужно уметь заставить студентов на себя смотреть, себя слушать. Поэтому я бесстрашно берусь за иностранных студентов, так как понимаю, что если не словом скажу, то пальцем покажу, станцую, попрыгаю, спою, нарисую смайлик в конце концов! Работа со студентами ассоциируется у меня с публичным выступлением. Я и сам был студентом, знаю, что снотворные лекции утомляют, как монотонный монолог. Преподаватель может раздавать бриллианты знаний, но если он делает это без интереса – то они не сверкают. Возможно, у меня есть перегиб в том, как я бурно провожу лекции, но, увы, абсолютно не переношу, когда человек отвлекается. Мне нужна аудитория, которая хотя бы формально, но смотрит в мою сторону, а не утыкается в телефоны при малейшей возможности. Если студент видит, что преподавателю важен сам процесс преподавания, знания, которые он дает, то и отношение будет абсолютно иное. Студентам я всегда говорю: нужно развивать грамотную внятную речь. Последнее время у многих людей беда с произношением слов и мало кто следит за четкостью своей речи, а ведь это половина успеха на любом собеседовании. Грамотная ВНЯТНАЯ речь важна и нужна каждому.

А в театре я – удав!

В детском театральном репертуаре я очень люблю удава Каа из «Маугли». Понимаете, актеры обычно очень любят роли, в которых они чувствуют себя свободно. Удав такой, внутри этой роли можно быть действительно свободным, самовыражаться, несмотря на поставленность мизансцены. Бывают роли с очень жестким каркасом: два шага сюда, три сюда. Каркас удава тоже достаточно жесткий, при этом в нем комфортно. В вечернем, взрослом репертуаре… На самом деле все роли абсолютно разные и волей-неволей, но актер просто вынужден полюбить своего персонажа. И никто не спрашивает его, хотелось бы играть именно эту роль или нет, на нее назначают. Поэтому каждый персонаж любим у меня по-своему. Выделить могу роль Франка в оперетте «Летучая мышь». Это классика оперетты, а кому не захочется походить во фраке, почувствовать себя настоящим джентльменом, послушать оркестровую музыку? Обычно я играю отрицательных персонажей. Скажем честно, у меня дефект речи, а положительные герои не должны обладать таким изъяном. Из-за этого я вечный антагонист. Ну а профессиональный театр – это своего рода производство. У нас есть план спектаклей, который мы обязаны отыграть, и, естественно, режиссер назначает актера, который к этой роли подходит или который привык к подобным ролям. К сожалению, но это так: ставить нужно быстро, компактно, поэтому у одного человека, как правило, роли будут похожи. А если вот сильно хочется чего-то необычного, то есть любительские театры, в которых точно можно выплеснуть свою творческую энергию.

И в тюрьме театр

Мне моей основной деятельности мало, честно сказать, поэтому я руковожу творческим коллективом в исправительном учреждении ФКУ ЛИУ-1 УФСИН России по Алтайскому краю. В колонии. Четыре года назад там поставили спектакль ко Дню Победы и попросили меня посмотреть его, немного поправить недочеты. В итоге я остался там руководителем. Первый раз мне было удивительно и странно, а потом я понял, что у актеров-любителей из колонии невероятная отдача. Постановки показывают для осужденных из других тюрем, а также для сотрудников. Недавно в нашем репертуаре был спектакль «Дурачок» по одноименному произведению Николая Семеновича Лескова. На показ приезжали представители Союза театральных деятелей РФ, театральные критики. Ничего там в колониях особенного нет, кроме того, что нужно соблюдать правила. Но когда понимаешь, что можно, а что нет, становится просто. К тому же члены общественного совета УФСИН России по Алтайскому краю, в числе которых и я, оказывают всевозможную помощь – информационную, например, чтобы осужденным было проще адаптироваться после отбытия срока наказания. Получается, именно мне нужен еще и любительский театр, где я могу реализоваться как режиссер, поработать с другим материалом, драматическим.

Жизнь – ваша

С графиком актера и преподавателя в какой-то момент своей жизни я смирился. В силу того, что я работаю в Театре музкомедии и часто пребываю в шумной атмосфере, я не слушаю музыку – никакую и никогда. Хотя обычно за прослушиванием музыки как раз многие и восстанавливаются. Со мной такое не проходит, для отдыха мне обычно нужны темнота и тишина. Зажег, например, свечку и смотришь на нее около часа-двух, этого вполне хватает, чтобы восстановиться. На самом деле ведь никто не устает так, как те же строители: мы не носим кирпичи, не роем котлованы. И все же уметь отдыхать должен каждый. Разрядка и зарядка социальной батарейки зависит только от человека. Запомнить нужно одно: свою жизнь вы творите сами.

Полина ШЕВЧУКОВА

329 просмотров

Related posts

Анна Георгиевна Петрова: Свободный дух нам присущ

Как жить-то без мечты?!

Человек-праздник