Гость номера

Прикоснуться к звездам

Фото Марии Дубовской

Возможно ли после гуманитарного факультета стать физиком? Конечно, да! Так поступила Алена Евгеньевна Карамзина, магистрантка направления «радиофизика» АлтГУ, член любительского астрономического общества – и просто космический человек!

– Алена, начнем с такого вопроса: как много спутников на орбите?

– Точное количество спутников определить невозможно. Их очень много. Но посмотреть на них можно с помощью программы Stellarium. Сейчас очень распространены сверхмалые спутники: кубсаты, универсаты – учебные спутники. Они запускаются со школьниками, студентами, но выполняют и научные задачи. Собираются из модулей: один, три, шесть и даже 12 юнитов, то есть модулей. Некоторые из этих спутников тоже отображаются в Stellarium.

– А как вы стали астрономом-любителем?

– У меня есть дочь Таэль. Она участвовала во многих школьных конкурсах, один из конкурсов исследовательских работ младших школьников «Я – исследователь» проходил в АлтГУ. Мы стали к нему готовиться, задумались над темой. В итоге остановились на вопросе существования жизни на других планетах. Стали ходить в планетарий, проходить курсы по астрономии, задумались о практической части работы и приобрели первый телескоп. Наша первая удача – Око Саурона, которое оказалось полностью расфокусированной звездой. Позже научились смотреть на Луну и ближайшие планеты. Но пользоваться телескопом не так уж просто. Захотелось увидеть больше и изучить космос глубже. Нашла курсы Санкт-Петербургского университета по астрономии, нашла ученого Владимира Сурдина, нашла курсы по астрофизике. Узнала много теории, а телескоп наводить на интересующие объекты так и не научилась. Решила искать практические курсы. Нашла Алексея Сельянова – московского звездочета. Прошла его практические курсы по наблюдательной астрономии. Там показали конкретные техники работы с телескопом: что в принципе можно увидеть в телескоп, как подбирать окуляры, когда нужны фильтры, на практике научили применять знания о звездных величинах, градусах, координатах, научили разбираться в обозначениях астрономических объектов. Тогда же появился второй телескоп и постоянные выезды за город на наблюдения. Плюс повлияли выезды на форумы, в обсерватории, знакомства с астрономами-любителями и профессионалами, совместные выезды на наблюдения. Например, у нас в Барнауле есть астроном-любитель Олег Петров. Он занимается астрономией с 6-го класса, создал свою обсерваторию, где работает, помимо прочего, с астрофотографией. В общем, телескоп покупался для ребенка, а увлеклись родители.

– Влияет ли расположение региона на звездное небо?

– В рамках ближайших регионов точно нет. Но глобально, как известно, есть Южное и Северное полушарие. И есть околополярные созвездия, которые не видны на противоположном полушарии Земли. Но перемещаясь из Барнаула, например, на Байкал, принципиально другое небо мы не увидим. Но если поехать в Австралию, то сможем увидеть Южный Крест, при этом Полярная звезда видна только в Северном полушарии. Кроме того, есть сезонность восхождения созвездий. Например, сейчас, осенью, хорошо видны созвездия Пегас, Персей, Андромеда, зимой будет лучше наблюдать объекты в Орионе, Большом Псе и Тельце. Наблюдать за звездами можно всегда и везде. Но важно минимизировать засветку. Любые города светятся, и этот свет виден за несколько километров вокруг. Для наблюдений нужно выбрать место потемнее. Для этого можно использовать карту засветки или просто дружить с местными астрономами-любителями и обмениваться с ними такими местами. Объекты глубокого космоса, такие как галактики или туманности, это довольно тусклые объекты, рассмотреть которые удастся только при достаточно темном небе. У нас в городе для таких наблюдений лучше выезжать к Оби в сторону Научного Городка или в сторону Змеиногорска, куда-нибудь в поля за Бураново, подальше от фонарей.

– Почему вы поступили в АлтГУ?

– Решение о поступлении не возникло внезапно. Можно сказать, что самые первые мысли об образовании в области физики начали появляться, когда я стала генеральным директором СТЕМ-центра «Команда», где мы занимаемся с детьми инженерией, программированием, робототехникой и 3D-моделированием. Пришлось начать в этом разбираться. Позже я стала интересоваться астрономией, астрофизикой, проходить курсы по этой тематике, стала участником нашего любительского астрономического общества при Барнаульском планетарии.

В конечном счете в АлтГУ меня привела любовь к астрономии. Мне было интересно не только наблюдать за звездами – хотелось чего-то большего. Я перечитала множество научно-популярной литературы, доросла и до желания чтения научных статей, но поняла, что для этого не хватает хорошей базы, которую можно получить у нас в университете. Я была слушателем всевозможных конференций по астрономии, в том числе и международных, и решила наконец посмотреть, какие интересующие направления магистратуры есть у нас в городе. Астрономического направления я так и не нашла, только в Алтайском госуниверситете увидела направление «физика и астрономия», но почему-то на кафедре информационной безопасности. Мой приятель учился здесь на физике и сказал, что мне по интересам будет ближе радиофизика. К тому же Татьяна Викторовна Антоненко, наш проректор, спросила: «Почему ты еще не в магистратуре? Сегодня можно подать документы. Иди!» В тот же день я подала документы и осознала: через месяц нужно сдавать экзамены. Точнее, физику! А я, к слову, окончила гуманитарный факультет. Прошла собеседование с заведующим кафедрой радиофизики и теоретической физики Анатолием Алексеевичем Лагутиным, потом весь месяц готовилась к экзаменам, страшно волновалась, но успешно их сдала – так и стала магистранткой ИЦТЭФ. Как мне показалось, здесь больше программирования, физики, а самой астрономии мало. Поэтому решила не отчаиваться и разворачивать радиофизику под свой астрономический интерес. Определилась с темой научной работы «Технология приема сигнала метеоспутника с помощью программного радио». Выступила с докладом на конференции «Мой выбор – НАУКА!», получив диплом за лучший доклад на секции. Летом поехала на Байкал: договорилась на индивидуальную экскурсию от Иркутского государственного университета, вместе с его доцентом мы ездили по обсерваториям Тункинской долины и в Саянскую обсерваторию. Еще в планах поездка зимой к нейтринному телескопу, который тоже находится на Байкале.

– Вы сказали, что работаете внештатным сотрудником в планетарии. Как он развивается?

– Планетарий очень сильно изменился с тех времен, когда он был в «Изумрудном». Директор планетария Павел Ягодкин заинтересован в том, чтобы планетарий развивался. В том числе в направлении образования. Раньше я возмущалась: почему кто-то космонавтов учит, а мы кино показываем? На самом деле это потому, что существует два типа планетариев: учреждение культуры и учреждение науки. Наш планетарий как раз культурный. Но сейчас он меняется, становится более научным. Подтверждение этому: создание любительского астрономического общества. На встречах, которые там проходят, мы делимся друг с другом докладами, выезжаем в обсерватории. Недавно, к слову, ездили в Новосибирск на форум «СибАстро».

– Насколько хорошая покупка – телескоп? Сколько он стоит?

– Покупка телескопа – вряд ли то, что нужно среднестатистическому человеку. Это дорого, бессмысленно и беспощадно. Хороший телескоп, как правило, большой, тяжелый и довольно дорогой. Плохой телескоп – вариант нерабочий, в этом случае лучше купить хороший бинокль. Цена телескопа зависит от многих факторов: от оптической системы, от качества оптики, от диаметра зеркала, наличия или отсутствия автоматизированной монтировки для наведения на объекты звездного неба и многого другого. В среднем более или менее приличный новый телескоп вряд ли обойдется дешевле 40 тысяч рублей, хороший бинокль можно приобрести тысяч от 8.

– Как вообще происходит поиск объекта?

– Есть карты звездного неба, есть онлайн-планетарии типа Stellarium или Star Walk 2, где можно с телефона в режиме реального времени посмотреть, какие созвездия находятся прямо над нами и какие объекты ближнего и дальнего космоса мы можем наблюдать. Кто-то использует монтировки с системой автонаведения SynScan для удобства. Эта система позволяет управлять телескопом с пульта или через приложение на смартфоне. Естественно, его нужно настроить, выровнять, указать текущие координаты, выбрать позиционирование по одной, двум или трем звездам. Но я, честно говоря, редко использую такую монтировку по назначению. Долго настраивать, часто наводится не совсем точно, проще и быстрее вручную при наличии навыка. Еще и к холоду такие системы могут быть восприимчивы, по крайней мере моя монтировка в морозы работает неохотно.

– Раньше Плутон считался планетой, а теперь нет. Почему?

– В астрономии все очень сложно с определениями. До сих пор, например, не дано определения кометы. Все понимают, что это ледяной снежок, бороздящий просторы космоса, но официальной четкой и однозначной трактовки нет нигде. Также нет определения астероида. Определение планеты появилось примерно в 2006 году после открытия Эриды, второго по размеру объекта после Плутона, считавшегося самой маленькой планетой. Как раз тогда и поняли, что Плутон не подходит под это определение. Планета – небесное тело, которое обращается по орбите вокруг Солнца, имеет шарообразную форму, должно освободить свою орбиту от других тел. Это то определение, которое помню я. Плутон, как и другие транснептунные объекты, не укладывается в рамки этого определения, поэтому его разжаловали в карликовые планеты. На сегодняшний день в Солнечной системе, помимо Плутона, есть еще четыре карликовые планеты: Эрида, Церера, Хаумеа и Макемаке.

– Что вы думаете про астрологию как астроном?

– Раньше известные ученые, действительно, занимались астрологией наряду с другими науками и воспринимали ее как науку. До XVII века астрология вообще считалась частью астрономии. Но с развитием науки оказалось, что методы, используемые астрологами, не в состоянии предсказывать и описывать личность человека. Что, несомненно, жаль. Удобно списывать свои неудачи на ретроградный Меркурий. На данный момент астрология не считается наукой. Я знаю, что многие в нее верят, серьезно относятся к гороскопам, отношусь к этому спокойно. Правда, ровно до того момента, пока меня не назовут астрологом. Кстати про гороскопы. Эклиптика проходит через 13 созвездий, они называются зодиакальными, но знаков зодиака у нас странным образом оказалось 12, несправедливо исключили Змееносца. Уже как-то неправильно, стоит об этом задуматься любителям гороскопов. Кроме того, Солнце проходит на фоне разных созвездий разное количество времени, в зависимости от размеров созвездия. Например, на фоне Скорпиона всего 7 дней, а на фоне Змееносца 18. Почему убрали именно Змееносца? Риторический вопрос.

А вы романтик?

Если любите смотреть на звездное небо, загляните на страницу Алены Карамзиной: vk.com/volentibus

Здесь вы можете узнать много интересного о наблюдении за небесными телами.

Акцент

– Посоветуйте хороший фильм об астрономии.

– В художественных фильмах очень много сюжетов и авторского замысла, а научного мало. Но есть известный фильм «Интерстеллар», консультантом при его создании был Кип Торн – известный американский физик и астроном, один из главных мировых экспертов по общей теории относительности, лауреат Нобелевской премии. Конечно, в этом фильме тоже есть вымысел, но визуализация черной дыры вполне реалистична. Для популяризации науки, в частности астрофизики, эта кинокартина хороша.

Эля ПЕТРЕНЕВА

342 просмотров

Related posts

Прогнозам – нет. Фактам – да!

Алина Фоменко

В окошко мое стучится… любовь

Бравый капитан