Гость номера

Выбрала British English

Фото Марии Дубовской

Знать родной язык – важно. Но не менее важно изучать и языки других народов. Именно этому учат студентов на кафедре лингвистики, перевода и иностранных языков АлтГУ. Ветеран Алтайского госуниверситета доцент, к. ф. н. Татьяна Владимировна Медведева рассказала «ЗН» о своем преподавательском background и о том, как в нашем университете зарождалось лингвистическое образование.

«Выучу немецкий!»

– Татьяна Владимировна, вы окончили Институт иностранных языков им. Мориса Тореза. Сложно ли было поступить?

– У меня, как у спортсмена, было три попытки. Первые две я провалила. Проходной балл в вуз по четырем экзаменам – 20, а я набирала лишь 18. В третий раз по трем вступительным получила пятерки, по истории четверку. В общем, набрала 19 баллов – и поступила! Замечу: репетиторов в то время не было, и я понимала, что поступить после обычной советской школы в языковой вуз будет непросто. Попросила Марию Николаевну позаниматься со мной. Она дала мне несколько дополнительных уроков английского к основным занятиям и факультативам (которые я, надо заметить, никогда не пропускала). Эти уроки систематизировали мои знания. До сих пор благодарна ей за то, что она показала, как можно научиться говорить, ведь это одна из главных языковых проблем: заговорить на чужом языке. Лучший помощник здесь – пересказ. Но главное именно пересказывать, передавая смысл, а не просто заучивать текст.

– Татьяна Владимировна, почему вы решили выбрать именно языковое направление, стать лингвистом?

– Я жила не в Москве, а в Новомосковске – это 200 километров от столицы. Новомосковск и Москва для меня оказались неожиданно связаны благодаря одному человеку, который определил мою судьбу: это моя классная руководительница Мария Николаевна Чичагова. Я увидела ее впервые в пятом классе, она произвела на меня неизгладимое впечатление. 1964 год, а у нее – короткая стрижка и одежда не по местной моде. Но самое главное: невероятная харизма – Мария Николаевна располагала к себе всех, с кем общалась. Первый язык у нее был немецкий, английский – второй. В школе она преподавала оба. Английский я учить не собиралась, была уверена: буду учить немецкий! Дело в том, что в 1964 году мы с родителями вернулись из ГДР. Мой папа был военнослужащим, мы четыре года жили в Ютербоге и Берлине. Поэтому выбор, какой язык учить, передо мной даже не стоял. Конечно, немецкий, думала я, и ничего, кроме немецкого. Но все изменила случайность. Школьная подружка позвала на урок английского, сказала: «У нас замечательная англичанка». Так, познакомившись с Марией Николаевной, решила учить английский. Эта влюбленность в английский у меня по сей день.

– А как прошли ваши студенческие годы?

– В университете я училась пять лет. Они дались мне не очень легко, потому как я очень скучала по родителям и дому. Жила в общежитии, а это challenge еще тот, но я смогла! Окончила институт с красным дипломом. Учеба была работой, мой первый курс прошел в достаточно жестком режиме. С утра – три пары, потом еще лингафонный кабинет, библиотека, возвращение в общежитие глубоким вечером, сон: проблем с ним, как вы понимаете, не было. А на следующий день – вновь будильник в шесть утра, радио с гимном Советского Союза и приветствием: «Доброе утро, дорогие товарищи! Начинаем утреннюю гимнастику». А в 1976 году, уже на четвертом курсе, в составе группы по обмену я поехала на языковую стажировку в университет г. Бирмингема (Англия). Отмечу: я часто попадаю куда-то или на что-то последней. Например, наша студенческая группа стала последней группой, которую отправляли по обмену за рубеж. Было нас тогда тридцать студентов и пять преподавателей из России – на тридцать пять английских студентов. Безвалютный обмен, на полтора месяца английскому студенту полагалось 100 рублей, а российскому – 53 фунта. Так-то.
Афтэ или эфте?

– Татьяна Владимировна, вы знакомы с автором известной программы «Полиглот» Дмитрием Петровым. Расскажите, как познакомились с ним.

– Моя классная руководительница, та самая Мария Николаевна Чичагова – мама Дмитрия Петрова. Поэтому с Димой я познакомилась, когда ему было лет пять-шесть, поскольку Мария Николаевна приводила его к нам на уроки. Он всегда был с нашим классом. Дмитрий – очень умный и очень образованный человек, он тоже окончил Институт иностранных языков им. Мориса Тореза. Когда он поступил на первый курс, я была уже на пятом. Помню, Марья Николаевна обратилась ко мне, чтобы я присмотрела за ее сыном. Он не был «золотой молодежью», но быстро вкусил все прелести университетской жизни. Контролировать его было сложно, тем не менее я пообещала Марии Николаевне, что пригляжу за Димой. Помогала, если было нужно. Но нравоучениями не надоедала.

– А есть ли у вас, как у Петрова, авторские методики преподавания иностранного языка?

– Авторских методик у меня нет, учу студентов говорить, читать, слушать и писать. За столько лет преподавания с моим background я могу вести любой предмет теории английского языка, как и, замечу, большинство преподавателей нашей кафедры. К слову, когда в АГУ открылась специальность «зарубежная филология», возникла потребность в преподавании таких дисциплин, как теоретическая фонетика, теоретическая грамматика, лексикология, история языка, стилистика… И каждый из нас освоил выбранные дисциплины.

– Если говорить об английском, какой вариант произношения вам ближе: британский или американский?

– Фонетисты уверены: есть два варианта английского языка: British English и American English. Отличия AE от BE в: произнесение открытого «э» вместо долгого «а», например. Британцы скажут «афте», американцы – «эфте». В области грамматики отличия тоже минимальные. Самые большие – лексические различия. Один и тот же предмет может называться разными словами, например, «лифт» англичане так и называют «лифт», а американцы – «эливейте». Часто студенты меня спрашивают: какой вариант произношения выбрать? Ответ прост: тот, который ближе к душе, главное – не смешивать их. Я вот для себя выбрала British English.

– Помимо английского, вы знаете испанский. Есть мнение, что испанский со временем вытеснит английский или китайский, станет международным. Возможно такое?

– Испанский – моя тайная любовь, это очень красивый и несложный язык. Был период, когда я задумывалась, чтобы начать работать именно с ним, но потребности в испанском на тот момент не было. Английский же был и остается самым распространенным языком, испанский – на втором месте. Думаю, что нет, английский он не вытеснит.

«Куда я приехала?..»

– Татьяна Владимировна, вы один из первых преподавателей кафедры иностранных языков АлтГУ (теперь кафедра лингвистики, перевода и иностранных языков). Как зарождалось лингвистическое образование в Алтайском госуниверситете?

– Очень медленно. Вузу, как только он появился, стал необходим перечень общеуниверситетских кафедр. К таким относилась кафедра физкультуры и наша – кафедра иностранных языков. Мы преподавали иностранные языки во всем вузе, только студенты-гуманитарии изучали язык минимум четыре года. Уровень их языковой подготовки был достаточно серьезный, но с каждым годом количество часов, отведенных под занятия иностранным, становилось все меньше. Сейчас язык учат всего полтора года. Помню, у ректора Валерия Леонидовича Миронова была идея открыть собственный иняз, но она, увы, не была реализована. Однако задумка об углубленном изучении английского частично воплотилась. Была сформирована экспериментальная группа, которая училась пять лет по расширенной языковой программе. Студент, оканчивающий филологический факультет, мог получить дополнительный диплом, обучаясь на ней. Это стало второй ступенью лингвистического образования в АлтГУ. А третьей стало появление языковой специальности «зарубежная филология». Но как только зарубежная филология как «трейд марк» изжила себя (не самая рыночная специальность), появилось более востребованное направление «лингвистика, перевод и переводоведение». Теперь мы готовим переводчиков, ведя множество языковых дисциплин. Это теория текста, теория дискурса, лингвистическая теория тезауруса, межкультурная коммуникация, интерпретация художественного текста, психолингвистика и когнитивистика, теория и практика перевода. И, конечно, учим самим языкам: английскому, немецкому, китайскому. Дополнительно – итальянскому и французскому.

– Кем стали выпускники вашей кафедры? Где они работают? А преподаватели?

– Я не считала, сколько студентов выпустила наша кафедра. Много, очень много. У каждого из них жизнь и карьера сложилась по-своему. Надеюсь, они не жалеют о том, что учились в АлтГУ. Уверена, лучший преподаватель тот, кто воспитывает студентов в духе «ученик, превзойди своего учителя». В этом смысле у нас на кафедре лучшие учителя. Из студентов назову Сергея Александровича Ушакина, выпускника исторического факультета, сейчас известного российско-американского культурного антрополога, профессора Принстонского университета.

– В 1998 году вы выиграли грант IREX и отправились на трехмесячную стажировку в США…

– Меня поддержал муж Николай. Он – профессор кафедры алгебры – узнал об этом гранте от своих американских коллег, спросил: «Хочешь поехать?» Я ответила: «Хочу!» Конкурсный отбор предполагал написание research proposal –обоснование целей поездки. Надо было ответить на вопрос, зачем это поездка нужна именно вам. В итоге из Барнаула на стажировку отправились только два человека: Татьяна Геннадьевна Пшенкина из АлтГПУ и я. Кстати, в 1998 году обменная программа Teaching English as a foreign language была организована в последний раз. Т. Г. Пшенкина оказалась в Миннесоте, в университете города Миннеаполис-Сент Пол, в группе с русскоговорящими коллегами. Я оказалась в университете в городе Боулинг-Грин одна и с головой окунулась в американскую жизнь. Снимала комнату в частном доме, где еще жили мои домохозяйки Робин и Дебби. Поддерживаю с ними отношения с 1998 года, в этом году у нас, к слову, впервые состоялась video conference связь. Мой сын Алексей во время путешествия по Америке специально проехал по тем местам, где я бывала. Показал мне и этот дом, где я жила четыре месяца, он все такой же – только цвет изменился и заборчик новый. Тогда же я попросила Алешу зайти в гости, он позвонил в дверь и… я увидела Робин! Она посмотрела на моего сына с удивлением, а затем увидела по телефону меня – и все поняла и неожиданно прослезилась. Так вот, в Америке в университете у меня был собственный офис, доступ к Интернету и библиотеке. Там я занималась научной работой и провела небольшой курс по межкультурной коммуникации. Американских студентов интересовала история России, ее политическое устройство, система образования, наша культура. Однажды они спросили меня: «Что такое дача?» Когда я объяснила, один студент подошел ко мне, показал фотографию родительского загородного дома во Флориде и сказал, что тогда у него дача вот такая. А на фото – целое поместье!

– Я знаю, что вы много где побывали, не только в Америке и Великобритании…

– Люблю путешествовать, это можно сказать мое хобби: Великобритания, Словакия, Чехия, США, Франция, Южная Корея, Испания, Италия, Бельгия, Голландия, Греция, Кипр, Германия…. Во многие страны я ездила с мужем, его приглашали на работу в различные университеты. Одна из самых запомнившихся поездок – в Кембридж! Оксфорд и Кембридж – два святых для меня слова, это самые старые и необычные университетские города. В отличие от современных университетов, они состоят из колледжей, а не из факультетов. Мой муж работал в кембриджском Куинз-колледже, я ездила с ним как туристка – исходила весь город, сделала много фотографий. Вообще, я очень трепетно отношусь к истории любой страны, для меня важно ощутить ее тактильно. Поэтому мое любимое занятие – пройтись по средневековому городу, потрогать его стены, ощутить дух времени.

– Татьяна Владимировна, последний вопрос: а как вы оказались в Барнауле, в Алтайском госуниверситете?

– В АлтГУ попала по распределению, на выбор было несколько университетов. В 1976-м первый заведующий кафедрой иностранных АлтГУ Э. Э. Каценштейн приехал к нам в институт набирать научные кадры в открывшийся АлтГУ. Поскольку у меня был красный диплом, наш декан предложил мою кандидатуру, но с тем условием, что в АлтГУ поеду только после аспирантуры. К сожалению, документы на обучение в ней оформить не успели, и я по распределению отправилась в Барнаул. А после уже и не думала возвратиться: личная жизнь внесла коррективы. И вот, 27 сентября 1977 года я приехала в Барнаул. Помню, шел пушистый снег, покрывавший желтую листву. Иду с вокзала и думаю: «Куда я приехала?..» А в феврале 1978 года вышла замуж и поняла: Барнаул и АлтГУ – мне родные.
Такова моя история.

Алина ФОМЕНКО

954 просмотров

Related posts

Стихи и числа: у нас в гостях Иван Рябов – преподаватель, аспирант ИМИТ и автор сборника стихов и песен

Юлия Дильман

«Был Syoss, А теперь “сьесс”»

Олово – хрустит. А свинец? Рассказываем, как звучат металлы