Гость номера

Минута, ради которой стоит жить

Редакция «ЗН» побывала в мастерской известного скульптора Михаила Алексеевича Кульгачева. Михаил Алексеевич – автор памятной доски первому ректору АлтГУ Василию Ивановичу Неверову.

Пятница. Серая неприметная пятиэтажка в Индустриальном районе. Тихий двор. На скамейках – бабушки. Мальчишки неподалеку гоняют мяч. В такой будничный день я оказался в мастерской известного скульптора Михаила Кульгачева. Когда подходил к ней, то уже заприметил панорамные окна, в которые смотрел загадочный вечер. Так началось интервью со скульптором.

– Михаил Алексеевич, чем занимаетесь?

– Сейчас работаю над скульптурой – а чем же еще заниматься! Монументальное искусство – дело штучное, и заниматься им может не каждый. Для этого требуется серьезное образование. Я учился пять лет в Ростовском художественном училище имени Грекова. Оно выпускало, в том числе, и скульпторов-исполнителей. Мою жену Людмилу, художника-модельера, направили в Барнаул в Краевой дом моделей, выделили квартиру и рабочее место. Так мы здесь и остались. Меня взяли скульптором в Художественный фонд. Параллельно с работой совмещал преподавание в художественном училище в Новоалтайске. Душой чувствовал, что моих знаний маловато. И решил учиться дальше.

– Поэтому вы и решили учиться в Строгановке?

– Да, после всех своих штудий решил поступать именно туда. Но до этого попал в Дом творчества им. Д. Н. Кардовского в Переславле-Залесском. Это такое место, где собирались художники на два месяца, тогда они были на полном обеспечении Союза художников СССР. В течение двух месяцев мы, можно сказать, не думали о куске хлеба – творили! Там у меня был руководитель Саул Львович Рабинович, он как раз преподавал в Строгановке в Москве и всю программу знал, что называется, назубок. Он-то меня и подготовил. В течение двух месяцев я рубил камень, дерево, готовясь к поступлению.

– То есть экзамен вы сдали легко?

– Помню, композиция и скульптура хорошо получились. И вот надо писать сочинение на тему «Молодой гвардии» Фадеева, а тут – оказия. От этого сочинения зависит мое поступление, и в это же время меня ждет срочный телеграфный звонок в Барнаул. Что делать? Подумал-подумал и решил: как можно быстрее сочиню и сразу в телеграфную будку, трубку к уху и – «Привет, любимый!». Жена-то соскучилась. Преподаватель тогда, конечно, удивился. Спрашивает: «Кульгачев, у вас все? Вы так быстро написали? У вас два часа еще есть…» Прихожу без всякого энтузиазма смотреть, кто поступил, а сам думаю: дай-ка гляну снизу. Смотрю-смотрю и вижу: поступил!

– А дальше что?

– Рассказываю. Задали как-то раз изготовить декоративное блюдо на тему животный и растительный мир. Подумал: «Лошадок делать не умею, травку не хочу». И сделал такую композицию. Изобразил комнату с занавесками, лампочку с абажуром на окне – кактус, тикающие часики, а в центре композиции – мальчишка смотрит на портрет отца, не вернувшегося с войны, на календаре девятое мая. Назвал ее «День Победы». За то, что работа была не по теме, получил неуд, на полгода лишился стипендии. А я что сделал: отнес работу на Всесоюзную художественную выставку, и через некоторое время ее в программе «Культура» показали.

– Наверное, диплом ваш был еще занимательнее…

– Я выбрал тему спорта. Заготовил глину уже, смастерил каркас, настроился на нужный лад. И вот вызывает меня ректор. Задание, говорит, есть от Министерства культуры СССР. За полтора месяца разработать серию медалей, посвященную высадке десанта на «Малую землю». Я изрисовал горы бумаги, но никак не мог поймать ту самую искру, все получалось как-то не так, банально. Нужно было передать масштаб события, а как передашь, если сам там не был? Попросил командировать меня в Новороссийск. Но и после этого искра не появилась. Приезжаю расстроенный обратно, в Москву, в общежитие. Вокруг – старые стены, перекрашенные в невесть что. Напротив моей койки – отколотый кусочек краски, на стене – выбоинка. Бессонной ночью смотрел я на нее, и вдруг в этой щербинке увидел фрагмент композиции, высадку десанта. В голове сложилась цельная картина, потому что я был к этому подготовлен. Маленькая деталь в стене стала искрой. Сразу же рука к перу, перо – к бумаге. Присяга, город-герой Новороссийск, реквием и… Победа. Этой работой я сдал диплом на отлично.

– Не могу не спросить и о памятной доске, посвященной первому ректору Алтайского госуниверситета…

– По поводу памятной доски Неверова. Делать портрет по фотографии, скажем так, высший пилотаж. Фото плоское, а нужен – объем. Работал над ней три месяца: ведь надо добиться не только схожести, но и вдохнуть жизнь в свою работу. Схватить характер, передать настроение, основную идею. В общем, несколько профессоров смотрели работу и все – оценили. Над доской я работал в тандеме с Барнаульским камнерезным заводом «Аквинк». Он изготовил гранитную часть и надпись «Университет – моя любовь». Я же – все остальное. Успели в срок.

– А как вы, теперь именитый скульптор, учите студентов?

– Требовательно. С 2000 года веду занятия в институте архитектуры и дизайна АлтГТУ. Работа с молодежью доставляет удовольствие. Одна группа делает медали, другая – скульптурную композицию на свободную тему и архитектурную привязку к месту. Студенты ищут конкретное место для своей скульптуры в городе, так, чтобы она вписывалась в общий городской пейзаж. Уверен, что многим из них занятия скульптурой помогут в творческой работе в будущем.

Дмитрий ГЕРАЙКИН

Фото автора

307 просмотров

Related posts

Когда глаза горят: наш гость – ученый ИХиХФТ Юлия Владимировна Терентьева

Я и химия – синтез: химик Марина Чепрасова рассказала о увлечениях, любимых ученых и о том, как пришла в профессию

Алина Фоменко

Без лишнего шума