Ars longa

Не про три аккорда

Фото: Мария Дубовская

Текст: Полина ШЕВЧУКОВА

«Музыка – это интеллектуальное и эстетическое наслаждение, а еще многолетний труд». Так считает наш герой Евгений Александрович Зулин, старший преподаватель кафедры искусств АлтГУ и гитарист с 30-летним стажем! «ЗН» поговорила с ним, разумеется, о музыке, восприятии классики современной молодежью и о детском альбоме гитариста.

– Евгений Александрович, ваш опыт игры на гитаре вдохновляет и впечатляет одновременно! Расскажите, как выбрали для себя гитару?

– Выбор был случайным. Изначально я был спортсменом! Подумать не мог, что когда-то игра на гитаре станет моей профессией. До 14 лет занимался спортом, был чемпионом Алтайского края и Казахстана (в своей возрастной группе 1977–1978 гг.) по фехтованию на рапирах. Но из-за чрезмерных нагрузок заболели колени и врачи отправили лечиться, на год. После чего вернулся и понял, что уже не смогу добиться таких успехов, как раньше: на всероссийских соревнованиях в Саратове еле занял 7-е место и решил завязать со спортом. Пока лечился, часто гулял во дворе, и там парни научили меня брать три аккорда, я заинтересовался: нашел дома старенькую гитару, починил и стал тренироваться, но уже не в спорте, а в музыке. Понял, что хотел бы играть на гитаре более профессионально. Хотя, как сейчас вспоминаю, когда занимался спортом, мой дядя уже тогда советовал поучиться играть на гитаре у известного на тот момент в Барнауле музыканта Евгения Чикишева из группы «Дядя Го». Но я не пошел. А когда решился, было слишком поздно: Евгений уехал на заработки в Германию. Вместо себя Евгений Чикишев посоветовал своего преподавателя Александра Петровича Марченко. Александр Петрович так вдохновил меня исполнительством инструментальной музыки, что я и забыл, что пришел научиться играть песни под гитару. Ни одну не выучил. Но зато решил стать профессиональным гитаристом.

– Вы известный в Барнауле исполнитель, часто даете концерты в филармонии и даже написали «Детский альбом». Расскажите, почему вы начали сочинять музыку и почему в первую очередь – детскую?

– Я преподаю со студенческих лет. В 2000-м стал преподавателем в частном лицее «Сузуки»: обратился туда, поскольку не хотел зарабатывать на жизнь чем-то еще, кроме музыки. Приняли. Проработал семь лет, пригласили преподавать в Алтайский государственный музыкальный колледж, а после стал сотрудником АлтГУ и работаю здесь вот уже около пяти лет. Не могу сказать, что я великий композитор, поскольку написал всего лишь 11 пьес в свой детский сборник. В роли преподавателя часто сталкивался с тем, что дети просили сыграть пьесу в определенном жанре, а ее не было в общедоступном репертуаре, поэтому зачастую приходилось сочинять на ходу, импровизировать. Я увидел реакцию маленьких слушателей и решил, что пора создать что-то свое. Например, в моем сборнике есть пьеса «Восход солнца». Она появилась, потому что как-то раз я пообещал ученице, что принесу пьесу «Ваза эпохи Мин» Марченко. Мне показалось, что ученице это произведение точно понравится: у нее были азиатские корни, а музыка была написана в китайско-японском стиле. Автор никак не мог мне передать пьесу, поэтому пришлось сочинять самому.

– И все же, почему вы написали «Детский альбом»?

– Любому музыканту, который получил высшее музыкальное образование, не составляет труда сочинить музыку. Другой вопрос в том, насколько она будет талантлива и гениальна. Все мы изучаем гармонию, сольфеджио и другие дисциплины, которые позволяют понять, как строится мелодия, гармония, то есть теоретические знания для этого есть. Я решил создать детский альбом гитариста, потому что подумал, что зачастую детям недоступны современные способы звукоизвлечения на гитаре. В XX веке было придумано множество пьес с оригинальным, новым звукоизвлечением, но все это обычно применялось в сложных пьесах для более взрослых исполнителей. А детки тем временем видели что-то подобное и хотели играть такие приемы, поэтому у меня и появились пьесы с постукиваниями и другими необычными звуковыми эффектами. Так, например, в сборнике есть «Песенка рыцаря» с постукивающим элементом, имитирующим звук приближения лошади, на которой всадник прискакал к принцессе под балкон.

Потом там звучит своеобразная настройка гитары, будто рыцарь готовится к исполнению баллады, звучит основная мелодия и в конце в аккорде как будто лопается струна: рыцарь разочарован, он скачет обратно домой, уже расстроенный. Подобная образность заинтересовывает детей, они учатся играть новые профессиональные приемы в маленьких, не слишком сложных и достаточно интересных пьесах. Поэтому создание «Детского альбома» мне не далось как-то сложно, я преследовал одну цель: с помощью музыкальных образов дать ученикам профессиональную техническую базу.

– Любая музыка, в том числе детская, проходит два этапа: исполнительский и композиторский. Какой из них, на ваш взгляд, более сложный?

– Начнем с того, что без исполнителя нет и композитора. Самый идеальный вариант здесь такой: композитор = исполнитель. Поскольку если композитор зависим от исполнителя, то композитора, то есть создателя музыки, вовсе и не будет, пока эту музыку кто-то не исполнит. Это логично. С точки зрения музыкальной психологии, если исполнитель играет не свою музыку, то он не сыграет ее интересно для публики, если не присвоит ее себе, не прочувствует то, что в композицию вкладывал автор. Поэтому в подобном соотношении можно считать, что исполнитель – это соавтор композитора. Как вот вы считаете, почему такой большой популярностью пользуется попсовая, а не классическая музыка? Чаще всего попсовую музыку поют непрофессионалы, и делают это они от души, с самоотдачей. За профессионализмом порой теряется отдача, восприятие музыки. Одно дело выполнять правильно всевозможные технические приемы, другое – при всем этом суметь покорить слушателя. Когда исполнитель сам не понимает, зачем он играет музыку и о чем она, теряется интерес слушателя, теряется диалог. Поэтому важно исполнителю сопереживать самому, играя музыку.

– А как понять, что зритель именно услышал, а не прослушал музыку?

– В этом поможет технически верное исполнение и образность, которая появляется благодаря музыке. Музыка – звукоизобразительное искусство, поэтому если ты играешь Моцарта или Баха и у тебя в мыслях не возникает каких-то образов, то как ты можешь донести эти образы до своего зрителя? Музыку нужно пережить самому, прочувствовать. Обычно на своих концертах я пытаюсь вовлечь слушателей в музыку, не говорю банальную фразу: «Сейчас я сыграю «Сарабанду» Баха», а делюсь ассоциациями, которые возникают по ходу исполнения произведения или подготовки к концерту, например, рассказываю интересный факт. Та же «Сарабанда» написана в самой грустной тональности, которую используют композиторы: си минор. Обычно ее называют похоронной, но Бах, сочиняя это произведение, не закончил его в минорной тональности или мажорной. Он поставил музыкальный вопрос. Причем настолько остро, что самое последнее созвучие оставляет после себя такой философский вопрос: «После смерти там что? Хорошо ли там или плохо?» Этим я и делюсь со зрителем, чтобы он прочувствовал произведение. Так, как чувствую его я. Или немного иначе, по-своему. Предлагаю самим пофантазировать.

– Хороший музыкальный вкус – он какой? Стоит ли слушать только классическую музыку, чтобы воспитать его?

– Многие считают, что молодежь классику не слушает. Но нет, это не так. Классику сейчас обрабатывают, переигрывают на современный лад, и в этом, уже чуть более новом звучании, она покоряет молодые сердца. Как-то раз я был в Германии, сидел и разыгрывался, играя музыку эпохи барокко. Мимо проходил парень лет двадцати, типичный выросший ребенок в модных штанах и с большими наушниками, из которых доносился тяжелый рок. Подходит и говорит: «Вау, ты играешь музыку эпохи барокко? Давай ты придешь к нам с друзьями вечером и поиграешь музыку барокко?!» Я удивился, говорю: «Ты слушаешь музыку эпохи барокко?» А он объясняет, что да, они с друзьями очень любят такую музыку. Поэтому не скажу, что молодежь не любит классику, просто нужна иная подача. Современной молодежи стоит слушать классическую музыку. Открою вам секрет: The Beatles, например, не сами придумали добавлять в треки звуки природы или отрывки звучания радиоволн. Это было придумано композиторами-авангардистами, тогда музыканты стремились к натурализму. Поэтому многие идеи поп-культуры черпаются из классики. Чаще всего попса не обладает профессиональным, глубоким и качественным звуком, современные поп-звезды, как правило, копируют чью-то манеру исполнения.

– Часто бывает, что ребята берутся за гитару в сознательном возрасте, изучают несколько боев, переборов, начинают петь песни, а потом постепенно перегорают…

– Когда ко мне приходят дети, чтобы научиться играть на гитаре, я всегда задаю им вопрос: по собственному ли они желанию пришли? Если так захотели родители, то чаще всего я отказываюсь заниматься с ребенком. Принуждать к занятиям музыкой мне не хочется. Много лет уже даю родителям установку, что гитара – сложный инструмент, и призываю несколько раз подумать о том, стоит ли ребенку идти учиться играть именно на нем. Поскольку если люди считают, что гитара легкий инструмент, их обманули! Я играю вот уже 30 лет и до сих пор учусь новым приемам игры и нюансам исполнения различной музыки, а три аккорда и набор бардовских песен я научился играть достаточно давно. Поэтому если ребенок хочет играть на инструменте и инструмент ему действительно нравится, думаю, его интерес не угаснет. А если этот интерес постоянно нужно поддерживать, то за гитару браться не стоит. Насильно мил не будешь. Хотя я, конечно, подстраиваюсь под учеников и стараюсь разнообразить репертуар, поэтому джаз и The Beatles мы тоже играем.

– Что для вас музыка?

– Интеллектуально-эстетическое наслаждение.

454 просмотров

Related posts

Алтайский реалист

Звучали великолепно

Хотели, но не запели?