Лучший профессор

Сергей Безносюк: «Химия – становой хребет естественных наук»

В этом году по результатам общенациональной премии «Профессор года – 2022» лауреатами стали три преподавателя из Алтайского государственного университета! «ЗН» обязательно расскажет о каждом. В этом номере наш герой – Сергей Александрович Безносюк, заведующий кафедрой физической и неорганической химии, профессор, доктор физико-математических наук.

– Сергей Александрович, поздравляем вас с таким знаменательным событием – присуждением премии «Лучший профессор года – 2022». Было ли для вас это ожидаемым или нет? Каково это – ощущать себя профессором года в любимой вами области наук?

– Знаете, присуждение премий всегда немного волнительно. Но будем честны: мне не 20 лет и не 50, мне гораздо больше, а потому за свою жизнь я получил достаточно премий. Но в этот раз, честно сказать, это было неожиданно. Я прекрасно помню, как зарождалось Российское профессорское собрание несколько лет назад в Москве, это было в 2016-м. И как оно формировалось. Сначала туда входили профессора из Московской области, а после попал и Алтайский край и все 82 субъекта РФ. Изначально даже и не думал, что смогу войти в число тех, кто раньше занимал эти позиции. Считаю, что профессор – это тот, кто воспитывает молодежь, растит себе замену. А показателем его мастерства как раз таки являются кандидаты наук, защитившие свои работы под его научным руководством, аспиранты, магистранты, ну и, конечно, научные кадры. Под моим руководством защитились 10 кандидатов наук по специальности «физическая химия». Считается, что это неплохой показатель того самого мастерства, о котором мы и говорим. Поэтому к присуждению «Лучшего профессора» я отношусь положительно, в рабочем смысле этого слова, поскольку это признание определенных этапов развития деятельности, промежуточное подведение итогов. Пока становился профессором, прошел три этапа: сначала занимался квантовой физикой, после начал развивать и квантовую химию, а уже в конце объединил их. Вошел в третий этап, в котором и пребываю сейчас: развитие квантовой физикохимии. Получается, такой вот прозрачный путь к вершине наук, к моему профессорству прошел.

– Вы заведуете кафедрой физической и неорганической химии в АлтГУ, изучаете химию в лабораториях в университете, пишете много научных статей. А где можно наблюдать химию вне университета, в обычной жизни?

– Все, что вы видите в нашей обычной жизни, – химия. Все предметы и даже любимые молодежью гаджеты – химия. Каждый предмет сделан из материалов, а материалы – это химические соединения. Сейчас, кстати, последним писком моды, так сказать, можно назвать интеллектуальные материалы. Их особенность в том, что материал не является составным элементом устройства, а если материал монолитный, то он преобразуется в это устройство. То есть устройство в таком случае уже будет состоять не из множества различных материалов, а материал сразу преобразуется в это устройство. В данном случае – это чипы, которые сейчас стоят в каждом телефоне. Чип – кремниевая пластинка, изначально это просто чистая, монолитная поверхность, а после химической обработки уже приобретает свой рисунок, который и нужен для создания устройства. И эта плитка, вначале чистая и пустая, становится составляющей частью устройства после того, как ее туда вставят. По ней начинают бегать электроны и тогда ее можно назвать действительно логическим устройством. Думаю, молодым людям, которые пользуются всеми сверхновыми гаджетами, наиболее интересно то, на чем все это держится и как работает. Так вот – работает все это благодаря химической обработке соответствующих материалов. Поэтому я и сказал вначале, что химия вокруг нас, она везде.

– Одно из перспективных научных направлений, которое вы развиваете: квантовые технологии материалов. Можно ли говорить, что в скором времени у человечества появятся совершенно новые материалы, как в фантастических произведениях? Образно говоря, надел плащ-невидимку – и пропал.

– Современные квантовые технологии дадут нам возможность создать из монолита полноценный материал. Они позволят, словно в фильме «Терминатор-2: Судный день», принимать форму любого предмета, к которому мы прикоснемся, то есть информационно считать его форму и превратиться в этот предмет. Условно, конечно, но я думаю, что в скором времени будет возможно все. Вот об этом я и говорю, когда рассказываю о квантовых материалах, о новых технологиях, которые действительно позволят создать многие вещи, в основе которых модификация атомов таблицы Менделеева. Например, при субатомном квантовом запутывании пар электронов. После такого обычное железо, как губка, поглощает фотоны мягкого рентгена и превращается в мощный аккумулятор энергии. Материалоустройство – это то, к чему мы и идем, развивая квантовую физикохимию. По поводу фильма «Терминатор» – не стоит забывать, что такие вот голливудские находки в фантастических фильмах могут быть и обоснованы, поскольку Голливуд находится в Лос-Анджелесе, а рядом там – Кремниевая долина, где как раз и делают все сверхновые гаджеты.

Поэтому я думаю, что у киношников и ученых, которые совершают технологический прорыв, идет интеллектуальный обмен. Можно и дальше пофантазировать. Каждый из нас наверняка знает, что такое телепорт. Кто-то даже мечтал, чтобы он появился в реальной жизни. Квантовые технологии, в теории, позволяют сделать его. Тут, конечно, нужно снять заблуждение публики о том, что у телепортации нет своих последствий – обычно мы видим это как легкий и быстрый способ перемещения, фантастический абсолютно. Поэтому рассказываю, как это произойдет, если в нашей жизни, реальной, ученые все-таки телепорт создадут. Если вдруг вы решите телепортироваться, например на Марс, то на Земле от вас останется лишь груда химических молекул и атомов, из чего вы и должны будете состоять на Марсе. Здесь ученые, наверняка, подберут весь ваш химический состав, сделают его квантовую запись и после этого передадут информацию на Марс. Но будете ли это при телепортации на Марс вы – непонятно. Поскольку пока неясно, передаются ли мысли таким образом или нет. Конечно, в этом теле может оказаться здоровый дух, но будут ли в нем здоровые мысли? Поэтому такое вполне возможно благодаря квантовым технологиям, но пока все непонятно, в будущем станет яснее.

– Сейчас любая наука – междисциплинарная. Это позволяет расширить горизонты изучения и создания новых проектов и разработок в научной сфере. Расскажите, как сейчас в этом плане развивается химия, с кем ее еще можно «подружить», кроме как с физикой?

– Я объединил физику с химией на уровне квантов, поэтому точно могу сказать, что вместе они прекрасно взаимодействуют и дополняют друг друга. Мне нравится междисциплинарность, и она действительно дает возможность создавать еще более сложные научные проекты. Есть кластер, в котором состоят четыре науки, они объединены в одну иерархию. Физика в этой иерархии фундаментальна, она работает с самым нижним, атомным уровнем. Химия выше, это молекулы. А биология еще чуть выше – она составляет из молекул полноценный организм. Биология напрямую связана с физикой, а математика, четвертая наука, связана со всеми тремя. Она обслуживает каждую науку из этой иерархии. Получается такая вот дружба четырех наук. В нашем университете междисциплинарность реализуется на практике, поскольку сейчас, повторю, я занимаюсь квантовой физикохимией. Ее название говорит само за себя.

– Вы уже 39 лет работаете по профессии. Можно ли считать, что наука – это творческий процесс? Что, на ваш взгляд, является его главным стержнем?

– Знаете, в этом деле у меня есть свой принцип. Когда мы снимали фильм для участия в «Лучшем профессоре года – 2022», меня спросили «Что такое наука в вашем понимании?». И я ответил так: «Наука – это логически обоснованный выбор пути решения проблемы и решения задач, а ее двигатель – энергия заблуждения». Если в вас есть энергия заблуждения, в итоге вы найдете обоснованный, правильный ответ, несмотря на все ваши неудачи. В этом и заключается творческий процесс, он есть энергия заблуждения. Эту мысль высказал писатель Виктор Шкловский в отношении Льва Толстого, но я решил, что она идеально подходит и для моей деятельности. Дорога к успеху в науке достаточно терниста, поскольку люди часто попросту блуждают в потемках. Но если уже начали блуждать, то наверняка выйдете в правильном направлении. И второе после энергии заблуждения – это мысленный эксперимент. Никаких ручек, машин в этом деле не нужно, только мозг. Ко всему можно прийти благодаря мысленному процессу.

– Говорят, что математика – царица наук, а какой титул можно присвоить химии?

– Сходу в голову пришла «столбовая дворянка». Говорят, что есть естественные науки, есть неестественные (гуманитарные), а есть одна наука – противоестественная. И это математика. Почему? Потому что у нее нет плоти, она вся умозрительна. Математика везде и имеет отношение ко всем трем наукам, которые в той самой иерархии, о которой мы говорили. Эта дисциплина наделяет все три логикой и понятийным аппаратом. Математика ничего не делает, ею все пользуются, она – мета, она у нас в голове. А химия – становой хребет всех остальных наук. Столбом стоит, и не объедешь, потому что она в основе всего и каждый предмет так или иначе с ней связан.

Полина ШЕВЧУКОВА

681 просмотров

Related posts

Алтай – археологическое Эльдорадо

Алина Фоменко

«Религиоведение не связано с познанием Бога»