К 50-летию АлтГУ

История одной газеты

Фото: Мария Дубовская

Беседовала Марина Боровикова

Готовя разворот этого номера, редакция «За науку» хотела убить одним ударом двух зайцев: поддержать тему 50-летия университета и поговорить о своей любимой газете, пользуясь законным информационным поводом – днем рождения. 21 февраля «За науку» исполняется 43 года. Результат нашей задумки оцените сами.

– Владимир Федорович, вы в числе первых выпускников классического университета, который на Алтае создавался с нуля. Каким было студенческое настроение тех лет? Какие предметы, преподаватели вам запомнились?

– Я поступил в Алтайский государственный университет после школы в 1973 году. Это был первый набор. Имея в душе любовь к чтению и не имея карьерных устремлений, я выбрал филологию – самое романтическое направление. Гораздо позже я стал понимать, что слово – это величайший дар, который Господь дал человеку, не зря человечество называют словесным стадом. Университет возник буквально за три месяца, и Василий Иванович Неверов, который был назначен первым ректором, очень сильно постарался. Он и первый секретарь крайкома Александр Васильевич Георгиев вложили массу сил, нашли здание, нашли людей, пригласили преподавателей из Томска, Новосибирска, провели первый набор. Набрали 300 человек на три факультета: историко-филологический, юридический и экономический. Мы все помещались в одном корпусе на Социалистическом и жили в одном общежитии, на Полярной. По два человека в комнате – это была роскошь. Причем моего соседа после первого полугодия отчислили за неуспеваемость, и я остался один, как сыр в масле катался. Отмечали там праздники, жизнь была веселая. Настроение у нас было беззаботное, ведь государство гарантировало нам трудоустройство и мы не думали о завтрашнем дне.

В школе у меня были неплохие учителя, но университет меня поразил абсолютно другим уровнем образования. Там я встретил преподавателей, которые стали для меня как светоч, как откровение. К числу таких я бы в первую очередь отнес В. Д. Морозова, который прибыл из Томского университета, и его супругу И. А. Воробьеву; П. Ф. Маркина, который читал великолепные лекции по истории античной и средневековой литературы; Раису Вольфовну Палей, которая преподавала историю зарубежной литературы более поздних времен, – благодаря ее лекциям я навсегда полюбил Бальзака, Стендаля, Бодлера, Рембо, Верлена, Мериме. Курс Владимира Дмитриевича Морозова по истории русской литературы первой трети XIX века был просто потрясающим. Он заново открыл для меня Лермонтова, которого я и до этого очень любил. Крайне интересным был курс лекций А.А. Чувакина по синтаксису. Но поразили меня не только предметы по специальности. Так, В. Я. Баркалов читал нам введение в марксистско-ленинскую философию и историю философии, а еще логику, которая тоже стала для меня открытием. С большим интересом изучал латинский (И.М. Воронина (Камова)) и польский языки, в отличие от английского, который никогда не любил.

– Как нашли себя в жизни первые выпускники? Насколько высоким оказалось качество образования?

– Проблем с трудоустройством, как я уже говорил, тогда не было. Преподаватели горели, несли свет, как Данко. Их лекции были яркими, талантливыми. Не знаю, какого сейчас качества филологическое образование, но печально, что у филологов осталась только одна кафедра, даже в только образовавшемся университете их было две: кафедра русского языка и кафедра литературы, а ведь филология – это культура. Татьяна Владимировна Чернышова (Потапова) стала доктором наук, профессором; Валентина Васильевна Копочева – кандидатом наук, доцентом; Наталья Ивановна Глушанина (Широкова) – старшим преподавателем, а может быть, и доцентом АГУ. Все они учились в моей 134-й группе. Очень сильная была группа. Аналогичная история с историками (у нас с историками был тогда общий факультет). Е. П. Глушанин знал основные европейские языки, едва ли не первым из выпускников АГУ защитил докторскую диссертацию. Докторами наук стали также С. В. Цыб, В. Н. Владимиров, декан ИФ. То есть первые наборы студентов были чрезвычайно сильные – под стать преподавателям. Вот что значит советская средняя школа!

– В 1980 году в университете появилась газета и живет до сих пор. А как все начиналось?

– Меня тогда в университете не было, но я полагаю, что газета, как и все корпоративные многотиражки, была учреждена органами парткома, профкома, ВЛКСМ и администрацией. Как правило, отвечал за газету партийный комитет. В те годы в журналистике была жесткая цензура. Каждый номер газеты должен был допустить к печати Крайлит. Так что, думаю, первая университетская газета была достаточно скучной, как и почти все советские газеты того времени. Более или менее интересной была «Литературная газета», потому что ей дозволялось чуть больше. Чуть более свободная была и «Комсомольская правда», а низовые многотиражки были все на одно лицо. Я сам тогда работал в многотиражке на моторостроительном заводе. Как это все было? Например, проходил очередной пленум ЦК КПСС. Надо было идти в цеха и собрать отклики: «Поддерживаю», «Одобряю». Тем и занимались.

Когда началась перестройка, сменился секретарь парткома, им стал Иван Шефер, и в газету пригласили работать Леонида Вихрева. Лицо «За науку» изменилось. Она стала рупором перестройки. И сам университет стал одним из флагманов перестройки: гласность, ускорение, демократия, свобода слова – все это вскружило людям головы, и не в последнюю очередь самим преподавателям. Был экономист Коновалов, аспиранты Вова Рыжков, Костя Русаков писали свои зажигательные статейки в «За науку». При этом официальные партийные органы проводили консервативную линию. (Ничем не ограниченная гласность привела к тому, что страну развалили.) Появились новые газеты: «Свободный курс», «Купи-продай», а газету «За науку» в начале 1991 года закрыл крайком партии, точнее перестали издавать по причине «нехватки производственных мощностей и бумаги в типографии».

После известных событий августа 1991 года власть сменилась, и партия перестала существовать. Тогда было решено газету восстановить. Это произошло в октябре 1991 года. Ректор Валерий Леонидович Миронов, выдающийся ученый-физик, инициировал возобновление издания газеты. Он пригласил меня на должность редактора газеты, я тогда работал в «Барнаульском строителе». По Божьей милости в «За науку» пришел выпускник АГУ Сергей Анатольевич Зюзин, который был и остается очень мощным талантливым кадром. Он был моей опорой, потому что, хотя я и окончил университет, вузовская журналистика была для меня tabula rasa. А Зюзин к тому времени уже преподавал дизайн газеты на кафедре журналистики. И он очень здорово помогал и подсказывал. С его помощью мы выработали дизайн газеты, в котором она выходила много лет.

– Владимир Федорович, вы трудились в университете более четверти века. Какие вехи истории газеты сменились на вашем редакторском веку?

– Придя в октябре 1991 года в газету «За науку», я проработал в ней без одного месяца 26 лет. Вехи можно выделить, исходя из смены руководства. Первым был Валерий Леонидович Миронов. Вторым – с 1997-го по 2011-й Юрий Федорович Кирюшин. В 2011 году пришел Сергей Валентинович Землюков.

Самым тяжелым временем для жизни стали 90-е годы, но для газеты это был расцвет. Руководство не вмешивалось в профессиональную деятельность редакции. Мы были абсолютно свободны. Нет, конечно, понимали, что писать надо об университете, о его событиях и людях, а в остальном полет нашей фантазии. Кадры собрались просто бесподобные: Сергей Зюзин, Юра Звягинцев, Андрей Никитин, Максим Герасимюк, художник Костя Семенов, фотограф Михаил Хаустов. Искрометный юмор, талант. Блестящие материалы писал Костя Леонтьев. Это опять же были выпускники советской общеобразовательной школы, которая давала мощное базовое образование. Сейчас таких людей просто нет. На конец 90-х пришелся самый мрачный для меня период в истории газеты: буржуазные издания «Свободный курс», «Купи-Продай» перетащили наши лучшие кадры к себе – Зюзина, Звягинцева, Никитина, Герасимюка. Их уход был для газеты просто катастрофой.
Но по Божьей милости в газету постепенно стали приходить светлые люди. Среди них Марина Самодурова (ныне Боровикова), Женя Сасковец, Мария Гурьева (ныне Стрыгина), Виктория Денисюк, Иван Назаров (ныне директор ИИМО), Владимир Антропов, Олег Сизов и многие другие. Ю. Ф. Кирюшин, ставший ректором в 1997 году, тоже был настоящий демократ, но уже более осторожный человек. И соответственно менялась газета. Появился Сергей Александрович Кушвид, который возглавил отдел по связям с общественностью. Мудрый человек, который мягко направлял, когда меня заносило не туда. Всегда вспоминаю его с благодарностью. Он принимал деятельное участие в жизни газеты. Появились талантливые журналисты Аня Бенедиктова, Вова Ким, Никита Петухов, Лена Залетина, Дима Акиншин, Вера Короткова (Телегина). Была Саша Лихачева (ныне Артемова), очень надежный кадр, проработала в газете 9 лет, Ольга Лавыгина, Евгения Скаредова. Инна Евтушевская долгие годы решала нам все проблемы с фотографиями. Федор Клименко, который с 2002 года стал вести сайт газеты, обеспечил доступ к электронным версиям «ЗН», благодаря чему мы имеем возможность легким движением руки поднять из архива любой номер газеты за последние 20 с лишним лет. Третий период в моей деятельности в газете начался с приходом ректора Сергея Валентиновича Землюкова. Руководство стало оказывать еще большее влияние на работу газеты. Вместо С. А. Кушвида отдел по связям с общественностью возглавил Сергей Анатольевич Мансков, который тоже стал нашим хорошим другом, помощником и вдохновителем. Я ушел в 2017 году, будучи по возрасту на пенсии. Хочу добавить, университет сыграл огромную роль не только в моей жизни, но и в жизни моих детей. Все мои сыновья окончили АлтГУ: Виталий – исторический факультет, Федор – филологический, Дмитрий – социологический.

– Владимир Федорович, расскажите, почему «За науку» стяжала славу школы алтайской журналистики?

– Как я уже сказал, в газете в 90-е годы работали великолепные кадры, даже простое общение с ними было прекрасной школой, не говоря уже об их текстах. При этом интеллектуальная вузовская среда просто не дала бы работать халтурно, писать низкопробные, малограмотные материалы. Так что, находясь в таком обществе и такой среде, всякий пишущий мог естественным образом формироваться как журналист. Ну и мы всегда старалась держать эту планку.

– Вопрос-прогноз. Каково будущее у бумажной газеты и газеты «За науку» в частности?

– Виртуальная реальность – вещь чрезвычайно ненадежная. Мы постоянно сталкиваемся в Интернете с неработающими ссылками, т.е. исчезнувшими ресурсами. Так, например, в связи с переходом на другую платформу пропал 10-летний архив сайта Барнаульской епархии. Бумажная газета – это летопись, которая хранится веками в библиотеках, архивах, в частных собраниях. А летопись – это документ, по которому пишется история. Печатное слово заменить невозможно.

– Владимир Федорович, спасибо за интервью. Поздравляем вас с днем рождения нашей родной газеты!

– Спасибо. Пользуясь случаем, и я поздравляю редакцию и читателей газеты «За науку» с 43-й годовщиной издания, а коллектив университета – с наступающим 50-летием!

479 просмотров

Related posts

Славься, родной университет!

«АлтГУ для меня – второй дом». Бывший проректор АлтГУ Борис Кагиров помогает всем

Семейный бюджет